ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Подожди, – произнес Дуайт. – Ты что же, солгал исполнительному комитету, когда назвал им «Митцуи»? – От ужаса, который вызывала у него эта мысль, он находился на грани паники.

Джил улыбнулся наивной улыбкой маленького мальчика. – Да, я солгал. И это лишний раз должно убедить тебя никому не доверять, Дуайт. Я знал об утечке, и я сделал так, чтобы она сработала на меня, а не против меня, – с гордостью произнес он. Если бы он был сейчас один, он бы подышал на свои ногти, а потом быстрым движением отполировал их об лацканы своего пиджака. – Сегодня я скажу обо всем этом на специальном заседании исполнительного комитета. Кстати, ты тоже можешь поприсутствовать. – До Дуайта наконец дошло происходящее, и он несмело улыбнулся. Джил, продолжая улыбаться, закончил: – Держись за меня, парень. Скоро мы успешно завершим самое большое надувательство во всей истории Уолл-стрит.

Джил мысленно похлопал себя по спине за то, что вовремя сумел заручиться поддержкой особого исполнительного комитета, состоящего из четырех крупнейших держателей акций и его самого. «Банда Четырех», «Центральный Комитет» – так он их называл. Если хочешь сделать что-либо действительно стоящее, нужно идти к тем, кто не боится действовать. Он добился их разрешения на то, чтобы купить контрольный пакет акций компании «Майбейби», рассказав им о тех ложных слухах, которые он сознательно распустил относительно «Митцуи». Он знал, что эти парни не проговорятся, потому что знают, каков будет результат.

Именно по этой причине он сегодня был так суров с Мэри. Он знал, что исполнительный комитет был у него в кармане, но так могло продолжаться только в том случае, если он будет представлять на их рассмотрение точные цифровые выкладки и обеспечит плюсовой итог их баланса.

Подавшись вперед, Джил произнес заговорщическим тоном:

– Мы сорвем такой куш, который тебе не снился даже в самых буйных и необузданных мечтах. – И Джил подмигнул Дуайту.

Дуайт поаплодировал Джилу, потом быстро схватил его руки и энергично потряс их.

– Джил – ты сокровище. Ты – гений. Я знал это в ту самую минуту, когда впервые увидел тебя.

Джил наблюдал за тем, как Дуайт провальсировал к двери, потом сделал пируэт и сказал:

– Здорово, Джил.

Как только дверь за Дуайтом закрылась, вновь зажужжал селектор.

– Мистер Гриффин, на три часа дня у вас назначена согласительная встреча с представителями Комиссии по контролю за инвестициями. Где она состоится?

Джил забыл об этой очередной проверке. Со стороны федеральных органов это была обычная проверка, которую, впрочем, не стоило воспринимать слишком легкомысленно. В их компании связь с федеральными органами осуществлял Стюарт, и если возникнет какая-нибудь проблема, то он займется ею.

– В моем кабинете, миссис Роджерс. Проследите за тем, чтобы они были чем-нибудь заняты, принесите кофе, напитки, словом, все, что необходимо. Я могу задержаться. Сделайте так, чтобы им было хорошо. Пусть этим займется мистер Свонн.

– Но мистер де Лос Сантос просил о встрече с вами.

– Пусть вас это не беспокоит.

Поговорив с миссис Роджерс, он установил свое вращающееся кресло так, чтобы сидеть лицом к необозримым просторам Манхэттенской бухты, которая была видна через обзорное окно его кабинета.

Сегодня, как никогда, в нем все трепетало от предвкушения победы. Он слышал, что Мак Крыкен и Штейнберг купили акции «Митцуи», и теперь они потерпят поражение, тогда как он станет самым богатым и влиятельным королем биржевой аферы в мире. Его фотография будет красоваться на обложке журнала «тайм», и, чем черт не шутит, он, может быть, будет избран Мужчиной Года.

И это только начало. Посмотрите, что он уже успел сделать за эти несколько лет! Он превратил старейший частный банк семьи Своннов в национальный банк, слив его с международным финансовым конгломератом. Именно он это сделал. Если бы Свонны умели управлять своими вкладами так же умело, как он, они тоже сделали бы на этом миллионы.

Но они разорились. Свонны не умели играть, удачно еще, что они избежали суда. Мэри знает, как играть. Хорошо, если она не потеряет этот дар. Он вспомнил, как Анни на днях набросилась на него. Как она осмелилась прийти сюда и обвинить его в каких-то интригах? Если бы Аарон Парадиз заработал кучу денег, а не потерял их, она бы не знала, как благодарить его. Она хозяйка, изнывающая от избытка времени. Но, в конце концов, ему было о чем подумать кроме Анни Парадиз. Сегодня ему предстояло пройти две большие проверки: на заседании исполнительного комитета и на встрече с представителями Комиссии по контролю за инвестициями. «Ерунда, легче легкого», – подумал он.

Собрание исполнительного комитета будет коротким. Они всегда были короткими. Нужно начать с итогов баланса, объяснив им, какую выгоду они будут иметь, если купят контрольный пакет акций «Майбейби». После этого ему не потребуется говорить что-либо еще. Они его купят.

Что касается Комиссии по контролю за инвестициями, то сегодняшняя встреча открывала серию встреч с представителями этой организации. Всего они пробудут здесь около недели. Сущая безделица. Я побуду с ними около часа, чтобы задать правильное направление их работе. Бюрократы, живущие на пятьдесят тысяч долларов в год. Пятьдесят тысяч и пенсия. Мои ребята с доходом в миллион долларов заткнут их за пояс. Даже Свонн. А этим будет достаточно найти пару девчонок, с которыми они могли бы выпить, а вечером отвести их пообедать в ресторан. И дело сделано.

Джил улыбнулся себе и подумал, что он очень предусмотрительно выбрал Стюарта Свонна подписывать все документы, которые отправлялись в Комиссию, потому что, если случится что-либо непредвиденное, я брошу им на съедение Стюарта, чтобы они от меня отстали.

«Я все успел, – подумал Джил. – Женат на женщине, знающей, как делать бизнес, имею партнеров, во всем подчиняющихся моей воле, и могу дать на откуп Комиссии этого девственника Стюарта, если она копнет слишком глубоко».

Он встал, потянулся и продолжал стоять с раскинутыми руками, как будто пытался обнять пейзаж за окном. Были времена, тяжелые времена, когда он знал, что выиграл не благодаря своей силе, а благодаря слабости других.

Но сейчас не такое время. Он еще раз вспомнил Свонна, Милкена, Мэри Бирмингем и даже Комиссию по контролю за инвестициями, подумал о том, что днем его ждет игра в сквош: один игрок из «Молодых Турок» бросил ему вызов во время вчерашней встречи и поэтому должен потерпеть поражение на корте сегодня днем. Потом они с Мэри пойдут на вечеринку. Это будет удачный день.

И, сжав руки в кулаки, он громко произнес: «Теперь меня ничто не остановит».

Книга третья

ЖЕНЫ ДОБИВАЮТСЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ

1

ДЖИЛ ЕДЕТ В ЯПОНИЮ

В квартире был хаос. Он прошел через галерею с мраморными полами, открывая настежь массивные двери из красного дерева. В библиотеке, кабинете, еще какой-то комнате царил беспорядок: упакованная мебель, запечатанные картонные коробки, свернутые ковры, прикрепленные кнопками к стенам куски ткани, беспорядочно разбросанные по полу банки с краской. Единственной отремонтированной комнатой была их спальня, которая одновременно служила им домашним офисом. И нигде не было чемодана. Завтра они улетают в Японию, а он не может найти чемодан, и вещи еще абсолютно не собраны.

Джилу больше нравилось жить в Гринвиче. Синтия, несмотря на ее недостатки, превосходно вела хозяйство. И Джил к этому привык. Тогда он ежедневно ездил на работу и обратно в электричке, а дома у него всегда было свободное время для того, чтобы поводить свою любимую машину и предаться размышлениям. Там у него был настоящий гараж, а не какая-то узкая заасфальтированная полоска в подвальном помещении. Здесь он не мог в спокойной обстановке подремонтировать ее и пообщаться с ней. Джилу не хватало всего этого. Сожалея об этом, он был более чем раздражен.

Он был в неистовстве. О чем это думала Мэри? Не для того он позволил ей переехать из Гринвича в прекрасное пристанище на Парк-авеню, чтобы теперь валяться в этом грязном помещении. Зачем она обманывала его и уверяла, что очень скоро здесь будет хорошо и уютно? Проходили недели, а здесь все еще царил хаос. Неужели ей нельзя верить? Неужели она не может доделать до конца хотя бы одно дело?

82
{"b":"10291","o":1}