ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну? Ты ничего не собираешься мне сказать? — не выдержала Трейси.

Она не могла понять: Бет сердится на нее за это фиктивное свидание или она должна злиться на Бет за то, что та оставила Джона с носом.

— Ой, я так и знала, что ты сразу придешь ко мне, — сказала Бет. — Я думала об этом сегодня утром под душем. Все правильно, — согласилась она, садясь и начиная причесываться.

— Что правильно? — не поняла Трейси.

— Ну, ты была права. Во всем.

Трейси молчала, совершенно сбитая с толку.

— Что ты имеешь в виду под всем? — спросила она наконец.

— Во всем, что ты говорила о Маркусе, — ответила Бет. — Он скучный, толстый и уже не молодой. И он эгоистично ведет себя в постели. Ты была права во всем.

— Ты провела ночь с Маркусом? — У Трейси упало сердце. — Не могу в это поверить.

— Да нет, не с Маркусом. С Джонни, — поправила ее Бет. Она достала пудру и посмотрела в зеркало.

— С Джонни? — повторила Трейси. — Ты спала с Джоном, то есть с Джонни?

— Он такой замечательный, — сказала Бет. — Но сначала он мне не очень понравился, ну… показался не таким, каким я его себе представляла, но я решила, что это будет полезно, чтобы забыть Маркуса. Джон такой милый, понимаешь? Но когда он меня поцеловал… мне стало не до Маркуса. Джонни такой нежный. У него волшебные руки.

— Ты действительно говоришь о Джонни? — спросила Трейси. Она была потрясена. — Джон Делано? Ты спала с ним?

У Трейси закружилась голова. Сама мысль о том, что Бет и Джон… Она получила больше информации, чем хотела. Трейси осознала, что никогда в жизни не смотрела на Джона как на партнера в постели. Она даже не могла обсуждать с ним эту тему.

Трейси, Бет, Сара и Лаура часто говорили о сексе. Лаура как-то рассказала, что член Питера заметно отклонялся налево и о том, какие это давало преимущества и какие проблемы при этом возникали. Когда Сара переспала с необрезанным парнем, она примчалась на следующее утро и описала все до мельчайших подробностей. Но сейчас все было по-другому. Это слишком личное.

Бет тем временем вешала плащ и болтала.

— Знаешь, мне кажется, я просто привыкла к Маркусу. Ну, он умный и все такое. Но он как бы… — Бет замолчала, и Трейси насторожилась, потому что не представляла, что за этим может последовать, — как бы устал, что ли. Или он слишком пресыщен и не так увлечен этим, ну ты понимаешь, о чем я?

— Может быть, ты просто хочешь сказать, что он эгоистичен? — предположила Трейси и вспомнила о Филе.

— Да-да, — закивала Бет. — Эгоистичен.

Трейси не надо было объяснять, что Джон абсолютно лишен эгоизма. Но она почему-то никогда не задумывалась, как этот аспект его личности может проявиться в сексуальной жизни. Как глупо с ее стороны. Конечно, он такой же благородный и внимательный в постели, как и во всем остальном.

— Я никак не могла понять, что он за парень, — делилась с ней Бет. — Понимаешь, сначала он показался мне жестким, как Мэтт Дэймон в «Умнице Уилл Хан-тинг», а потом комичным, как Джонни Депп в «Что достает Гилберта Грэйпа». А когда Мы разговорились, я поняла, что он очень чуткий и милый, как Леонардо Ди Каприо в «Титанике».

— А есть какой-нибудь знаменитый актер, которого он тебе не напомнил? — взорвалась Трейси.

— Бена Стиллера, — сказала Бет, как всегда, не заметив иронии. — Я провела ночь с Джонни не потому, что он крутой, а потому, что он не похож на других. Он хорошо относится к людям. И к женщинам.

Бет отложила сумочку, открыла ящик стола и вынула духи.

— Спасибо, что ты меня с ним познакомила. Он мне понравился. По-настоящему понравился, — попыталась объяснить она. — А секс с ним — это просто…

— Прошу тебя, — перебила ее Трейси, поднимая руки, как будто она хотела защититься от чего-то, — я не хочу об этом слушать.

Бет оторвалась от зеркала и удивленно посмотрела на подругу.

— Ты ведешь себя так, как будто злишься на меня за то, что я спала с Джонни, — сказала она. — Почему? Мы оба взрослые люди. Мы предохранялись.

Бет замолчала.

— Ты сама спала с ним? — спросила она у Трейси. Та в ответ только покачала головой. — Он просто невероятен.

* * *

Летучка проходила в чудовищной атмосфере, но Трейси никак не могла прийти в себя после бомбы, которую сбросила на нее Бет. Когда же она наконец поговорила с Джоном, то к бомбе присоединился огневой вал.

— Это было отлично, — пробубнил Джон. — Масса удовольствия. Бет — неплохая девушка. Твои советы работали как заклинания. Здорово, я почти забыл, что значит быть с женщиной. Трейси, я всю жизнь буду тебе благодарен. Как будто ты подсказала мне волшебные слова: «Сезам, откройся».

— Прекрасно, Аладдин, — резко ответила она. — Только не жди тысячу и одну ночь удовольствий.

— Почему? — удивился Джон. — По-моему, спрос на меня поднимается. И знаешь что?

Трейси покачала головой, онемев от такого развития событий.

— В субботу мне звонила Рут. Сегодня утром она опять звонила, и мы с ней собираемся встретиться. Я расскажу тебе, когда увидимся.

Трейси потеряла дар речи. Она появилась на летучке в состоянии, близком к коматозному. Трейси смотрела на Бет и представляла их с Джоном в постели. Она даже глазом не моргнула, когда Маркус оскорблял Тима и дразнил Сару. Трейси не ежилась в своем кресле, не удивлялась тому, что они не уходят после этого из редакции. Если бы у них было чувство собственного достоинства, они бы давно уволились, но то же самое можно было сказать и о ней. Только Элисон избежала шпилек в свой адрес, и Трейси готова была поклясться на Библии, что она спит с Маркусом. Но это было недостаточным условием, потому что, когда он спал с Бет, это не мешало Маркусу делать из нее котлету на каждой летучке.

Котлета вернула ее мысли к последней статье, которую она только что закончила: о мясных блюдах в Сиэтле. Какая чушь. Трейси потрясла головой.

— Должен вам сообщить, — завел Маркус, — что я приятно удивлен качеством работы нашей королевы опозданий, Трейси Хиггинс, судя по сегодняшнему дню, твердо вставшей на путь исправления. Немного поправились за последнее время, мисс Хиггинс? Видимо, это связано с выполнением служебного задания. Прекрасный обзор мясных блюд.

Маркус самодовольно оскалился.

— Теперь о наших планах. Я, заметил перемены в оформлении кексов. Сейчас они покрываются глазурью и шоколадом. Времена разноцветных кексов прошли безвозвратно, и мы должны первыми осветить это событие. — Он смотрел прямо на Трейси. — Напиши статью о кексах, мой маленький кексик. И не забудь упомянуть все пекарни, которые помещают у нас объявления.

— Ты шутишь? — спросила она.

— Боюсь, что нет. Мы напечатаем ее в среду, в кулинарном разделе. — Затем он повернулся к Бет, которая явно витала где-то в заоблачных высотах. — Ты меня слушаешь? — спросил ее Маркус.

— Нет, — ответила Бет. — А что, моя очередь?

Тим засмеялся, но быстро прикрыл рот рукой и попытался превратить смешок в кашель. Элисон с безучастным видом накручивала на палец свои идеальные волосы. Трейси дала себе слово, что напишет статью для другого издания и вырвется из этой клетки.

* * *

Фотографии и листочки с записями занимали все жизненное пространство. Ее идеи о неудачниках, крутых парнях и различиях между этими двумя категориями были отражены в графиках и диаграммах. Джон до преображения и Джонни после были увековечены на фото. Каждый этап проекта — скрупулезно, задокументирован. Но почему-то свидание с Бет спутало все карты.

Она пустила все свои журналистские связи, предложила нескольким людям свою статью, пока еще только в виде идеи, напечатала несколько запросов и разослала их в пароксизме активности, что со стороны выглядело как самоотверженный труд на благо «Сиэтл тайме» и Маркуса. Плохо для родной газеты, что вся эта кипучая деятельность вызвана желанием вырваться отсюда. Было рановато подводить итоги, но ей казалось, что ее предложение может заинтересовать «Сиэтл мэгэзин» или компьютерный журнал.

48
{"b":"10292","o":1}