ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ах, ты имеешь в виду сценарий… – Элиз запнулась. – А я… Я его не читала. Я думала…

– Элиз! – Теперь он казался шокированным. – А ты думала, о чем я спрашиваю? Ну и ну! – Но его глаза искрились смехом. Не выдержав, он расхохотался. Элиз последовала его примеру.

– Дядя Боб, я хотела еще кое-что тебе рассказать. – Она вкратце описала ему Клуб брошенных жен и поделилась их планами.

– Очень достойное начинание, дорогая. По-моему, вы неплохо позабавитесь. Ты знаешь, что я всегда презирал мужчин, которые непорядочно ведут себя по отношению к бывшим женам или женщинам, которым они что-то обещали. А Джил Гриффин давно числится у меня в списке подлецов. Отец Синтии, Джек Свонн, был моим другом. Хорошим другом.

Перед ней опять был прежний дядя Боб. Хорошо, что она додумалась прийти к нему. Он помолчал.

– Ну что же, полагаю, вы не примете меня в ваш клуб, но на мою поддержку можете рассчитывать.

– А ты бы этого хотел? – изумилась Элиз. – Я могу поговорить с девочками. Можешь считать, что один голос у тебя уже есть.

– Спасибо. Так что там у вас?

– Мы кое-что разузнали насчет Джила – он планирует захват компании «Митцуи Шиппинг». Нам, к сожалению, не удалось убедить Лалли Сноу, что Мэри Бирмингем далеко не лучшая кандидатура для вселения в их кооператив на Пятой авеню, зато Анни сумела сделать так, что Шелби Кушман дали от ворот поворот в «Джуниор Лиг». А Бренда, кажется, раскопала что-то про Морти. В общем, дела, по-моему, идут неплохо.

– Ты говоришь, «Митцуи Шиппинг»? Анни узнала об этом от Стюарта? Хм, странно. – Он вскочил с кресла и прошелся по комнате. – Очень интересно.

Элиз кивнула. А как насчет того, чтобы купить их акции, пока цена относительно невысока? Как только станет известно, что Джил Гриффин интересуется «Митцуи», цена акций повысится. – Элиз позволила себе небольшую улыбку. – Тогда мы еще и подзаработаем.

– Рискованная затея, но интересная. Как спуск с горы на одиночном тобоггане, – заметил дядя Боб. – Но если ты собираешься прокатиться на тобоггане, нужно прежде всего выяснить три вещи: где начало спуска, где конец и когда лучше выскочить из саней. – Он сделал паузу, давая возможность Элиз осмыслить сказанное. – Спускаясь с горы на тобоггане, очень легко сломать шею.

– Я знаю, дядя Боб. Но я не новичок в таких делах.

– Это уж точно! – Он рассмеялся. – Здравого смысла тебе не занимать. – Затем добавил более серьезно: – Мой человек с Уолл-стрит кое-что проверит, и затем, если слухи окажутся достоверными, я, пожалуй, вступлю в игру. Ну как?

– Отлично, дядя Боб, просто отлично.

«Он все понимает, и на него можно положиться. От него просто исходит уверенность».

– Кстати, я тут услышал кое-что о новой подружке Билла, Феб Ван Гельдер. Тебе не будет неприятно? Это может пригодиться вашему клубу.

– Дядя Боб, меня давно не волнует ни Билл, ни его подружки. Так что говори спокойно. – Элиз удобнее устроилась в кресле.

– На днях в Университетском клубе я встретил Уэйда Ван Гельдера. Ты его знаешь. Он дядя Феб. Так вот, он мне сказал, что семейство Феб просто вне себя. Они узнали о ее забавах с наркотиками.

Элиз улыбнулась. Ну что ж, «вести не лежат на месте». Она сама «обмолвилась» об этом своему врачу.

– Я скажу больше, она потребляет столько кокаина, что ее организм, наверное, уже полностью отравлен. Им надо немедленно положить ее в больницу.

– Именно это они и собираются сделать. – Он пристально посмотрел на Элиз, ожидая ее реакции.

– А вот это действительно хорошие новости. Обязательно расскажу об этом девочкам. Бренда всегда говорит: «Сколько веревочке ни виться, а кончику быть».

Дядя Боб кивнул.

– Я тоже хочу тебя кое о чем попросить. Не услуга за услугу, а просто я был бы очень тебе благодарен. Это касается моей жены.

– Я сделаю все, что могу, ты знаешь.

– У Бет никак не складываются отношения с некоторыми нашими светскими дамами, ну, ты понимаешь. Лалли Сноу и компания. Не знаю почему, но они продолжают ее игнорировать. Я уверен, что Лалли Сноу выделывала в своей жизни штуки почище, чем Бет, и с гораздо худшим результатом, в этом я не сомневаюсь. Если бы она перестала разговаривать со мной, лично я был бы ей только признателен. Но Бет расстраивается, а значит, и я тоже. Она славная девушка. Если она хочет председательствовать на благотворительных балах, значит, так оно и будет. А эти сучки изо всех сил пытаются ей помешать.

Элиз поежилась при слове «сучки», хотя, пожалуй, лучшего слова для характеристики Лалли Сноу трудно было подобрать.

– Чем я могу помочь?

– Помоги Бет получить место председательствующей на каком-нибудь благотворительном мероприятии. У тебя хорошие связи. Ты могла бы это сделать?

Бет была неплохой девушкой, но глупа как пробка. Тем не менее Элиз решила, что сделает все ради дяди Боба. Дамы из нью-йоркской старой гвардии могли быть необыкновенно упрямы. Ну что ж, значит, придется тоже немного упереться. Почти все они были ей чем-то обязаны, нужно будет кое-кому об этом напомнить. Бет действительно много значила для дяди Боба, а он – он много значил для Элиз.

– Конечно. Для тебя все, что смогу.

– Спасибо, дорогая. Мы с Бет будем тебе очень признательны. – Он доверительно наклонился поближе к Элиз. – Ты знаешь, дорогая, в семьдесят семь не так-то легко сохранить свое мужское достоинство, но с помощью Бет мне это удается почти каждую ночь. Она для меня подарок судьбы, и я постараюсь, чтобы она получила от жизни все, что заслуживает.

– Правильно, – одобрила Элиз. Общение с дядей Бобом всегда приносило ей удовлетворение. Все вставало на свои места.

Билл Атчинсон сел в «линкольн», ожидавший его у дверей конторы адвокатов Боба Блужи, и дал шоферу адрес студии Феб. В вопросе финансового урегулирования развода он вел себя как настоящий джентльмен. Он отказался от любых притязаний на состояние Элиз. Все, что у него осталось, – это его зарплата, личные вещи, его коллекции и, конечно, Феб, и этого ему достаточно, даже больше чем достаточно.

Они с Феб жили сейчас в ее квартире в Трибеке, но сегодня договорились встретиться в студии в Сохо. Теперь, когда он не мог больше распоряжаться «роллс-ройсом» Элиз и не мог позволить себе завести собственную машину с шофером, он пользовался «линкольном» своей фирмы, занося расходы на счета клиентов. Ничего нового, он уже давно практиковал незначительные завышения сумм по счетам. Он считал это небольшой прибавкой к жалованью, одной из привилегий профессии. На фоне баснословных гонораров, которые фирма взимала за услуги, несколько лишних долларов не имели для клиентов никакого значения. А ему они помогали сводить концы с концами.

Откинувшись на мягкую спинку сиденья, он стал думать о Феб под аккомпанемент льющейся из динамиков мелодии Карли Саймона «Ожидание». Музыка так точно соответствовала его настроению, что ожидание, томившее его самого весь этот день, переполнило его, он схватил телефон и набрал ее номер. За день он позвонил ей уже четыре раза, но сейчас не мог ждать ни минуты.

– Это я, – сказал он, когда она сняла трубку.

– О, Билл! – В ее голосе слышались слезы. – Ты где? Когда ты приедешь?

– Я звоню из машины. Буду у тебя минут через двадцать. Что случилось?

– Билл! – Она расплакалась. – Это все из-за моего дяди Уэйда и остальных. Они хотят отправить меня к психиатру. – Последние слова она произнесла почти неслышно, захлебнувшись рыданиями.

– К психиатру? Зачем? – Он старался не выдать волнения.

– Они говорят, что у меня проблемы с наркотиками. Представляешь? Из-за того, что я иногда немного балуюсь с кокаином, эти козлы решили, что я законченная наркоманка. Господи, да дядя Уэйд считает, что если человек выпивает две рюмки шерри перед обедом, то он уже отпетый алкоголик. В общем, они сказали, что или я пойду к психиатру, или они положат меня в специальную клинику.

Билл начал успокаиваться. Он знал, что делать в этой ситуации.

– И всего-то? Не беспокойся ни о чем. У меня есть для тебя психиатр.

56
{"b":"10291","o":1}