ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну, Джанет не такая уж плохая.

Трейси недовольно фыркнула.

— У тебя слишком много терпения и слишком много матерей. У меня нет ни того, ни другого.

Джон не удержался от улыбки.

— Наверное, поэтому мы с тобой так дружим, ведь противоположности притягиваются. Ты скучала сегодня по своей маме? — тихо спросил Джон.

— Нельзя скучать, если не помнишь.

Трейси уставилась в меню, избегая смотреть на Джона. За все годы их дружбы она ни разу не говорила с ним о смерти матери. Джону стало неловко, повисло тяжелое молчание.

— В любом случае, — сказала Трейси, — материнская забота мне обеспечена: Лаура у меня дома уже напекла столько пирогов, что их хватит на целый благотворительный базар.

Появилась Молли.

— Ну что, как всегда, яйца-пашот [10] на тосте? — спросила она Джона.

— Да, по традиции.

— А тебе? — обратилась она к Трейси с плохо скрываемым вызовом.

Трейси задумчиво изучала меню.

— Я буду тосты с беконом.

Молли не записала заказ. Она осталась стоять как стояла. Трейси решительно закрыла меню. Молли не трогалась с места. Трейси подчеркнуто смотрела только на Джонатана. Молли не шелохнулась.

— Ты не должна есть свиней, — сказал Трейси Джон. — Знаешь, они даже умнее собак.

— Не начинай, — попросила Трейси. — У тебя был материнский марафон, зато я потерпела фиаско со статьей о Дне матери. Но и это еще не все. Приготовься: полоса твоих выигрышей закончилась, потому что у меня был самый худший уик-энд за всю жизнь.

Трейси взглянула на Молли, которая продолжала стоять рядом с их столиком, словно была статуей, а не официанткой. Трейси ждала, когда она уйдет.

— Я бы выпила кофе, если у тебя нет возражений.

Молли наконец сдвинулась с места, но тут Трейси схватила ее за руку, как она всегда делала. Джон подавил смешок.

— Подожди. Я лучше поем блинов. Да, мне блины и порцию ветчины. — Трейси посмотрела на Джона и добавила: — Ладно, к черту свиней! — Она снова повернулась к Молли. — На этот раз все. .

Молли тяжело вздохнула, отодвинула стул и села.

— В чем дело? — резко спросила Трейси. — Не помню, чтобы я тебя приглашала. По-моему, я сделала заказ.

— Признайся, — посоветовала Молли. — Ты хочешь омлет и хочешь, чтобы он был слегка подсушен.

— Я заказала блины, — упрямо начала Трейси, затем покачала головой и уступила сама себе. — Хорошо. Ладно. Я буду омлет.

— Без картошки, ломтики помидоров рядом на тарелке.

Торжествующая Молли показала Трейси уже записанный на страничке блокнота заказ и отправилась на кухню.

Трейси подождала минутку, чтобы оправиться от удара. Джон молча смотрел на нее. Уже давно они встречались каждое воскресенье, чтобы обсудить друг с другом свою личную жизнь. И Молли, откровенно и регулярно подслушивая, похоже, досконально знала их подноготную.

— Ты сейчас поймешь, — приступила к главному Трейси, — что мои выходные достойны победы. Это был сплошной кошмар.

— Нетрудно представить, — кивнул Джон. — В пятницу «Распухшим железам» так и не дали сыграть, и Фил со злости напился. В субботу «Железы» играли, но не пригласили Фила, и он со злости напился. Потом он флиртовал с какой-то девицей, ты ушла, надеясь, что он пойдет за тобой, но он не пошел. Тогда ты отправилась домой. Но он очень поздно все-таки явился к тебе и вырубился прямо в холле.

— Думаешь, что ты все знаешь? — спросила Трейси. Ей было и смешно и досадно. — Ты тоже можешь ошибаться.

Она сделала паузу, но Джон ждал продолжения.

— Представь, он не засыпал в моем холле, — объявила наконец Трейси, — но все остальное ты изложил правильно.

Джон вздохнул и покачал головой.

— Трейси, почему бы тебе не выдать этому парню билет в один конец?

Как раз в этот момент вернулась Молли. Она аккуратно поставила перед Джоном его тарелку, а Трейси толкнула тарелку через стол.

Трейси посмотрела на свой шипящий омлет.

— Я знаю, что это глупо… но я его действительно люблю.

— Это не любовь, это навязчивая идея, — авторитетно заявила Молли, наливая кофе. — И даже неинтересная навязчивая идея.

Трейси повернула к Молли голову, но смотрела на Джона.

— Она меня не любит, — вздохнула Трейси.

— Это неправда, — ответил Джон, надеясь, что его голос звучит убедительно.

— Нет, правда. Я тут слушаю твои рассказы о крутых парнях черт знает сколько лет. Ты годами меняешь одного придурка на другого. Если честно, ты мне надоела.

Молли отошла к другому столику.

— Молли, не будь такой злюкой! — прокричал ей вслед Джонатан.

И тут наступил момент, которого он так боялся.

— Ну а как прошли твои выходные? — спросила Трейси.

Глава 7

Джон оказался в затруднении. Обычно он рассказывал Трейси все — или почти все — хорошее. Но предстать идиотом и недотепой, а тем более выглядеть жалким — это не по-мужски. Он нуждался в ее сочувствии и совете, но боялся ее жалости. Поэтому обычно он излагал свои жалобы в шутливой форме. Джон поднял руки, сцепил кисти в замок и победно потряс ими над головой.

— Перед тобой непобедимый чемпион мира с самой худшей личной жизнью в Америке…

— Слушай, конечно, День матери для тебя…

— Нет. Все несчастья случились до Дня матери.

Трейси подняла брови и закатила глаза, припоминая. Ей очень шла эта гримаска.

— Ну конечно! Прости, я совсем забыла. У тебя ничего не получилось с этой красоткой? — вздохнула Трейси. — И как свидание с подругой по переписке?

В этот момент появилась Молли. Она налила Трейси кофе, молча покачала головой и отошла. Трейси наклонилась к Джону и понизила голос:

— Что произошло? Что-то пошло не так? Ты не надел клетчатый пиджак, да?

— Нет, — попытался успокоить ее Джон. — Я надел свой синий блейзер.

Трейси чуть не выплюнула кофе.

— Ты надел ради этой красотки блейзер?

— Да, я…

— Никогда, слышишь, никогда, не выряжайся для таких, как она. Все дело в том, чтобы быть небрежным. — Трейси раздраженно вздохнула: она объясняла это не в первый раз. — Ну, и что произошло?

— Ну, я вошел в бар, она помахала мне. Она оказалась привлекательной, такая худенькая, рыженькая. Я подошел и отдал ей цветы…

— Ты принес цветы? — вскричала Трейси, взмахнув руками от возмущения. — Да это же провальный номер!

— Может быть, поэтому все продолжалось одиннадцать минут. Мы только начали разговаривать, как она сказала, что забыла вынуть белье из сушилки и боится, что его потом не разгладишь.

— Новая отговорка! — решительно сказала Трейси.

Они оба помолчали, чтобы дать кошмару происшедшего развеяться в воздухе. Затем Трейси, как всегда, повеселела. Джон был уверен, что оптимизм у нее в генах.

— Забудь о ней! Я уверена, что она крашеная. Зачем тебе второй сорт?

Джон попытался улыбнуться, и Трейси засияла в ответ.

— А что насчет субботнего вечера? Ну ты знаешь, насчет свидания с девушкой, с которой ты вместе работаешь? Как там ее?

— Сэм, Саманта, — напомнил ей Джон.

На минуту он задумался, почему он всегда помнил имена, прозвища и даже фамилии всех ее подруг и возлюбленных, а она… Джон вздохнул.

— На самом деле с этим вышло еще хуже, — признался он.

— Что же может быть хуже, чем одиннадцатиминутное свидание?

— Ну, во-первых, я ожидал ее на улице. Во-вторых, шел дождь. И наконец, в-третьих, она так и не пришла.

Трейси от удивления открыла рот. И тут же притворилась, что сделала это нарочно.

— Она действительно наколола тебя? А может быть, она просто опоздала? В смысле, ты достаточно долго ее ждал?

— Два часа.

— Джон! Ты стоял под дождем два часа?!

— Да. Но меня не это так убивает, а то, что я увижу ее завтра на работе.

— Ох! — Трейси поежилась, представив предстоявшее ему унижение, но тут же попыталась овладеть собой. — По крайней мере скажи, что она позвонила и оставила сообщение с какой-нибудь правдоподобной ложью, — взмолилась она.

вернуться

10

Яйцо-пашот — яйцо всмятку, сваренное без скорлупы.

11
{"b":"10292","o":1}