ЛитМир - Электронная Библиотека

Трейси вспомнила, что Питер был рокером.

— А где же тогда мотоцикл? — спросила Сара.

— Наверное, оставил где-нибудь за углом. — Наполовину это было правдой. Чтобы сменить тему, Трейси добавила: — Знаете, он недавно расстался со своей девушкой.

Они наблюдали, как Джонни и Бет разговаривают. Джон сунул руку в карман, достал тюбик с леденцами «Пез» и показал Бет.

— Это зажигалка? — спросила Сара. — Но ведь Бет не курит.

Трейси закатила глаза. Джон убрал леденцы в карман. Она убьет его за это. Затем он протянул руку и коснулся кончиков волос Бет. Они рассмеялись. В холле у лифта воцарилось молчание. Три девушки почувствовали себя одинокими и никому не нужными. Трейси вспомнила, как она волновалась перед первым свиданием с Филом и перемерила весь свой гардероб. Она вспомнила, какой счастливой становилась от одного его вида. Это помогло ей прийти в себя.

— Лаура, пошли. Нам пора, — сказала Трейси. — У меня осталось всего двадцать минут, потом я встречаюсь с Филом.

— Да, а мне нужно закончить статью, — вздохнула Сара.

— А мне надо написать сегодня резюме, — сказала Лаура, — и просмотреть объявления о найме на работу.

Они вздохнули в унисон и отвернулись от окна.

Глава 22

Около столика Джона и Бет стояла официантка и выжидающе на них смотрела. На вид ей было лет сто, и ясно было, что она из тех, кто работает до последнего вздоха.

Они сидели в «Мерчент-кафе», в самом старом ресторане Сиэтла, а официантка, казалось, была еще старше, чем сам ресторан. Джон нервничал, но пока ему удавалось это скрывать. Перед тем как он ушел с работы, ему позвонила Трейси, и они повторили основные правила поведения на первом свидании. Она хотела тоже прийти и понаблюдать за ним на расстоянии, на случай, если потребуется помощь. Джон собирался строго следовать ее указаниям, заучив реплики, которые он должен был выдавать: похвалить что-то нетривиальное и избегать разговоров о правильном питании. У него не будет багажа, и он не полезет на скалу.

Но почему-то, когда он посмотрел на хорошенькое личико Бет, все заученное вылетело у него из головы. На секунду он огорчился: кому нужны эти выкрутасы? Они только углубляют пропасть между ними. Джон не мог не признать, что Бет очень милая и смотрит на него так, как уже тысячу лет не смотрела ни одна женщина. Он сказал себе, что должен все выдержать и сыграть свою роль по всем правилам.

К этому моменту официантка уже нетерпеливо притоптывала ногой, ожидая их решения. Джон вспомнил, что он должен сказать что-то важное, когда Бет сделает свой заказ. Он мучительно думал, что же это могло быть. Что-то о телятах? Нет. На секунду он впал в отчаяние. И вдруг вспомнил. Оставалось дождаться, пока она сделает выбор.

— Я возьму палтус на пару, — сказала Бет официантке.

— Слушай, неужели ты действительно это закажешь? — спросил ее Джон, гордясь, что ему удалось вовремя вспомнить свою реплику.

— А что? Разве он здесь не свежий? — удивилась Бет.

Стоп. В его уроке этого не было. Джон понял, хотя и слишком поздно, что в сценарии Трейси его спутница заказывала слишком калорийную пищу.

— Вся рыба поймана сегодня, — заметила официантка обиженно, как будто обсуждение блюда оскорбляло ее лично.

— Прошу прощения, я уверен, что она свежая, — виновато сказал Джон.

Он не собирался задевать репутацию «Мерчент-кафе». Что же теперь делать?

— Хорошо, я тоже возьму палтус.

Джон не очень любил рыбу на пару, но ему показалось, что это хороший способ загладить свой промах. По крайней мере, он на это надеялся.

— Палтус идет с гарниром. Что вы предпочитаете: рис или картофель?

Официантка приняла заказ без комментариев и ушла, покачивая головой. Джон посмотрел на Бет и увидел, что она улыбается.

— Ты такой странный. Ты не советуешь мне брать палтус, а потом сам его заказываешь. Почему, Джонни?

Джон неопределенно пожал плечами. Ладно, здесь он провалился, но остальное он исполнит по высшему классу. Он подумал о том, что бы на его месте сделал Джеймс Дин. Уж он-то не заказал бы палтус. Чему там его учила Трейси? Джон снова взглянул на Бет. У нее были красивые глаза, темные, в обрамлении густых черных ресниц, но он знал, что не должен говорить об этом. В этот момент вернулась официантка и поставила перед ними салаты. Джон удержал ее за руку и посмотрел на Бет:

— Правда, у нее красивые глаза? Я еще ни у кого таких не видел.

Но как только эти слова были сказаны, Джон с ужасом понял, что глаза официантки не были красивыми. На самом деле их было даже трудно разглядеть за морщинами.

— Конечно, красивые, — согласилась Бет, наверное, для того, чтобы сделать женщине приятное.

— Спасибо, — ответила официантка.

Ладно, ему не удалось заставить Бет ревновать, но он хотя бы исправил свой промах с рыбой. Что дальше? Все это слишком сложно для него. Джон тяжело вздохнул. Официантка ушла, и он начал ковырять свой салат, боясь сказать что-то не то и тяготясь молчанием.

— Ты очень внимательный, — сказала Бет голосом, который он готов был бы слушать всю жизнь. — И такой милый:

— Я не милый, — возразил Джон более резко, чем собирался.

Бет испуганно моргнула глазами, о которых он не должен был говорить. Блеск. Теперь он начнет мямлить какую-нибудь чушь. «Напрягись! — скомандовал он себе. — Надо вернуться к реальности и продолжить разговор».

— Ты из Сиэтла? — выдавил он.

Господи, это так плоско, но это помогло ее разговорить. Бет начала рассказывать обо всех квартирах, в которых она жила в Сиэтле. Джон почти не слушал, потому что краем глаза он заметил, что в ресторан вошла Трейси в сопровождении Фила. Только не это! Она обещала прийти сюда, чтобы поддержать его, но зачем делать Фила свидетелем этого представления?

Конечно, Трейси не могла прийти одна, и Фил, какой бы он ни был противный, все же лучше, чем Лаура. Если Джон провалится, он не хотел бы, чтобы свидетелем его провала была женщина, которую он пытался подцепить.

Трейси осмотрела зал, встретилась с ним взглядом и незаметно помахала рукой. Она села за столик спиной к Джону и Бет. Только тогда до Джона дошло, что Бет его о чем-то спрашивает.

— Что? — переспросил он.

— Какой у тебя мотоцикл? — повторила она.

— «Швин». То есть… Я отойду на минутку? — спросил Джон, когда она засмеялась.

— Конечно, Джонни, — ласково ответила Бет.

Джон сжал челюсти: он уже успел возненавидеть это глупое имя. Он поднялся и направился к столику Трейси, но Бет окликнула его.

— По-моему, мужская комната в той стороне, — сказала она.

— Да, конечно. Спасибо.

Джон послушно побрел в направлении, указанном Бет, скрылся в холле и в обход поспешил обратно. Пригнувшись, он подбежал к столику Трейси и всунул голову между Трейси и Филом. Он совершенно не думал о Филе. Ни о Филе, ни обо всех наглых Филах в мире. Джон видел только Трейси.

Но ему не удалось проигнорировать Фила, потому что, как только Джон поднял голову до уровня глаз Фила, тот подверг его внимательному осмотру. Если у Фила было что сказать, это могли быть только оскорбления. И хотя Джону было не до шуток, он приготовился к граду насмешек.

— Привет, наш маленький зануда! Неужели это Джонни? — Джон не потрудился ответить, но Фил не унимался: — Трейси, он выглядит классно. Я имею в виду, классно для него.

Джон решил его не замечать.

— Все идет не так, — сказал он Трейси.

— Да неужели? — спросила она с издевкой. — Как это могло случиться, если ты сразил ее своей шариковой ручкой?

— Не ручка, а леденцы.

— Это, безусловно, совершенно меняет дело, — так же насмешливо заметила Трейси.

Но ее сарказм на него не подействовал.

— Ладно, ладно. Я все испортил. Как это исправить?

— Почему ты решил, что все испортил?

— Она сказала мне, что я милый.

Фил захохотал.

— Ну-ну, — сказал он. — Можно вытащить зануду из Компьютерленда, но вытащить из зануды программиста не сможет никто.

43
{"b":"10292","o":1}