ЛитМир - Электронная Библиотека

Джон взял у нее сумку, и они вместе пошли к выходу.

— Точно. Этот парень не выглядит приятным, он выглядит сексуальным. Уж он не ездил поздравлять своих мачех в День матери. — Джон обернулся и снова показал ей парня на обложке. — Что он сделал? Ты ведь знаешь.

Трейси взглянула на журнал и пожала плечами.

— Он просто сказал своей девушке, что хочет пообщаться с другими людьми, — ответила она, выходя на улицу.

Джон вышел следом.

— Я мог бы это сделать! Если бы у меня была девушка. И если бы ты мне помогла. — Он сделал новую попытку. — Смотри на это как на свою диссертацию.

Джон бросился назад в магазин, схватил журнал со стойки, бросил на прилавок пятерку и снова догнал Трейси.

— Ты ведь настоящий эксперт, — не унимался он. — Только ты можешь выделить квинтэссенцию поведения крутых парней и влить ее в меня.

В этот момент Трейси уже открывала дверцу своей машины, неловко орудуя ключом. Она взяла у Джона сумку, открыла дверцу и села в машину.

— Забудь об этом, ладно? — попросила она. — Ты просто получил слишком большую дозу еженедельного самоедства. Завтра ты снова будешь в порядке.

— Точно. Как только увижу Саманту, — мрачно согласился Джон, — я окажусь на седьмом небе.

— Слушай, Джон, садись на свой велосипед и отправляйся домой, — не выдержала Трейси.

Так он и сделал.

Глава 8

Небольшая квартирка Трейси была солнечной, но длинной и узкой. На кухне помещались только мойка, маленький холодильник и старая черная газовая плита, в которой Трейси хранила лишнюю обувь. Теперь один из углов большой комнаты был отгорожен ширмой. Получилась комната для гостей, вернее, для гостьи, чтобы Лаура могла чувствовать себя как дома. Кроме кровати, ширмы и дивана, в гостиной имелся письменный стол, заваленный заметками и фотографиями и обклеенный липкими листочками из ее любимых блокнотиков с идеями статей. На самом деле такими листочками была обклеена вся квартира.

Сейчас, в два часа ночи, после целого дня любви с Филом и полуночного разговора с Джоном, Трейси была совершенно измотана. Она вошла, стараясь двигаться как можно тише. Но оказалось, что Лаура не спит, а колдует с мисками и противнями. И, к еще большему удивлению Трейси, Фил тоже был здесь. Он лежал на диване, пощипывал струны своей гитары и выглядел очень недовольным.

— Почему ты так поздно? Я из-за тебя не пошел на прослушивание. К тому же Бобби обещал сегодня угощать, он как раз получил возврат налога.

Прежде чем Трейси успела ответить, вмешалась Лаура, как всегда, бросаясь на защиту подруги.

— Быть таким, как ты, — это отстой, — дружелюбно сказала она Филу.

Трейси старалась не обращать на Фила никакого внимания. Фил был необыкновенный и местами восхитительный. Просто он так демонстрировал свои чувства. Фил ворчал, потому что соскучился, но никогда бы в этом не признался. Каждый раз, когда такое случалось, Трейси чувствовала себе на седьмом небе от счастья. Он выглядел очень привлекательно, вытянувшись во весь свой немалый рост на ее диване, и сам прекрасно знал об этом, поэтому Трейси пыталась казаться равнодушной.

— Что ты делаешь? — спросила она Лауру, разбивающую в чашку два яйца одновременно.

— Сбиваю крем.

— Ты что-то готовишь, да? — спросил Фил таким тоном, словно только что расшифровал геном человека.

— Не готовлю. Я пеку, — поправила Лаура и обратилась к Трейси: — Ты купила соду?

Трейси кивнула. В Энсино ни одни выходные не обходились без шоколадных пирожных с орехами и сахарного печенья. Лаура делала все сама, Трейси позволялось только облизывать миски и кастрюльки.

— Моя мама тоже часто пекла, — объявил Фил. — Цыплят, окорок.

Лаура закатила глаза, затем вынула из духовки противень с печеньем и протянула одно Филу.

— Дурачок сладенькому рад? — спросила она, весело улыбаясь.

Трейси не верила своим глазам. Она ожидала, что Фил надуется, оскорбится, но он молча протянул руку за печеньем. Трейси смотрела, потрясенная. Может быть, путь к сердцу мужчины и в самом деле лежит через его желудок?

— Ух ты! — сказал Фил, проглотив печенье. — Это потрясающе!

— Да, жир и сахар здорово поднимают настроение, — сказала Лаура. — Я давно сижу на этой игле. Трейси ненавидела, когда подруга так унижала себя.

— Лаура, а какая разница между содой и пекарским порошком? — спросила она.

— Я знаю, — отозвался Фил. — Одно из них жидкое, а другое нет.

Лаура фыркнула.

— Как ни странно, сода — это не напиток, и ты не можешь тянуть ее через соломинку, — сказала она Филу и повернулась к Трейси: — То и другое требуется не так часто, но когда потребуется, их ничем не заменишь. На Пасху я могла бы продать свой запас пекарского порошка дороже кокаина. Хозяйки в Сакраменто с ума сходили без него.

Трейси улыбнулась. Она забыла, какое оригинальное чувство юмора у ее подруги. Кто, кроме Лауры, мог бы сравнить соду с кокаином.

— Теперь за уборку! — объявила Лаура.

Фил молча взял следующее печенье. Трейси пожала плечами. Фил никогда не убирал у себя дома. Лаура взялась за мытье посуды, а Трейси убирала на место остатки продуктов.

— Почему ты так поздно пришла? — спросил ее Фил, смахивая крошки с лица.

Трейси пихнула подругу в бедро и вымыла руки.

— Это была безумная ночь. Джон хочет, чтобы я переделала его.

Фил рассмеялся.

— Чтобы ты переделала этот ходячий компьютер? И во что, интересно знать, он хочет превратиться?

— В кого-нибудь вроде тебя, — ответила Трейси, присаживаясь на софу и снимая туфли.

— Мистер Очкарик? Ну нет, это невозможно, — ответил Фил. — Этот парень родился, чтобы носить очки и ходить на службу. Рабочая неделя придумана как раз для таких, как он.

Трейси собралась броситься на защиту Джона, но заметила, что Лаура оставила на крошечном кухонном столике одну миску. Она хотела переставить ее в мойку, но, сообразив, в чем дело, принялась выскребать остатки содержимого и облизывать палец.

— Кстати, сколько у него уже акций? — спросил Фил.

— Где-то около тридцати тысяч, — ответила Трейси, облизываясь.

— Вот это да! Да он и в самом деле богач, — сказала Лаура. — Такой парень одиноким не останется. Где я могу с ним познакомиться?

— И не думай, — ответил Фил. — Тебе будет лучше с Джеффом, хотя коэффициент интеллекта у него и невысокий, зато есть настоящее чувство ритма. Он спрашивал о тебе.

— Джону просто не везло с женщинами, которые ему нравились, — возразила Трейси.

— Любовь нельзя купить, а? — довольно сказал Фил. — И этот тип хочет стать таким, как я? — Он рассмеялся.

— Может быть, я девушка его мечты? — пошутила Лаура.

Но Трейси пропустила это мимо ушей.

— А почему ты думаешь, что твое поведение нельзя скопировать? — спросила она Фила.

— Почему нельзя? Наверное, можно. Только этот твой Джон такой убогий. Настоящее ничтожество.

— Да, — согласилась Лаура. — Никогда не люби парня моложе тридцати, с постоянной работой и кучей ценных бумаг. Это мой девиз.

До Фила не дошел ее сарказм, он просто кивнул, соглашаясь.

— Ну да, в любом случае это безнадежно. Ты не сможешь его переделать, — сказал он Трейси.

— А Джон считает, что я смогла бы, — возразила она. Почему Фил становится таким занудой, когда говорит о Джоне?

— Очкарик думает, что ты можешь все.

— Она смогла бы, если бы захотела, — решительно заявила Лаура.

Она домыла последний противень и забрала у Трейси вылизанную миску.

— Да. Джон больше верит в меня, чем ты, — сказала Трейси. — А что, если я изменю его, превращу в крутого парня?

— Давай, и напиши об этом статью в форме дневника, людям нравятся превращения, — предложила Лаура.

Это была отличная идея. Кроме того, Трейси захотелось это сделать назло Филу.

— Хорошая мысль, — согласилась Трейси.

— Да? Ты что, с ума сошла? — спросил Фил. — Зачем тратить время и писать всякую чушь?

— Ну, я не знаю, — протянула Трейси. — Всем нравится преображение. Это архетип. Понимаешь, как у Юнга [12]. — Фил обожал Юнга. — Старая история о Золушке.

вернуться

12

Карл Густав Юнг (1875-1961) — швейцарский психолог и философ. Разработал учение о коллективном бессознательном и его архетипах.

14
{"b":"10292","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Когда Ницше плакал
Криштиану Роналду
Раньше у меня была жизнь, а теперь у меня дети. Хроники неидеального материнства
Адмирал. В открытом космосе
Рожденный бежать
Служу Престолу и Отечеству
Рельсовая война. Спецназ 43-го года