ЛитМир - Электронная Библиотека

— Думай конструктивно. Они тоже скорее всего ничего не знают. Если они спросят о чем-нибудь, скажи, что предпочитаешь снаряжение «Черный бриллиант». Оно самое лучшее.

— А ты откуда знаешь?

— Я об этом писала.

Это была неправда, но совсем необязательно рассказывать ему о Дэне. Трейси записала на своем желтом листочке: «Черный бриллиант», оторвала его и приклеила Джону на подбородок. Даже с этой бумажной желтой бородкой он классно выглядел. Джон отклеил листочек, продолжая смотреть на возвышающуюся перед ним скалу, по которой лазили люди. Это был подходящий момент, чтобы бросить его в воду в надежде, что он научится плавать, и Трейси незаметно отошла.

— Эта скала напоминает мне мультфильм о койоте. Тот, в котором он заказывает взрывчатку…

Джон повернулся к Трейси, но она исчезла. Вместо нее его слушала длинноногая брюнетка.

— А разве теперь используют взрывчатку? — спросила она.

Ее голос был таким же гладким, как поверхность скалы перед ними.

Джон старался сохранять спокойствие. Смятый желтый листочек в руке напомнил ему о последнем совете, который дала Трейси.

— Да. «Черный бриллиант». Но я придерживаюсь классики, а вы?

— Я тоже, — согласилась она. — Вы давно занимаетесь альпинизмом?

— Да, с раннего детства.

Боже! На что только не пойдет мужчина, чтобы добиться женщины. Однажды отец взял Джона на свидание с одной женщиной, которую пытался соблазнить, и заставил его целый день хромать. В конце дня, когда они прощались, женщина сказала: «Ты очень мужественный мальчик». Потом Джон спросил Чака, почему она так сказала. Отец рассмеялся и объяснил: «Я ей рассказал, что у тебя был рак и тебе ампутировали ногу». А этот парень, с которым Трейси встречалась в последнем классе школы…

Джон заставил себя вернуться к настоящему, вернее, к возможному будущему, которое стояло рядом с ним на двух стройных ножках. Он повернулся, чтобы взглянуть на эту девушку, которая, похоже, всерьез обратила на него внимание. У нее были длинные волосы, заплетенные в косу. Появившаяся за ее спиной Трейси делала ему одобрительные знаки. Он только не понял, что именно она одобряет: брюнетку, или его вранье, или…

— Я начала только в прошлом году, но скалолазанье — это как стиль жизни, — прервала она его душевные терзания.

— Да, — согласился Джон, так же гладко, как его отец в лучшие дни. — Мне это необходимо, как кислород. Мне нужно быть одному и ни от кого не зависеть. Быть тенью на сверкающей скале.

Он принял лучшую позу Джеймса Дина. Джон надеялся, что брюнетка оценит это и что она, по несчастливому совпадению, не смотрела накануне «На восток от Эдема».

Видимо, все-таки не смотрела.

— Я понимаю, что вы имеете в виду, — сказала она с энтузиазмом.

Затем, словно передумав, она отвернулась. Джон немедленно почувствовал холодок в животе. Что он не так сказал? Неужели он опять все испортил, как тогда в аэропорту? Но она снова повернулась к нему.

— Я хотела сказать, что не могу себе точно это представить, потому что никогда не ходила в горы одна, но я бы хотела. А вы участвуете в командных восхождениях?

Джон смутно представлял себе, о чем она говорит.

— Постоянно. — «Какого черта», — решил он.

Она остановилась у секции с альпинистскими крюками.

— Для этого требуется столько всякого снаряжения. И все так дорого!..

Просто поразительно: чем больше он лгал, тем легче у него это получалось. Неужели он такой же, как его отец?

На самом деле он совсем не такой. Джон смотрел на эту девушку, и она ему нравилась. Хотя он и не ходил в горы, но любил природу, всюду ездил на велосипеде. Джон был уверен, что эту девушку так же волнуют проблемы экологии, как и его самого. Может, она и ест мясо — животный протеин необходим тем, кто занимается альпинизмом, — но ему захотелось познакомиться с ней поближе.

— А какую марку вы предпочитаете? — спросила она.

— «Черный бриллиант», — ответил Джон и положил руку на полку за ее спиной, стараясь держаться непринужденно.

Но потерял равновесие и чуть не упал. К счастью, она не заметила, как Джон покачнулся, потому что выбирала какие-то штуки на нижней полке. Джон представления не имел, что это могло быть. На его взгляд, было похоже на орудия пыток времен Великой инквизиции.

— А что вы скажете о крюках «Пика»? — спросила она.

Джон не забыл наказ Трейси, но все равно ему очень хотелось прикоснуться к этой девушке. Ее кожа напоминала цветом сливочное мороженое, с легким намеком на розовый румянец. А ее губы были такими нежными… Джон осознал, что она ждет ответа на свой вопрос.

— Нормально. То есть не «Черный бриллиант», но…

«Сейчас или никогда», — сказал он себе. Он должен дотронуться до нее. Джон взял ее за руки, как будто хотел посмотреть на выбранное ею снаряжение.

— О, у вас потрясающая форма ногтей.

Он заметил, что брюнетка слегка смутилась. Она покраснела и не отрывала глаз от своих рук, лежащих в его руках.

— Правда? Спасибо. Меня, кстати, зовут Рут.

— Вы англичанка?

Рут привела его к какой-то очереди и встала в ее конец. Джон стал за ней, чтобы продолжить разговор.

— Вы знаете, у меня крепление «Эделрид», — говорила она.

На секунду Джону показалось, что все это розыгрыш, который устроила Трейси. Крюки, карабины, тросики. Это спорт или цирк? Но хотя Джон и потерял из виду Трейси, мозги он не потерял. Эта девушка очень симпатичная, и он должен попытать с ней счастья.

— Я надеюсь, это сойдет. Я не хотела бы сейчас покупать новое.

Джон обратил внимание на очередь. Он уже понял, что придется купить веревку и страховочный пояс. Он мысленно записал это в графу сопутствующих расходов. Но тут он заметил, что перед ними нет кассы. Зачем же они здесь стоят? Вдруг, к его возрастающему ужасу, он увидел, что парень, стоявший первым, забросил наверх конец своей веревки и полез на скалу, в то время как несколько других спускались с большой высоты.

— Разве это не очередь в кассу?

— Нет. Это очередь на проверку. Я всегда проверяю оснащение, прежде чем купить. А вы разве нет? — удивилась Рут.

— Каждый раз, когда я что-нибудь покупаю, — в первый раз не соврал Джон.

Его мать всегда учила его, что врать нехорошо. Как все это могло произойти с ним, думал он, с ужасом наблюдая за людьми, стоящими в очереди перед ними. Один за другим они карабкались на скалу, как будто это не было заведомым самоубийством.

Еще двое забросили вверх свои веревки. Джон слышал, как его сердце гулко стучит в груди. Все это глупый розыгрыш, думал он, когда они с Рут оказались перед продавцом. Джона почти трясло от страха: он ужасно боялся высоты.

— Мне не нужно проверять эту веревку, — сказал он так небрежно, как только сумел.

— Нет, конечно. Понятно, что вы хотите проверить карабин.

К Джону подошел консультант.

— Вы не новичок?

Прежде чем Джон успел придумать, как ему сбежать, вмешалась Рут.

— Нет, он участвовал в командных восхождениях, — заверила она консультанта.

— Тогда вы сможете сами завязать узел, — сказал он Джону.

«Ага, на своей шее, — подумал Джон. — Или на шее Трейси». Джон повертел головой, надеясь на спасение. Собравшиеся вокруг люди показались ему зеваками около гильотины. К своему ужасу, он заметил среди них Трейси. Джон послал ей полный отчаяния взгляд. Она только пожала в ответ плечами. Джон посмотрел на Рут, вспомнил ее нежно-сливочную кожу, затем глубоко вдохнул и забросил веревку.

— Почему вы выбрали такой сложный маршрут? — спросила Рут.

Джону нечего было на это ответить. Он схватился за веревку и полез на скалу.

— Не волнуйтесь, — как сквозь вату услышал он голос Рут. — Я вас подстрахую.

Джон неожиданно возненавидел ее от всего сердца. До этого момента он не понимал, что она безумная садистка, жаждущая его смерти.

— О, я совсем не волнуюсь, — крикнул он в ответ и заставил себя взобраться по скале еще чуть выше.

Джон посмотрел через плечо вниз и так испугался, что у него задрожали руки и он чуть не упал. Чтобы избежать этого, он принялся отчаянно карабкаться, прижимаясь к скале. Здесь не было места для отдыха, только вертикальная поверхность. Наконец он достиг ступени примерно в шести метрах над толпой и намертво вцепился в нее. Он прильнул к скале, как лишайник.

39
{"b":"10292","o":1}