ЛитМир - Электронная Библиотека

— Фильм? — ошарашенно переспросил Джон.

— Ну да. С Робертом Редфордом и Мерил Стрип.

— Нет, — ответил он.

— А «Легенды осени»?

— Я не знаю никого старше четырнадцати, кто смотрел это.

— Ну так они есть, — холодно проинформировала его Трейси. — Это все имеет отношение к секрету брюк. Многие женщины на него западают.

— Так что, черт побери, это значит? — не выдержал Джон.

Трейси вздохнула:

— Было бы легче, если бы ты посмотрел фильмы. Все дело в особом фасоне. Не эти туго облегающие…

Джон почувствовал такое облегчение, словно он вынырнул на поверхность из-под многометровой толщи воды. Ему не придется набивать брюки всякой дрянью, хотя он еще не знал, какого фасона брюки ему не придется набивать.

— Но и не такие, в складочку. Только не эти мешковатые армейские штаны, которые делают мужчин похожими на спущенные надувные подушки, когда они садятся. Тебе нужны брюки плоские спереди. Представь себе, Роберт Редфорд был уже пожилым и морщинистым, когда он снимался в фильме «Из Африки», но в таких брюках он выглядел потрясающе. Моя подруга Сара говорит, что секрет в его прическе, но почти все соглашаются, что все дело в том, как сидят брюки.

— А где берут такие брюки? — зачарованно спросил Джон.

— Мне придется пойти с тобой. Потому что плоские спереди — это еще не все. Нужно еще, чтобы они правильно облегали… спину.

— А насколько они высокие? — испугался Джон, представив себе что-то вроде комбинезона. — Они что, и спину должны закрывать?

Трейси безнадежно покачала головой.

— Я имею в виду твою задницу. Иногда, признаюсь тебе, женщины обращают внимания на мужские задницы.

— А не на перед?

— Не говори гадости, — возмущенно отрезала Трейси. — Почему…

Тут она подняла глаза наверх и замолчала. Джон не мог себе представить, что она видела на потолке. Может быть, задницу Роберта Редфорда? Одно было ясно: ей это нравилось.

— Интересная вещь, — наконец сказала она. — Это связано еще и с фактурой ткани. Ничего блестящего. Нет. Мужчина в блестящих штанах — это…

Трейси покачала головой, чтобы отделаться от жуткого видения.

— Это должна быть гладкая плотная ткань — это важно для ягодиц, но и не только для ягодиц, если ты понимаешь, что я имею в виду.

Джон даже отдаленно не представлял, о чем она говорит. Но он не хотел, чтобы она сейчас перестала. Он чувствовал себя свидетелем библейского откровения.

— Голые ягодицы выглядят совсем не так привлекательно, как ягодицы, обтянутые плотной тканью, тогда они…

К черту, с него хватит этой муры!

— Ты просто наговариваешь на себя и на других женщин! — возмутился Джон. — Трейси, ты серьезно утверждаешь, что взрослые, вполне нормальные женщины выбирают мужчин в зависимости от того, какую одежду или обувь они носят?

Трейси снова удивленно открыла глаза.

— Господи, Джон. Все эти годы я совершенно не замечала, какой ты отсталый. Разве ты не знаешь поговорку: «Бог — в деталях». Мы, женщины, обсуждаем эти детали часами. Вы, мужчины, реагируете на общую картину, а для нас детали — это все.

— Но я только и занимаюсь деталями. Я уже четыре года компьютерный аналитик. Ничего, кроме деталей.

Трейси кивнула, но почему-то неодобрительно.

— Точно. Но разве тебе не пора покончить с твоим одиночеством?

Джон задумался, подозревая, что Трейси может оказаться права.

— Послушай! Ты должен мне поверить. В твоей работе нет ничего плохого. Просто она не сексуальна. Никому о ней не рассказывай.

Джон слегка обиженно пожал плечами.

— А если они спросят, чем я занимаюсь?

— Они обязательно спросят. Женщины стремятся знать все. Ты должен отвечать неопределенно. Неопределенность сводит их с ума.

— В хорошем или в плохом смысле?

— В обоих. — Трейси засмеялась. — Мне потребовалось три месяца, чтобы узнать, что Фил — единственный ребенок в семье. Фокус в том, что женщины всегда возвращаются, чтобы узнать больше. Просто откашляйся и скажи, что ты занимаешься торговлей. Пусть они лезут из кожи вон, чтобы выяснить, о чем идет речь: о лекарствах или подержанных автомобилях.

— Так. Позволь мне поточнее сформулировать это положение: женщины сходят с ума от неопределенности и цепляются за детали, как обезьянки за шкуру матери.

— Именно так. Бет с моей работы сегодня потратила полтора часа, обсуждая рыбацкий сетчатый свитер, который был надет на ее парне в их первое свидание, и значил ли он, что парень голубой.

— Он был голубой? — спросил Джон.

Трейси взяла черный пуловер и бросила ему. Джон натянул пуловер.

— Да, если только он не был рыбаком, — сказала Трейси, улыбаясь ему.

Видя довольное лицо Трейси, Джон принял несколько поз супермодели.

— Классно! Начало положено.

Джон подошел к зеркалу и изучил свое отражение. Он не мог не признать, что выглядит по-новому. И гораздо лучше. Пуловер, который он прежде надевал только на рубашку, сейчас сексуально обрисовывал его плечи. Что касалось джинсов, хотя ему было в них слегка неудобно, они так обтягивали ноги, что Джон казался выше и стройнее.

— Посмотри на свои ягодицы! — удивилась Трей-си. — Никогда бы не подумала. Неужели они были такими всегда?

Джон покраснел, но все-таки повернулся и посмотрел через плечо.

— У меня есть секрет в брюках? — спросил он, надеясь на положительный ответ.

— Конечно, эти брюки не идеальны, но их проще заменить, чем исправить задницу. Запомни, с этого момента ты не должен надевать ничего другого.

— Я не могу надевать одно и то же каждый день. Когда же я буду это стирать?

— Ничего страшного. Французы, например, имеют всего по одному комплекту одежды.

— Но они там нормально относятся ко всяким запахам, — возразил Джон.

— Слушай, будешь стирать это каждый вечер, пока мы что-нибудь не купим. Результат стоит некоторых усилий.

— А мы не можем сделать покупки по сети? — с надеждой спросил он. — Я почти все покупаю по Интернету.

— Поэтому твоя одежда так и выглядит, — поморщилась Трейси. — Можешь покупать одежду по сети, если тебя устраивает секс по сети. Но если тебе нужно найти что-то индивидуальное, то нужно это потрогать и померить. — Трейси еще раз изучила его. — Ты действительно неплохо смотришься.

Джон взглянул на свое отражение. Ему пришлось признать, что он стал больше похож на мужчину и меньше — на вешалку на складе «Армии спасения».

— Мне кажется, — признался Джон, — что я неплохо выгляжу в этом.

— Мы встретимся завтра вечером и пойдем за покупками, — решила Трейси. — В этом деле мне нет равных. И не забудь свои кредитки!

Глава 12

Первым магазином, в который Трейси привела Джона, оказался огромный секонд-хенд «Роуз», целая империя барахла с чужого плеча на севере города. Джон с удивлением разглядывал странных продавцов и еще более странные вещи на вешалках.

— Трейси, это же ношеная одежда, — не выдержал он.

Но у нее не было времени ничего объяснять.

— Нет, это то, что надо, — отрезала она и принялась прочесывать первый ряд.

Рубашки, пуловеры и даже, на худой конец, джинсы она могла бы купить ему и новые, но в качестве замены этой невозможной микроконовской куртки ширпотреб ей не годился. Трейси считала, что секрет одежды для мужчины — в чувстве меры. Не стоит слишком отличаться от других, достаточно небольшой, но неповторимой детали. Это могла быть роскошная куртка или шикарные туфли. Что-то, что нельзя заказать по каталогу или приобрести в бутике — это неоригинально и неинтересно. Пиджак от Армани стоит дорого, но любой дурак с платиновой карточкой может его купить. Трейси искала что-нибудь уникальное, завораживающее.

Найти такую вещь было непросто. Вместо рекламы «Майкрософта» или «Микрокона» вещь должна демонстрировать индивидуальность ее носителя, раскрывать его душу, говорить: «Я такой. Да, я купил этот черный кожаный пиджак сто лет назад, и хотя он уже протерся до основы, я не могу с ним расстаться. Это моя вторая кожа».

20
{"b":"10292","o":1}