ЛитМир - Электронная Библиотека

— Правда? — спросил Джон.

Насколько он уверен в себе в сексуальном плане? И насколько его уверенность оправданна? Глядя на Джона в новой одежде, с новой прической и со щетиной на подбородке, она впервые подумала, что он очень привлекателен. Трейси отвернулась, чтобы Джон не заметил, как она покраснела. Как странно думать о нем так. Как будто представляешь себя в постели с братом.

Когда Джон взял ее за руку, Трейси чуть не подпрыгнула.

— Ты больше не сердишься? — спросил он.

— Нет, не сержусь, — ответила она.

Трейси в который раз подумала, что сейчас самое время рассказать Джону о статье. Может быть, тогда она сдвинется с мертвой точки. Но она снова малодушно отложила объяснение на потом.

* * *

Когда Трейси вернулась домой, ей больше всего хотелось выпить пива и свернуться калачиком в теплых объятиях Фила. Но посмотрев сначала в холодильник, а затем на надутое лицо приятеля, она поняла, что не получит ни того, ни другого.

— Ты не купил пива? — спросила Трейси.

— Нет. Если его не будет, я не буду его пить, — объяснил Фил. — Мне нужно сократить расходы.

Как всегда. Думает только о себе.

— Кстати о расходах. Мне нужно подстричься. Ты будешь стричься, Лаура?

— Да. Но на самом деле мне бы хотелось покрасить-ся перьями.

— Стефан делает это потрясающе. Джон ходил к нему.

— Знаешь, парень должен платить тебе за обучение, — сказал ей Фил.

— А ты должен платить мне за квартиру! — отрезала Трейси, хлопая дверцей холодильника.

Фил, рассеянно мешавший равиоли, взял бутылку французского соуса, подошел к столу и полил четвертинки салата.

— Ужин готов, — объявил он.

— Ты приготовил ужин, Фил? — Трейси посмотрела на сковородку. — Надо же. Извини, но я не хочу есть.

— Но ведь… Я сделал это для тебя.

— Лаура составит тебе компанию, а я пока приму ванну, — предложила она. — Все, что мне нужно, это поскорее залезть под одеяло.

Трейси пошла в ванную, Фил отправился следом.

— Трейси, это очень важно, — сказал он. — Я хотел поговорить с тобой за ужином. Понимаешь, тут подвернулась работенка…

Фил замолчал. Трейси залезла под раковину в поисках пены для ванн.

— В смысле другая группа? Ты уходишь из «Желез»? — спросила Трейси.

— Да нет, я имею в виду настоящую работу, — сказал Фил. — Ну, пока это испытательный срок. Ты представляешь, я и полупроводники?

Трейси перестала рыться под раковиной и посмотрела на него.

— Ты что, будешь работать проводником в поезде? — изумилась она.

— Нет, я сказал совсем другое. Черт! Если бы ты обращала на меня хотя бы часть того внимания, что на этого хакера и свою дурацкую статью, ты бы поняла, о чем я говорю.

Фил повернулся и вышел. Отлично. Пусть отправляется к себе домой. Все, что ей нужно, — это горячая ванна.

Глава 27

Негромкий гул разговоров наполнял зал ресторана. Официанты и официантки сновали между кухней и столиками с нагруженными подносами. За угловым столиком расположились Джон и Саманта. Он, приняв позу Джеймса Дина из «Бунтовщика без причины», заканчивал свою трагическую историю.

— Я никому никогда об этом не рассказывал, — сказал Джон, нервно поигрывая тюбиком «Пез» с головой Гуфи. Уши игрушки крутились. Что же дальше, думал Джон. Для краткости он объединил два совета Трейси в один: придумал трагедию своей жизни и поделился этой тайной с Самантой.

Ее сочувствие неожиданно вызвало у него презрение. Джон решил, что это из-за того, что она так легко и охотно проглотила очевидную ложь. Но ведь если бы он сказал малознакомому человеку, что он мормон, или сирота, или родился в День независимости — на самом деле он родился 3 декабря, — ему все равно бы поверили. Обманывать Саманту было нетрудно. Но почему он чувствует такое превосходство над ней?

Его беспокоило еще кое-что: чем больше он лгал, тем легче это получалось. И Джон все больше сомневался: а вообще говорит ли кто-нибудь когда-нибудь правду? Например, его отец? Может быть, он лгал Джону все эти годы, так же как и его матери? Джон молча уставился в стол.

— Я просто не понимаю, как я могла так ошибаться в тебе, — говорила Саманта. — То есть я обращала на тебя внимание, но думала, что ты…

Она замолчала — Джон ждал, что она придумает вместо слова «трудоголик».

— Ну, я просто думала, что ты совсем другой, — наконец сказала Саманта.

Джон пожал плечами, идеально копируя Джеймса Дина.

— Да, меня многие не понимают. — Он вздохнул и посмотрел на трубочку с леденцами. — Мой брат очень любил эти леденцы.

Джон уже понял, что чем меньше говоришь, тем лучше. Иначе можно ляпнуть что-нибудь не то и все испортить или придется продолжать врать и запоминать свою ложь. Может быть, из-за этого такие, как его отец, все время сходятся и расходятся. Врать становится все сложнее, а правда неприемлема, вот и приходится начинать сначала.

Саманта услышала, как он вздыхает, и прониклась еще большим сочувствием.

— О чем ты думаешь? — спросила она. — Мне ты можешь сказать.

Она смотрела на него умоляющими глазами. «Соври мне, — говорили эти глаза. — Расскажи мне что-нибудь потрясающее, чтобы я стала участницей настоящей драмы».

— Что же было дальше? — спросила Саманта, наклонясь к нему.

— Брат вел мой мотоцикл, а я сидел сзади. Вдруг меня выбросило на повороте. Я не получил ни царапины, а он… — Джон сделал эффектную паузу. — Он погиб.

Он долго не прерывал наступившего молчания, повернувшись к ней в профиль и изо всех сил сжимая челюсти. «Господи, как бы мне не превратиться в Щелкунчика, — подумал Джон, — лучше с этим заканчивать».

— Я всегда буду чувствовать свою вину, но с тех пор я забыл, что такое страх.

Саманта печально кивнула.

— Мне кажется, я тебя понимаю, — сказала она.

Это было здорово, потому что сам Джон уж точно не понимал. Какая чушь! Неужели девушкам действительно нравится этот бред?

К ним подошла официантка, миленькая молоденькая азиатка. Джон поднял голову и неожиданно взял девушку за руку.

— Правда, у нее красивые глаза? Я ни у кого еще таких не видел, — сказал он.

Сэм улыбнулась официантке. Когда Джон увидел выражение лица Саманты, он почувствовал себя суперменом.

* * *

На следующее утро вполне довольный собой Джон шел по коридору «Микрокона». Его радар был настроен на Саманту, когда он заметил впереди женскую фигурку, показавшуюся ему знакомой. Прошлой ночью они с Сэм не дошли до конца, но Джон был уверен: чтобы добиться остального, ему осталось только щелкнуть пальцами. Он решил, что Саманта считает оральный секс прелюдией к любовным отношениям. Именно так она хотела показать, что не относится к тем женщинам, которые отдаются на первом свидании.

Сэм оказалась поразительно нежной и мягкой для энергичной напористой особы, успешно делавшей карьеру. Но Джон уже начинал понимать, что поведение женщины в постели и на людях может сильно отличаться. Размышляя об этом, он не спускал глаз с женщины, идущей впереди, и наконец узнал ее.

— Кэрол! — окликнул он.

Это была красотка из аэропорта! Она ведь говорила, что «Микрокон» — ее клиент. Девушка обернулась, и Джон приложил все силы, чтобы притвориться равнодушным. Он не побежит ее догонять. Если она подождет его, то он притворится, что просто шел мимо. Он не собирался бегать за девушками и пытаться привлекать к себе внимание. Это верный путь к провалу.

Порой ему казалось, что он никогда этому не научится. Но красотка Кэрол, увидев его, медленно подошла, и Джон заметил, что она его узнала. Он принял одну из поз Джеймса Дина, на этот раз демонстративно-вызывающую.

Джона смущало то, что она может вспомнить его как придурка из аэропорта, к тому же это он ее окликнул; да еще Кэрол поймет, что он работает в «Микроконе». Но он жаждал реванша. Может быть, ему удастся обратить образ серийного убийцы в свою пользу. Опасный тип, но достаточно респектабельный, чтобы работать в «Микроконе», — это по-своему неплохо.

51
{"b":"10292","o":1}