ЛитМир - Электронная Библиотека

Дело портила только голова. Нет, он не урод, но стрижка, очки и манера наклонять голову вперед, как будто он хотел, чтобы его лицо оказалось у цели раньше, чем все остальное, — все это обесценивало ее работу. Без стильной прически рассчитывать на успех бесполезно. Ладно, Рим строился не один день.

Джону, естественно, и в голову не приходило, что она им любуется. У парня не было никакого чутья. Ну как он думает, что она могла делать, стоя столбом на мокром тротуаре и пялясь на него? Медитировать? Вспоминать рецепт яблочного пирога?

— Ладно, пошли, — повторил он. — Мне надо домой.

— Ну нет, — ответила Трейси, слегка повысив голос. — Мы еще не закончили.

Джон покачал головой.

— Трейси, я очень ценю то, что ты для меня делаешь, и очень благодарен тебе, но если ты собираешься сегодня опять меня критиковать, я этого просто не выдержу, — признался он.

Ей стало смешно.

— Не беспокойся. Мы немного прогуляемся, и ты получишь задание на дом.

— Еще какое-то задание? — спросил Джон упавшим голосом. — Послушай, Трейси, я ушел сегодня с работы раньше семи часов. У нас это идет за половину рабочего дня. Кроме того, я всегда несколько часов работаю дома. Чего, как видишь, я не делал. Несколько дней назад все продавщицы Сиэтла вместе с тобой обсмеяли меня с ног до головы: мои ботинки, мои волосы, мои очки и мое белье. За три часа я истратил больше денег, чем за три предыдущих года. А теперь…

В его голосе была горечь, причину которой Трейси не понимала. Может быть, усталость или задетое самолюбие? Или просто мастерское притворство?

— А теперь ты говоришь, что будет еще какое-то задание на дом?

Вместо ответа Трейси повернулась и пошла вниз по переулку. Она знала, что, прежде чем она дойдет до угла, Джон догонит ее. И точно, как верная тень, он оказался рядом. В отличие от Фила, который никогда не упускал случая улизнуть и которого скорее всего не будет дома, когда она позвонит ему. На самом деле, думала она, пока Джон грустно шагал рядом, Фил абсолютно надежен в своей ненадежности.

Неожиданно ее захлестнула теплая волна нежности к Джону. Она впервые почувствовала благодарность за его собачью преданность. Она оперлась на его кожаный локоть, и они молча пошли рядом.

Когда они оказались почти у цели, в тишине раздался голос Джона, в котором звучало что-то очень похожее на испуг:

— Ты ведешь меня делать пирсинг?

Трейси засмеялась и подтолкнула его к дверям видеосалона.

— Мы уже пришли, — сказала она. — Это ничуть не больно.

— Конечно. Так всегда говорил мой дантист, всаживая свою иголку в трепещущий нерв. Кстати, а что мы здесь делаем? Фил не доживет до утра, если в тысячный раз не посмотрит «Криминальное чтиво»?

— Именно. Я хочу повесить в рамочку кадр, где бедному Марвину вышибают мозги.

Она решительно прошла мимо ребят, толпившихся у стенда новых поступлений в отдел классики. Владелец этого видеосалона придерживался строгих взглядов: ни «Рокки», ни «Крепкий орешек» он не относил к классическим фильмам. Коллекция, представленная здесь, была изысканной, в духе самого мистера Билла, который слыл местной достопримечательностью. Иногда он отказывался обслуживать клиентов, по его мнению, не заслуживающих уважения. Кроме того, он прописывал им фильмы, как врач лекарства, и даже иногда промывал мозги.

— Это хорошие фильмы, но по ним нельзя судить о жизни, — однажды сказал он Трейси. — В книге Холли остается в Центральной Африке. А герой Джорджа Пеппарда — голубой.

Мистер Билл заставил Трейси прочесть роман и разрешил брать фильм только раз в год. Он внушил ей отвращение к самому любимому фильму «Любовь с нужным незнакомцем».

— Она должна была сделать аборт, — сказал он тогда. — В любом случае герой Стива Маккуина бросит ее через восемь месяцев, и ей придется растить ребенка одной.

— Откуда вы знаете? — сердито спросила Трейси.

— Потому что у меня характер этого персонажа, — с удивившей Трейси злостью ответил он. — И посмотри, кем я стал. Одинокий старпер без семьи, никогда не видевший своего сына. Тень прошлого в этом видеобардаке.

С тех пор она больше не брала этот фильм.

— Трейси, если ты собираешься брать для меня «Руководство по галантному обхождению для людей из высшего общества», то я застрелюсь прямо здесь и сейчас, — заявил Джон.

— Для этого тебе потребуется пистолет, — напомнила ему Трейси, затем быстро отобрала три фильма и прошла к прилавку.

Джон, как всегда, следовал за ней. Она протянула руку за его абонементом: возможно, они вернут эти фильмы не скоро. Джон отдал ей карточку так же покорно, как всегда брал на себя все расходы, когда они бывали вместе, и она передала ее кассиру.

Мистер Билл, занятый до этого расстановкой кассет на нижних полках, выпрямился и заметил их.

— О, кое-кто опять принялся за фильмы с Джеймсом Дином, — сказал он. — И вы смотритесь вместе как живые Натали и Джеймс.

Трейси улыбнулась. Приятно, когда тебя сравнивают с Натали Вуд. Мистер Билл подозрительно покосился на выбранные ею фильмы.

— Не волнуйтесь, — сказала Трейси. — «Любовь с нужным незнакомцем» осталась на полке.

— Но ты ведь не берешь опять «Из Африки»? — строго спросил мистер Билл. Затем он покачал головой и осмотрел Джона с ног до головы. — Похоже, ты опять обзавелась проблемой на двух ногах, — неодобрительно добавил он.

Трейси в свою очередь осмотрела Джона и довольно улыбнулась. Это был огромный, потрясающий успех! Стареющий крутой парень с огромным жизненным опытом, полный мудрости и видевший все фильмы на свете, принял Джона за супермена!

— Не беспокойтесь, все под контролем, — ответила она мистеру Биллу, взяла свою сумку и, подхватив Джона под локоть, вывела его из салона.

Трейси любовалась результатами своих трудов. По дороге к ее машине и его велосипеду она весело размахивала сумкой с кассетами.

— Что ты там набрала? — спросил Джон.

— Неважно, — ответила Трейси и неожиданно резко остановилась. — Встань-ка напротив того фонаря и облокотись на скамейку.

Трейси достала фотоаппарат и посмотрела на него в объектив. Отлично. Снимок будет прекрасно смотреться в газете. А может быть, даже на обложке книги? Или она сошла с ума?

— Ты прекрасно выглядишь, — заметила Трейси.

— Правда?

Трейси не ответила. Из всего этого получится грандиозная статья, надо только не забывать вести записи.

— Ладно, — сказала Трейси. — Теперь встань в позу.

Джон поставил одну ногу на скамейку, и Трейси нажала на спуск. На всякий случай она тут же сделала еще один снимок. Через видоискатель Джон выглядел даже лучше. Были не заметны ни растерянность в глазах, ни скованность, с которой он носил свою стильную одежду. Но этот проект должен приносить пользу не только ей, напомнила себе Трейси. Он должен научиться обращаться с женщинами. Ему не хватает только уверенности в себе. Трейси убрала фотоаппарат в сумку и подошла к Джону поближе.

— Теперь мы с тобой должны отработать взгляд.

Трейси указала ему на скамейку, на которую Джон тут же послушно опустился. Она села рядом и посмотрела прямо ему в лицо.

— У тебя в самом деле красивые глаза.

— Правда? — оживился он. — Ты мне никогда об этом не говорила.

— Правда, — подтвердила Трейси. — Но тебе надо научиться ими пользоваться.

Она замолчала, пытаясь сформулировать свою мысль так, чтобы он ее понял, но ей было не стыдно объяснять.

— Ты должен научиться зажигать женщин взглядом. Ты помнишь Аль-Пачино?

— Я всегда путаю его с Де Ниро, — признался Джон. — Когда я был подростком, мы с мамой смотрели разные фильмы типа «Стальных магнолий». Но я многого не понимал. — Он помолчал. — Аль-Пачино играл Сонни или молодого Дона?

— Он играл Майкла, который убил Фредо. Господи, какой же ты странный! Это знают абсолютно все парни! — Трейси вздохнула. — Роджер смотрел «Крестного отца» каждый вечер, перед тем как лечь спать. Это вроде вечерней сказки для парней.

Она вспомнила, сколько вечеров она провела с Роджером, лежа рядом с ним, грустная и одинокая, потому что его болъше волновала семья Корлеоне, чем она сама.

28
{"b":"10292","o":1}