ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Брачный вопрос ребром
Мой самый второй: шанс изменить всё. Сборник рассказов LitBand
Бабочка
Поцелуй скорпиона
Остров разбитых сердец
В гостях у Джейн Остин. Биография сквозь призму быта
Не буди дьявола
Камасутра для оратора. Десять глав о том, как получать и доставлять максимальное удовольствие, выступая публично.
Мертвый ноль
Содержание  
A
A

Указав на досье, Элиз спросила:

– Что, с этим покончено? Постучав папкой по колену, он ответил:

– Пока нет, благодаря Бренде. Дело выполнимое. Я должник господина Танаки, и, если я скажу ему о том, что Джил имеет виды на его компанию, это, вполне вероятно, поможет списать мне мой долг. Конечно, к этому нужно подойти очень деликатно. Дочерняя судостроительная компания господина Танаки терпит убытки вот уже многие годы. Если он продаст ее владельцам недвижимости, то отхватит большой куш, но он против таких преобразований и никогда не выбросит на улицу рабочих компании. Если бы нам удалось найти что-нибудь такое, на что мы могли бы поменяться… Не скажу, что мы моментально возместили бы свои убытки, связанные с акциями «Митцуи», но, возможно, мы смогли бы воздать по заслугам Джилу. Мне хотелось бы, чтобы это случилось, он мне не нравится. Никогда не нравился. Кроме того, мы завоюем хорошее расположение к нам господина Танаки, а это чего-нибудь да стоит.

– Тогда давай так и сделаем, – сказала Элиз.

– Договорились. Думаю, нам самим следует посетить его, это было бы лучше всего. Завтра же поручу это своему представителю в Киото. – Он закрыл папку и посмотрел на раскинувшийся перед ним город. Они сидели в своих шезлонгах и молчали. – Как много богатства и как много нищеты, – произнес Боб. – Элиз, ты знаешь, сколько стоит аренда квартиры в домах, которые стоят через дорогу?

Элиз посмотрела на старый малоэтажный дом, на который указывал Боб. Она знала, что его особняк, который он приобрел десять лет назад за четырнадцать миллионов, теперь стоил гораздо дороже.

– Нет, – ответила она.

– Двести шестнадцать долларов и девятнадцать центов в месяц. В таких домах плата за квартиру контролируется. В этом доме с 1939 года живет старушка, миссис Уилли Шмидт. Она, так же как и я, видит из своей квартиры Ист-Ривер. Ей сейчас почти девяносто, а подниматься приходится на пятый этаж. Я предложил ей сто тысяч долларов, чтобы она отдала мне свою квартиру, но она отказалась, сказав, что была в ней счастлива. Тогда я предложил ей четверть миллиона. Она опять отказала мне. «Не старайтесь понапрасну, молодой человек, – объяснила она. – Я не нуждаюсь ни в чем таком, что можно было бы купить на деньги». Я понимаю, что она имела в виду. – Они долго молчали. – Знаешь, зачем мне была нужна эта квартира? – наконец спросил он. Элиз покачала головой. – Из соображений безопасности. Мой человек в ЦРУ считает, что это хорошая идея. – Дядюшка Боб вздохнул. – Ну и времена настали! В моем штате больше бывших агентов секретной службы и ЦРУ, чем в штате Горбачева.

Элиз засмеялась. Дядюшка Боб посмотрел на нее.

– Ты счастлива, Элиз? – И, не услышав ответа, замолчал. – А как там Лэрри Кохран?

– Мы с ним встречаемся, дядюшка Боб.

– Для тебя это неплохо. Он произвел на меня очень хорошее впечатление.

Элиз подумала о Лэрри и тут же вспомнила свою мать. Елена не одобрит этого. А поскольку она едва ли имела право судить, то Элиз была благодарна ей за то, что она никогда его не увидит. Она подумала, что ужасно радоваться тому, что ее мать лишена этого права, и у нее задрожали губы.

– Да, он хороший. Очень хороший, дядюшка Боб. Он очень забавный, внимательный и не лишен таланта. И тем не менее он не у дел. Он никто. И он вдвое моложе меня!

– Ну так помоги ему найти работу, помоги ему кем-то стать. С возрастом, однако, труднее, тут уж ничего не поделаешь. Нужно только научиться быть с ним в ладах. Когда официанты спрашивают меня, что принести моей дочери, я говорю им, что Бет моя внучка. Что с этого? Она хорошая девочка, и мы довольны.

– Но, дядюшка Боб… – Что она могла сказать? Что Бет никогда не была бы с ним, если бы не его деньги? Что его старое тело, скорее всего, вызывает у Бет отвращение в постели? И как от этого мучилась она сама? И что ее мать была, конечно же, права? К своему ужасу, она почувствовала, что если сейчас же чего-нибудь не предпримет, то расплачется прямо здесь. Она расплачется, потому что безумно хочет быть с Лэрри Кохраном. Она хотела этого так сильно, как никогда. И это было горькой правдой.

Она резко поднялась и направилась к балюстраде. Когда она была уже на полпути, дядюшка Боб, поравнявшись с ней, взял ее руку в свою и повернул ее к себе.

– Элиз, ты была замужем за дураком, напыщенным и занудным. Зачем ты пошла на это? Для того, чтобы быть в безопасности. Но ты не была в безопасности. Никто никогда не бывает. А теперь прислушайся к тому, что говорит тебе твое сердце, Элиз. Не проведи напрасно другую половину своей жизни.

3

НЕЗНАКОМЦЫ В РАЮ

Аарон беспокойно ерзал на стуле. Неудобство ему доставляли купленные Лесли брюки, которые были слишком узки. Ему ведь уже не тридцать четыре. Он попросил ее купить ему брюки военного образца цвета хаки, но перепутал размер, назвав вместо тридцать пятого тридцать четвертый. Что на него нашло? Кто бы мог подумать, что какой-то дюйм так много значит? Про себя он подумал, что вряд ли должен стесняться своего тридцать пятого размера, ведь ему уже под пятьдесят. И ростом он под два метра. И пребывает в прекрасной форме.

Он действительно был в прекрасной форме. Несколько раз в неделю он пробегал по три мили и время от времени играл в теннис. Конечно, сейчас он играл в теннис гораздо реже, чем когда был женат на Анни, потому что теперь ему было труднее найти партнера. Лесли не играла в теннис, все свое время она проводила на работе и вне дома. Однако из-за этого Аарону не хватало домашнего партнера по теннису.

Он погладил себя по бокам. Быть может, он немного раздался в талии, но складок на животе у него не было. Он этого не терпел и страшился полноты. Она означала слабость характера, отсутствие дисциплины, старение и непривлекательный вид. Ничего этого в нем не было. Однако иногда, из самых лучших побуждений, Аарон лгал своей невесте.

В последнее время они не ладили. Когда он рассказал Лесли о потере акций, она пришла в дикую ярость. Он бы не стал ей об этом рассказывать, не купи ее брат Джон, по его совету, эти же акции и не потеряй он на них. Лесли обозвала его безответственным и незрелым. Она сказала, что не потратит ни цента на его нужды. Но он и не просил ее об этом. Она охладела к нему и в другом отношении. Вот уже больше месяца в постели она поворачивалась к нему спиной, выглядя привлекательнее, чем когда-либо. Для него это была пытка. Не удивительно, что он лгал. В этом была его вина.

Мужчина, которому некуда деть свою потенцию, достоин сострадания.

Аарон посмотрел на часы. Через сорок минут придет де Лос Сантос. «Зачем он просил о встрече со мной?» – Аарон вновь и вновь возвращался к этой мысли. Пытаясь стряхнуть свою нервозность, он встал, открыл гардероб, спрятанный в стене, и стал рассматривать себя в большое зеркало. Сейчас ему нужна была уверенность в себе, а ее он с детства черпал в своей внешности. Он критически оглядывал себя: свой длинный торс, пронзительные голубые глаза, темные волосы. На висках кое-где появилась седина, но она делала его похожим на Батча Кэссиди, так что это не расстраивало. Ведь он уже не мальчик.

Ничего, если ты стареешь, но хорошо, если ты делаешь это, как Пол Ньюмен. Именно так собирался стареть Аарон. Он до сих пор был красив, а то, что он не придавал особого значения своей одежде, только выгодно оттеняло его красоту, не давая ему походить на напыщенного индюка. Время от времени он менял свой стиль в зависимости от окружения, но всегда выглядел хорошо, хотя и старался делать это незаметно. Наедине с собой он мог признаться, что не лишен самолюбования, но никогда не позволил бы, чтобы об этом знал еще кто-то. И он решил, что выглядит немного небрежно, но хорошо и, главное, солидно.

Черт, плохо только, что брюки узковаты. Он действительно чувствовал себя в них немного стесненно, но в конце концов вынужден был признать, что виноваты не только они, а все вместе. Это и холодность Лесли после его поражения на бирже, и проблема с фондом Сильви, и предстоящий визит юриста из Комиссии по контролю за инвестициями, и то, что он потерял заказ в Объединенных фондах, и встреча этим утром с Джерри, и ожидание, пока выйдет из тюрьмы Морти и даст сигнал к началу новой компании, а также обещанную ссуду. Ничего удивительного, что Аарону было так неуютно.

88
{"b":"10291","o":1}