ЛитМир - Электронная Библиотека

Она определенно сошла с ума: он руководит исследовательским отделом, работает над суперпроектом.

— Что? Но как я же буду получать…

— В этом-то все и дело. Правило номер один: недоступность.

— Может быть, для женщин. Но весь смысл моей работы в контактах.

— Последние шесть лет ты ничем не занимался, кроме своей работы, — напомнила Трейси. — Ты же собирался изменить свою жизнь, чтобы нравиться женщинам.

Джон вспомнил о Саманте.

— Ладно, ладно, — сдался он. — Просто скажи мне эти правила.

— Правило номер два: непредсказуемость. Ты должен избавиться от часов.

Джон начал расстегивать ремешок.

— Они немодные, да? Мне нужно носить другие? Коллекционные?

Трейси застонала в ответ.

— Да нет же! Крутым парням вообще не нужны часы. Они появляются или безобразно поздно или неудобно рано, но никогда не приходят вовремя. Дальше: никаких логотипов. Ни маленьких крокодильчиков, ни бумерангов. Если люди захотят почитать, пусть покупают «Таймс», а не пялятся на твою грудь. И выброси свой микроконовский гардероб.

— Но я не всегда ношу фирменные вещи «Микрокона», — обиженно сказал Джон.

Он опустил голову и посмотрел на свою грудь. Там было написано: «С дискеты на жесткий диск за шестьдесят секунд». Может быть, он не совсем прав. Он ведь почти не обращал внимание на то, что носил.

— Не всегда, если ты, конечно, спишь голым, — парировала Трейси. — Но когда бы я тебя ни встретила, ты всегда с клеймом. Это просто убожество.

Может, она и права.

— Я надену обычную рубашку, — пообещал Джон.

— Вот твое домашнее задание: завтра ты пойдешь на работу без часов и не в микроконовских тряпках. Потом мы с тобой встретимся в семь часов у тебя.

Джон всегда хорошо учился. Он получал высшие оценки и решал трудные задачи. Только в личной жизни он терпел полное фиаско.

— Это что, тест? Я должен опоздать? Или прийти раньше?

— Вовремя, — сурово сказала Трейси. — Не играй в эти игры со своим алхимиком.

Джон положил трубку и крутанулся в своем рабочем кресле. Победа! Скоро все Саманты мира и их веснушки будут у его ног.

Глава 10

Трейси вошла в свою квартиру и чуть не упала в обморок от запахов розмарина и тимьяна. У нее тут же потекли слюнки. Трейси никогда не держала в доме никакой еды, потому что когда еда есть, ее съедаешь. С этим невозможно бороться.

— Привет, подружка. Наконец-то ты пришла, — пропела Лаура.

На столе стоял новый китайский фарфор, в вазочках лежали салаты, и Лаура приоткрыла духовку ровно настолько, чтобы Трейси могла увидеть, что там готовится что-то ужасно вкусное.

— Я не знала, как ты относишься к утке, поэтому приготовила цыпленка с апельсинами, — сказала Лаура.

Трейси нахмурилась. Хотя она и не знала, что именно приготовила Лаура, она понимала, что на это ушли часы. Трейси умирала с голоду, но все равно беспокоилась. Насколько она знала, Лаура не выходила из дома последние три дня. Кроме того, никому из них не нужно так много калорий.

— Слушай, ты не можешь так продолжать, — сказала Трейси, садясь за стол.

Лаура достала из духовки маленькое блюдо. На нем лежал крошечный кусочек хлеба, смазанный чем-то и украшенный листиками петрушки.

— Попробуй сырный бутербродик, — жизнерадостно предложила Лаура, совершенно игнорируя слова Трейси.

Она уже выпила красного вина и налила бокал подруге. Трейси не смогла удержаться, хотя понимала, что завтра утром будет себя ненавидеть. Странно, уже через пару дней они начали вести себя, как супруги со стажем.

— Лаура, это невозможно, — сказала она, засовывая бутербродик в рот.

После этого Трейси могла издавать только довольное чмоканье, так было вкусно. Все мысли о диете вылетели у нее из головы.

— У нас на обед эти штучки? — спросила она.

— Не беспокойся, — рассмеялась Лаура. — Все остальное так же вкусно.

И Лаура говорила правду. Трейси смогла прийти в себя только после пирога с фруктами и с сыром, который ее гостья приготовила на десерт. Только тогда — переполненная едой и чувством вины — она принялась качать головой.

— Мы с тобой растолстеем. Я не могу есть такую калорийную пищу каждый вечер.

— Не говори глупости, — сказал Лаура. — Что тут такого калорийного? Немного сметаны, трюфеля, гусиная печенка и сыр. — Она подмигнула. — Я же не пеку пирожные.

Но с таким же успехом могла бы и испечь. Кухня Лауры отличалась повышенной калорийностью.

С некоторым трудом Трейси встала из-за стола и дотащила свое тело до дивана. Она объелась.

— Ладно, — сказала Трейси. — Слушай мой приговор. Я закрываю сковородки на замок, и с этого момента мы проводим обеденное время в спортзале.

— Я не на такой дружеской ноге со спортивным залом, чтобы так фамильярно называть его, — фыркнула Лаура. — Я не хожу в спортивные залы.

— Ты не ходишь в них в Сакраменто, а здесь ты ходишь, — объявила ей Трейси. — И ты должна готовить еду — нельзя зарывать такой талант в землю. Тебе нужно поискать работу по обслуживанию званых обедов. А еще лучше устроиться работать поваром. Тебе всегда этого хотелось.

— Эй, подружка, ты производишь свой опыт не надо мной, — ответила Лаура. — Твой объект — Джон, хотя и в этом я не вижу ничего хорошего. Это кончится слезами, как часто говорила моя мама.

— Твоя мама также говорила, что секс — неприятная вещь, — возразила Трейси, пытаясь в то же время найти то место, где еще несколько дней назад была талия. Сейчас ей недостаточно было расстегнуть верхнюю пуговицу, пришлось до конца открыть «молнию» на слаксах. — Джон умолял меня согласиться на это.

— Да? Но разве ты не понимаешь, что каждый шаг, который ты сделаешь, будет отрицанием его личности. Может, моя мать в чем-то и заблуждалась, но существует старое китайское изречение: «Почему он меня так ненавидит? Я никогда ничего для него не делал». И это чистая правда.

— Не говори глупости, — сказала Трейси. — Джон будет благодарен за все, что я сделаю, чтобы помочь ему.

— Да? Вспомни, как ты пыталась стать моим диетологом.

— Но ты же меня об этом не просила! И я перестала!

— Слушай, даже если не обидится Джон, начнет обижаться Фил. Ты будешь слишком много внимания уделять другому.

— Ты что, шутишь? — искренне удивилась Трейси и тут же задумалась, зайдет ли сегодня вечером Фил, который сказал, что в принципе может и заглянуть. — Фил вообще не обращает внимания на то, что я делаю. Я буду только рада, если он начнет ревновать.

— Посмотрим, — не стала спорить Лаура и замигала, как сова. Трейси ненавидела, когда подруга строила из себя самую умную.

— Посмотрим. Может быть, он и не будет. Но в спортзал мы пойдем, — настаивала Трейси. — Бет и еще несколько девушек с работы ходят заниматься три раза в неделю. И мы будем ходить с ними.

Она встала и положила руку на возвышающееся над ней плечо подруги.

— Ты будешь потрясающе выглядеть на «Стармастере».

В зале гремела музыка семидесятых, под которую девушки старательно потели на тренажерах.

— Сьюзен встречалась с парнем, а как дошло до дела, выяснилось, что у него парик, — сказала Сара, одна из молодых журналисток «Сиэтл тайме».

— От этого можно засохнуть, — ответила Бет.

— Как это засохнуть? — отозвалась Трейси, занимающаяся «греблей». Ее голова была зажата между коленей, и ей так хотелось пить, что казалось, она уже засохла.

— Ну, это женский вариант «опасть», — объяснила Сара. Она подняла вверх палец и продемонстрировала потерю эрекции. — От всех финансистов можно засохнуть.

— А от кого еще? — спросила Трейси, все еще не отдышавшись.

— От обувщиков, — предложила свой вариант Лаура со «Стармастера», задирая левое колено выше талии.

Началась новая мелодия из альбома «Давай радоваться и веселиться».

— Еще брокеры. И по акциям, и по недвижимости. И охранники, — добавила Сара, наклоняясь влево.

— Ты когда-нибудь встречалась с охранником? — спросила Лаура у Сары.

17
{"b":"10292","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Unfu*k yourself. Парься меньше, живи больше
Жизнь без жира, или Ешь после шести! Как похудеть навсегда и не сойти с ума
Амелия. Сердце в изгнании
Круг женской силы. Энергии стихий и тайны обольщения
Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами
Мой путь к мечте. Автобиография великого модельера
Черная полоса везения
Что можно, что нельзя кормящей маме. Первое подробное меню для тех, кто на ГВ
Книга о власти над собой