ЛитМир - Электронная Библиотека

Трейси решила попробовать еще раз. Как можно осторожнее она попыталась приподнять Фила, чтобы вытащить из-под него ногу. У нее начало получаться, когда Фил неожиданно поднял голову.

— Сколько времени? — спросил он.

— Еще ночь, — ответила Трейси. — Повернись на бок.

Фил послушался. Трейси села в постели и бросила взгляд на часы. Она взяла трубку и набрала номер Джона, а когда у него никто не ответил, решила позвонить Бет. Какого черта! Конечно, Бет взгреет ее за это свидание или за то, что Трейси ее разбудила, но можно что-нибудь соврать про ссору с Филом. Бет сама без конца звонила ей, жалуясь на Маркуса.

Но у Бет тоже никто не подошел к телефону.

«Уже почти два часа ночи. Где они могут быть?» — бормотала она. Фил застонал. Беспокойство смешалось с любопытством. Может быть, все-таки…

— Трейси, иди спать. Ты им не нянька, — напомнил Фил. — Какое тебе до них дело?

— Ну… Я просто хочу, чтобы все было в порядке, — ответила Трейси.

Она спустила ноги с постели на пол и представила себе, как совершенно отчаявшийся Джон вешается в своем опустевшем шкафу. Или хватает Бет и яростно накидывается на нее, как сексуальный маньяк.

Фил повернулся на другой бок, но Трейси продолжала смотреть перед собой в темноту. Через секунду послышался его храп.

* * *

Трейси сидела на диване в гостиной, пытаясь сообразить, что же ей делать дальше. Неожиданно Лаура поднялась со своей раскладушки, крадучись подошла к журнальному столику и подняла телефонную трубку.

— Что ты делаешь? — спросила ее Трейси.

Лаура подпрыгнула от удивления и приглушенно вскрикнула:

— Ой, как ты меня напугала! Я не знала, что ты тут.

— Ясно, что не знала, — строго сказала Трейси. — И кому ты собиралась звонить? Уж наверное не в Энсино?

— Я никому не собиралась звонить.

— Конечно, — подтвердила Трейси издевательским тоном, — ты просто проснулась среди ночи, чтобы вытереть пыль с телефона.

Трейси прищурилась, хотя в темноте она видела только силуэт Лауры. Неужели подруга звонила Питеру все это время, когда она думала, что Лаура начала забывать его?

— Мне почему-то кажется, что ты звонишь Питеру, — с горечью сказала Трейси.

— Нет, Трейси. Честное слово, я ни разу не звонила. Это в первый раз. Это просто потому, что я…

Лаура села рядом с Трейси. Она взяла одну из подушек и прижала ее к груди. Они молча сидели в темноте в ночных рубашках. Трейси чувствовала, что ее затопила теплая волна: она очень любила свою подругу. Нелегко ей приходится. Кто сможет понять и оценить такую крупную, смешную, остроумную девушку, страстно увлеченную кулинарией? Кто захочет быть рядом с ней и полюбит ее так, как Лаура заслуживает? Что ж, Трейси любит ее, а мужчина, который ее не оценит, столько потеряет. И не только вкусные обеды.

— Не знаю, что на меня нашло. Я смотрела, как Бет готовилась к свиданию, а потом ты ушла с Филом, и мне показалось, что у всех кто-то есть и только меня никто не любит. И я вспомнила Питера. Я знаю, что не должна даже думать о нем, — с болью призналась Лаура. — Я знаю. Но…

— Я знаю, — повторила за подругой Трейси, обнимая Лауру за плечи. — Трудно быть одинокой в мире, который состоит из парочек. Я надеюсь, что мы с Филом не заставляем тебя чувствовать себя третьей лишней. Это было бы для меня ужасно.

— Да нет, с вами я не чувствую себя лишней. Так здорово, что ты пригласила меня к себе.

Лаура немного помолчала.

— Мне было ужасно плохо в Сакраменто… — Она тихонько всхлипнула. — Я не хочу начинать все сначала с Питером. Но когда я услышала храп Фила, мне стало так одиноко.

Лаура опять замолчала, и Трейси заметила на щеке у подруги слезу.

— Я хотела бы, чтобы кто-нибудь тоже храпел у меня на подушке, — сказала Лаура и шмыгнула носом. — Так что можешь теперь меня поругать.

— На этот раз я тебя не буду ругать, — сказала Трейси. — Но я решительно заявляю, что тебе не надо больше смотреть «Куинси». Джек действует на тебя плохо. Знаешь, мистер Билл из нашего видеосалона не разрешает мне больше смотреть «Любовь с нужным незнакомцем».

— На самом деле?

— Точно. И это правильно. Тебе надо выбираться из своей скорлупы. Как ни странно, но ты вряд ли встретишь кого-нибудь, если будешь просиживать перед телевизором или торчать на кухне.

— Наверное, ты права, — согласилась Лаура.

Трейси погладила Лауру по руке. У нее были большие, теплые, умелые руки, такие же, как сама Лаура.

— Послушай, — сказала Трейси, — тебе не кажется, что пришло время что-то решать? Оставайся в Сиэтле. Найдешь себе работу.

— Но ведь я уже сходила на одно собеседование, — с надеждой ответила Лаура.

— Это хорошее начало, — похвалила ее Трейси. — Давай я договорюсь со Стефаном, и ты покрасишь волосы перьями. Это будет здорово.

— А что ты скажешь, если мы только один раз сейчас испечем бисквитные пирожные? Я же помню, как ты их любишь. — Лаура посмотрела на выражение лица Трейси и отступила: — Хорошо-хорошо. Только печенье из творожного теста. Всего один противень.

— Робин Бобин Барабек скушал сорок человек, — пропела Трейси, вставая, чтобы идти в кухню. — А потом мы сядем рядышком на диване и посмотрим что-нибудь из старенького.

— Правда? — обрадовалась Лаура.

— Конечно. Может, удастся отучить тебя от Клугмана и Бадди Эбсена, — добавила Трейси. — Я говорила тебе, что Джон когда-то мечтал, чтобы его звали Бад?

— Бад? Это что, сон? — спросила Лаура, и они отправились в кухню.

Глава 24

Джон сидел в одном из своих кофейных кресел с мотоциклетным шлемом на коленях и дурацким выражением блаженства на лице, о чем он, впрочем, и сам знал. Он не мог отделаться от глупой ухмылки, несмотря на то, что ему предстояло провести важное координационное совещание по «Парсифалю» и он был совершенно к нему не готов. Вместо того чтобы сконцентрироваться на следующих этапах проекта, он снова и снова вспоминал разные моменты вчерашнего вечера и ночи.

Бет была полна энтузиазма и в постели пыталась вести себя, как на спортивной площадке. Джону пришлось сдерживать ее, как нервную лошадь. Каждый раз, когда она пыталась сменить позу, он напоминал ей руками, языком — или прижимая ее к постели своей широкой грудью, — чтобы она не спешила. Он хотел, чтобы она получала удовольствие от каждой ласки, от каждого движения.

И когда Бет наконец подчинилась ему, она начала наслаждаться. Джон понял, что у нее большой сексуальный опыт, но она скорее привыкла доставлять удовольствие партнеру, чем получать его. В первый раз он кончил слишком быстро. Но это позволило ему во второй раз не спешить и долгими медленными ласками довести ее до оргазма.

По крайней мере, так ему показалось. Джон вздохнул. Ночь в постели Бет серьезно повлияла на его взгляды. Удивительно, но он совершенно не беспокоился, что совсем не знал Бет и она ему даже не очень нравилась. То, что они делали вместе, было приятно и здорово; единственное, что ему не понравилось: при сексуальных отношениях с малознакомой девушкой никогда не знаешь наверняка, был у нее оргазм или нет. С его последней подружкой они договорились, что она не будет притворяться. Он надеялся, что Бет не притворялась, но не был в этом уверен.

Джон посмотрел вокруг и представил себе лица сотрудников, которые через полчаса будут сидеть за этим столом. «Никто из них, — подумал Джон, — не будет чувствовать себя так хорошо и спокойно, как он. И не будет так равнодушен к проекту. И настолько не готов к совещанию». Джону оставалось только надеяться, что коллеги не так пренебрегали работой, как он.

Время совещания приближалось, но он никак не мог заставить себя отрешиться от событий прошлой ночи. Его рука, поглаживающая круглые упругие ягодицы. Трепет ее ресниц, когда он медленно проводил пальцами по ее шее к груди. Джон облизал губы и вспомнил вкус ее сосков. Он почувствовал движение в брюках и решил, что пора переключаться на «Парсифаль»: эрекция на совещании будет неуместна.

45
{"b":"10292","o":1}