ЛитМир - Электронная Библиотека

Она накормила Джона его любимой куриной лапшой, погладила по сине-черным волосам и сказала:

— Ты выглядишь усталым. Совсем замучился на работе?

Вместо того чтобы честно ответить, что устал он не от работы, Джон согласно кивнул.

— Почему бы тебе не завести собаку? — неожиданно предложила она.

Один из типично материнских безумных вопросов. Джон нежно посмотрел на нее и чуть не пожаловался, что поссорился с Трейси, но тогда пришлось бы рассказывать о Бет, Рут и других девушках, а этого ему не хотелось.

Джон позвонил Трейси, чтобы извиниться. Он готов был на все, чтобы вернуть их дружбу, хотя ему очень нравилась его теперешняя жизнь. Но Трейси ему обрадовалась и предложила сходить на свидание с мисс «Сиэтл тайме».

Она ужасно рассердилась на него в кофейне. Джон так и не понял, за что. Но когда он зашел к Трейси в редакцию, она казалась прежней. Может быть, она устроила это свидание в знак примирения? Трейси не любила признавать свои ошибки. Она никогда бы не сказала: «Извини, я злилась на Маркуса, а досталось тебе», — или просто: «Я плохо себя чувствовала». Трейси вела себя дружелюбно и отдала ему билеты. В новой рубашке от Армани и магическом пиджаке, с трехдневной щетиной на подбородке, Джон выглядел потрясающе. Трейси одобрила его вид и поправила воротник. Так что на душе у него опять стало спокойно.

Джон не интересовался этой группой — кроме «Закона кармы», он не слышал ничего из их записей. Но Трейси сказала, что мисс Вселенная обожает Тома Йорка, и Джону осталось только пожалеть, что он не успел посмотреть MTV, чтобы перенять у певца несколько характерных жестов. Если уж он научился копировать Джеймса Дина, то у него получится и Том Йорк.

Этой девушке — Джон забыл, как ее зовут, то ли Александра, то ли Элисон, он решил называть ее Эли, чтобы не ошибиться, — хватит и Джеймса Дина, ловятся же на него все остальные. Джон улыбнулся и покачал головой. В некотором смысле ему повезло, что он раньше не знал, как это легко, иначе он бы и школу не закончил.

В бистро он сел за стол, заказал пиво и стал ждать. У него не было часов, но Джон был уверен, что опоздал. Интересно, на сколько опоздает она? Джон забеспокоился: вдруг он пришел не туда или Трейси что-то перепутала. Впрочем, какая разница? Он всегда может позвонить Рут или, в крайнем случае, Бет и предложить сходить с ним на концерт. Или просто попытать счастья в баре. В Сиэтле полно девушек, обожающих Тома Йорка.

От скуки Джон просмотрел меню: обычный набор — цыплята, жареная картошка, гамбургеры. Он отложил меню в сторону и тут заметил ее.

Она вошла в зал и стояла, оглядываясь по сторонам. Она не была мисс Вселенной. Она была настоящим ангелом. Джон мгновенно узнал ее и мысленно послал Трейси горячую благодарность. И мужчины, и женщины смотрели на Эли, а она, как во сне, медленно, но неотвратимо поплыла к нему. Она была высокой и тонкой, как стрела. Ее ноги начинались на полу и продолжались в бесконечности. Джон был готов отдать жизнь за то, чтобы коснуться ее сверкающих серебристых волос.

«Успокойся, — сказал он себе. — Ни Том Йорк, ни Джеймс Дин на его месте и глазом бы не моргнули». Все советы Трейси промелькнули у него в голове. Он сжал в руке стакан и выпил пива, чтобы успокоиться.

— Ты, наверное, Эли, — сказал он девушке, когда она подошла к его столу.

— Элисон, — поправила она. Пока Элисон рассматривала его, Джон чувствовал себя товаром на полке. — А ты Джонни.

Он кивнул — молчать было безопаснее. От красоты Элисон перехватывало дыхание, а ее кожа напоминала Джону идеальное покрытие на экране его нового ноутбука. О чем можно говорить с богиней? Он почувствовал себя так же скованно, как в прежние времена при случайных встречах с Самантой в холле «Микрокона».

Черт! Джон не мог позволить себе рецидив теперь, когда напротив него сидела Элисон. Он был готов все испортить и спросить, любит ли она свою работу или какой у нее знак зодиака, но, к счастью, вспомнил, что не должен много говорить. Джон сжал челюсти в проверенной манере Джеймса Дина и отхлебнул пива. Пусть она заговорит первой.

Эта тактика себя оправдала. Поскольку Элисон привыкла, чтобы мужчины ее развлекали, молчание ее тяготило. К тому моменту, когда она заговорила, Джону удалось успокоиться и перевести дыхание.

— Чем ты занимаешься? — спросила она.

— Пью пиво, — ответил Джон.

Глаза Элисон блеснули, и она почти улыбнулась. Ее приоткрытые губы оказались еще желаннее, а слепок с ее зубов мог бы стать идеальным учебным пособием для будущих ортодонтов.

Они немного поболтали. Элисон спрашивала о его работе, семье, машине и прочей чепухе. По ее тону Джон понял, что усвоил правила этой глупой игры, так как прошел проверку даже у такого совершенства, как Элисон. Но теперь он и смотреть не захочет на другую девушку.

Сидя напротив Элисон в сумеречном освещении бистро, он уверенно справлялся с ее вопросами, не показывая, насколько потрясен ее красотой.

А когда официантка подошла, чтобы принять заказ, он автоматически взял девушку за руку и, повернувшись к Элисон, сказал:

— Правда, у нее красивые глаза? Я ни у кого еще таких не видел.

Глава 32

На следующее утро Трейси, напевая себе под нос, шла по коридору «Тайме». Она была еще в плаще и несла под мышкой пакет с кофе и пирожным. Бет выглянула из своей клетки.

— Привет, Трейси, — сказала она, но подруга пронеслась мимо, как легкий ветерок.

Это не помогло: Бет сорвалась со своего рабочего места и преследовала ее до самой кабинки. Трейси вздохнула. Ничего, скоро все будет позади. Бет влюбится в кого-нибудь другого, сама она вернет себе друга, и наладятся ее отношения с Филом.

— Ты с ним уже разговаривала? Она его обломала? — Бет сгорала от нетерпения.

Трейси пожала плечами, хотя знала, что это не поможет избавиться от допроса.

— Она его точно отшила. Она такая идиотка! — воскликнула Бет.

— Бет, у меня есть более важные дела, чем следить за каждым шагом в любовных отношениях моих друзей, — сказала Трейси.

Она сняла плащ, повесила его на крючок и села за стол. В этот момент в кабинку влетела Сара.

— Ты уже знаешь? — спросила она.

— Знаю что?

— Это об Элисон. Это что-то об Элисон, — догадалась Бет.

Сара улыбнулась с превосходством человека, который узнал сплетню на минуту раньше, чем другие. Трейси покачала головой и отвернулась, распаковывая свой завтрак.

— Угадайте, кто позвонил и сказал, что заболел? — спросила Сара.

— Маркус? — сделала попытку Трейси. — Ну и ну! Надеюсь, у него рак матки.

— Элисон! Элисон сказалась больной? В день редакционного совещания? — Даже Бет не ожидала этого.

— Маркус ее убьет, — радостно заявила Сара.

— Она безжалостная. Она, наверное, убила Джона, — предположила Трейси и кровожадно улыбнулась.

Она открыла пакет и достала кофе и пирожное.

— Бет, ты ведь ходишь к психотерапевту, чтобы избавиться от своих безумных привязанностей. Что он говорит?

— Он только прописывает мне все новые лекарства. Мы почти не разговариваем. Он скорее бармен: делает коктейли для мозгов. Кстати о безумных привязанностях: ты вроде бы излечилась от пристрастия к бисквитным пирожным? От них жутко толстеют.

— Я их давно не ела. Только сегодня… — начала объяснять Трейси.

— Ты из-за чего-то нервничаешь, — сделала вывод Сара.

— Совсем нет! — поспешно возразила Трейси.

— Ладно, тогда говори, что Джонни сказал об Элисон, — нажала на нее Бет.

Трейси отвела глаза в сторону.

— Он ничего не сказал. Он даже не позвонил, — призналась она.

— Он не позвонил? Черт! Он всегда звонит тебе. Черт! Трейси, она его подцепила! Она подцепила его на крючок так же, как и всех остальных. Еще одна рыбка в ее улове, окунь, клюнувший на ее приманку! — запричитала Бет.

— Хватит о рыбе! Я не могу говорить о рыбе на пустой желудок.

— Бедный Джонни, — горестно сказала Бет, качая головой. — Он заслуживает лучшего.

58
{"b":"10292","o":1}