ЛитМир - Электронная Библиотека

Трейси отлично понимала, что, по мнению Бет, этим лучшим могла быть только сама Бет. Ладно, у каждого человека есть свое слабое место. В этот момент зазвонил телефон.

— Это он! Клянусь, это он! Я возьму трубку! — заволновалась Бет.

— Извини! Это мой кабинет и мой телефон, — напомнила ей Трейси.

— Точнее, твоя кабинка, — ехидно поправила Сара.

Раздался следующий звонок.

— Пожалуйста, разреши мне ответить, — умоляла Бет. — Я дам тебе в получку пятьдесят долларов.

Еще звонок.

Трейси попыталась взять трубку, но Бет встала на ее пути. Трейси сама умирала от желания узнать, что же произошло вчера, но не призналась бы в этом ни за пятьдесят, ни за сто долларов, ни за бисквитное пирожное. Через сколько звонков включается автоответчик? Обычно через три или четыре. Трейси попыталась обойти Бет, но ей это не удалось.

— Бет! Прекрати! Веди себя прилично! — не выдержала Трейси.

— Блеск! Это забавней, чем в «Молодых и неутомимых» [24], — пошутила Сара.

Сделав обманное движение, Трейси выхватила трубку, просунув руку под мышкой подруги.

— И когда только вы начнете вести себя как взрослые? — спросила она и поднесла трубку к уху: — Алло.

— Трейси? Это Элисон.

Отлично. Теперь Трейси могла проучить Сару и Бет за их нахальство. Плюс она услышит, как Элисон отбрила Джона, и вставит в статью подробное описание этой истории. Ей не хотелось вести себя стервозно, но он это заслужил, и, в конце концов, это делается для его же пользы.

— Привет, Элисон, — вежливо сказала Трейси.

Как она и ожидала, услышав это, Сара и Бет застыли на месте. Глаза Сары раскрылись так широко, что чуть не выкатились из орбит, а у Бет волосы встали дыбом. Сара спрыгнула со стола и подошла поближе к Трейси, Бет сделала то же самое с другой стороны. Трейси постаралась отодвинуться как можно дальше от них, чтобы они не слышали, что говорит Элисон.

— Знаешь, Трейси, что со мной? Я не могу встать с постели. — Трейси с трудом разбирала слова. Элисон говорила тихим хрипловатым голосом.

— У тебя что, грипп? — спросила она.

— Нет, я просто не могу встать с постели.

Бет толкнула Трейси локтем под ребро. Ей не терпелось узнать, о чем они говорят, но Трейси крепко прижимала трубку к уху.

— Сейчас ходит какой-то вирус. У тебя, по-моему, ангина.

— Нет, я не заболела, — слегка раздраженно сказала Элисон и замолчала. — Я не могу встать, потому что не хочу. У меня здесь Джонни и…

Трейси упала в кресло, чуть не сбив с ног Сару.

— Черт! — выругалась Сара. — Оставь эти приемчики для Маркуса.

Бет и Сара заметили, что на лице Трейси вместо торжествующей улыбки появилась растерянная гримаса. Она повернулась к девушкам спиной. В голове у нее зашумело, и Трейси пропустила несколько слов.

— …и я не могу встать из постели. И не хочу. Я просто выдохлась.

— Но как…

Что Трейси могла ей сказать в ответ? «Он не настолько хорош в постели»? «Он для меня всего лишь друг»? «Не верь своим глазам и своим чувствам, он обыкновенный зануда»? «Будь с ним пожестче, он это заслужил»?

— Но как же редакционное совещание? — спросила Трейси растерянно.

— К черту Маркуса и к черту совещание! Мне с Джонни так хорошо.

— Правда? — не выдержала Трейси.

— Супер, — прошептала Элисон голосом эксперта.

«Что ж, если кто имел право судить, то это, конечно, Элисон», — с горечью подумала Трейси. В чем же она ошиблась? Бет толкала ее с одной стороны, Сара с другой, а Элисон продолжала:

— Трейси, я должна извиниться перед тобой. Я думала, что ты не очень хорошо ко мне относишься, но теперь вижу, что ошибалась.

«Ты не ошибалась, — подумала Трейси. — Это сейчас ты ошибаешься».

— Что? — не выдержала Бет. — Что она с ним сделала?

Трейси оттолкнула подругу локтем и прикрыла микрофон ладонью.

— Я хочу тебя поблагодарить, — продолжала Элисон. — Джонни рассказал мне, какие вы близкие друзья и… Спасибо тебе за лучшую ночь в моей жизни.

— Не за что, — ответила Трейси.

— Ой, Джонни просыпается, я должна идти, — заторопилась Элисон. — Еще раз большое спасибо.

Она положила трубку. Трейси послушала короткие гудки и тоже положила трубку. Она медленно повернулась к подругам.

— Элисон провела ночь с Джонни.

Бет застонала.

— Я этого не переживу. Это нечестно.

— Она и сейчас с ним в постели, — добавила Трейси, с удивлением чувствуя, что ее глаза наполняются слезами. Ей стало невыносимо одиноко.

— Я не могу понять, что происходит. Неужели он так хорош в постели?

— Он самый лучший, — сказала ей Бет, медленно встала и повернулась, чтобы уйти. — Может быть, мне лучше вернуться к Маркусу? — добавила она, выходя из кабинки.

Сара посмотрела на Трейси.

— Что ты собираешься делать?

Трейси взяла пирожное и откусила от него большой кусок.

— Подожду до воскресенья, — проговорила она с полным ртом, — и убью его.

Глава 33

Джон лежал, прижимаясь к нежному телу Элисон. Ее кожа казалась ему восьмым чудом света. На секунду он вспомнил свой проект. Если бы была возможность превратить ощущения в виртуальную реальность, он купил бы у Билла Гейтса «Майкрософт» уже через пару месяцев.

Джон мечтательно улыбнулся. Прошлая ночь, как и две другие с Элисон, была невероятной. Если сравнить это завоевание с победой на поле боя, то Элисон — его Ватерлоо, а он Железный герцог.

Невероятно, что такие чудеса могли происходить в реальной жизни. В Библии мужчины познавали своих женщин. И когда он обнимал Элисон и входил в ее шелковистое тело, он познавал ее, но при этом она оставалась для него загадкой. Может быть, когда-нибудь он ее разгадает. Джон знал об Элисон только одно: она неповторима и любить ее — наслаждение. Но она была для него незнакомкой. А он для нее хуже, чем незнакомец. Он самозванец.

Джон сел в постели и потянулся. Элисон перевернулась на спину, открывая не только прекрасное лицо с нежными голубоватыми тенями вокруг глаз, но и совершенную округлую грудь. Это было так потрясающе, что Джон снова ощутил эрекцию, как будто после трех раз ему все еще было мало.

На самом деле, в постели Элисон привыкла брать, а не давать. Бет была гораздо лучшей любовницей. Но чтобы возбудиться, Джону достаточно было только посмотреть на Элисон. Он приготовился к следующему подвигу любви, но тут зазвонил телефон.

На этот раз они были в его квартире. Джон нарушил правило, и наказание не заставило себя ждать. Он не хотел брать трубку, но тогда Элисон могла решить, что слишком важна для него, и он мог ее потерять. Джон надеялся, что это не Бет. Поэтому он ответил.

— Привет, Джон. Узнаешь меня? — спросил мужской голос.

Джон чуть не уронил телефон.

— Папа?

Джон уже года два не имел никаких известий от отца, если не считать открытки из Пуэрто-Рико и письма из Сан-Франциско, в котором Чак просил вложить сто тысяч долларов в предприятие, которое собирался открыть с двумя такими же, как он, записными неудачниками. Джон послал отцу чек на тысячу и пожелал удачи. С тех пор от Чака ничего не было.

— Папа… — повторил он.

Элисон повернулась и подняла голову, чтобы посмотреть на него. Но в этот момент Джону не хотелось, чтобы кто-нибудь видел его лицо. Он опустил ноги на пол и сел к ней спиной.

— Сегодня мой день, Джон. День отца. Я же твой отец.

В его голосе слышались жалобные нотки. Может быть, он уже выпил? Часов у Джона не было, но он знал, что еще рано. Слишком рано для того, чтобы выпивать. Неизвестно, правда, в каком временном поясе-и даже в каком полушарии — находился сейчас Чак. Может быть, в Сингапуре время коктейлей.

— Ты найдешь время, чтобы встретиться со мной? — продолжал отец. — Я проехал длинный путь, чтобы увидеть тебя, сын.

Джон поежился. Если Чак говорил ему «сын», значит, действительно случилось что-то серьезное. Отец не любил признавать, что он старше тридцати пяти, поэтому для него было ужасно иметь такого взрослого сына, как Джон. Несмотря на то что Чак старел, он по-прежнему выбирал молодых женщин, хотя его критерии опускались все ниже. Джон вздохнул, надеясь, что отец не услышит этого.

вернуться

24

Популярный в США молодежный телесериал.

59
{"b":"10292","o":1}