ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я оставлю свет включенным
Нож. Лирика
Жена между нами
Любовь со второго взгляда
Ругаться нельзя мириться. Как прекращать и предотвращать конфликты
Метро 2035: Бег по краю
Приручи, если сможешь!
Жить на полную. Выбери лучший сценарий своего будущего
Президент пропал

Она ненадолго задремала и проснулась от шума открывающейся двери. Трейси высунула голову из-под одеяла и увидела входящую в спальню Лауру.

— Ну и ну! — Лаура осмотрелась. — Хуже, чем я думала. Я купила все, что ты просила, кроме торта-мороженого. Это уже полное разложение.

— Тебя не спросили.

Лаура устроилась в ногах кровати, привстала, чтобы вытащить из-под себя тарелку с крошками, и снова уселась.

— Слушай, ты так выглядишь, как будто собралась умирать. Поверь, я хорошо знаю, каково тебе сейчас. Может быть, ты действительно навсегда испортила отношения с Джоном, хотя я считаю, что вы еще помиритесь, — сказала Лаура. — Тем не менее тебе надо вылезти из постели.

— Я не хочу, — возразила Трейси. — У меня нет работы, я не хожу в офис. И я никогда больше не пойду в спортзал. И мне еще два года не понадобится стричься. Вот и все.

Лаура заглянула в пакет с продуктами и вытащила печенье. Она взяла горсть «Золотых рыбок», бросила их в рот и передала пакет Трейси.

— И что с тобой будет дальше? — спросила Лаура.

— Пока работает доставка пиццы и есть наличные, чтобы за нее заплатить, я буду здесь. — Трейси похлопала ладонью по одеялу. — Я разрушила свою жизнь. Молли была права. Я дура.

Лаура встала и прошла к кухонному столу. Она вытащила хлеб, сырную пасту и банку виноградного желе и принялась готовить бутерброды.

— Молли — мудрая женщина. И отличный босс.

Лаура передала подруге бутерброд. Трейси откусила кусочек и зажмурилась от удовольствия. Лаура снова села рядом и принялась за свой бутерброд.

— И что сказала Молли? — спросила она.

— Она сказала, что я напрасно тратила время на разных идиотов, когда меня любил Джон. Он все время был рядом со мной, а я даже не ценила этого.

Трейси снова принялась за бутерброд, стараясь думать о том, что он скоро закончится, и не думать о Джоне.

— Почему женщинам нравятся плохие парни? — спросила Трейси. — Почему мы предпочитаем страдать, если рядом есть добрые и милые ребята? Почему мы их просто не замечаем?

Лаура пожала плечами.

— Потому что бог — садист? — спросила она, вставая, чтобы сделать еще пару бутербродов.

Трейси проигнорировала ее легкомысленную реплику.

— Почему ты думала, что любишь Питера, а я считала, что без ума от Фила, а Бет свихнулась на Маркусе?

Лаура дала ей следующий бутерброд, снова села на кровать и вытянула ноги.

— Мне кажется, это еще одна из жестоких шуток женской природы, — продолжала Трейси. — Как склонность к полноте и менопауза. Самое обидное, что примерно через пять лет мы начинаем подыскивать хорошего парня, чтобы выйти за него. И все те ребята, на которых мы и смотреть не хотели в школе и в университете — такие очкарики, как Билл Гейтс, Стивен Спилберг и Вуди Аллен, с которыми никто не хотел встречаться, — теперь могут выбирать себе любую кинозвезду или модель, потому что у них есть и ум и деньги.

Трейси снова откинулась на мятые подушки, оставив бутерброд лежать на груди.

— Я испортила себе жизнь. Я умру одинокой и несчастной.

Лаура пожала плечами.

— А Фил? Тебе не обязательно быть одинокой. Ты можешь остаться с Филом, хотя его не публикуют, у него нет работы и он воображает себя пупом Земли.

Трейси спокойно выслушала описание Фила.

— Подожди, пока я опять решу, что влюбилась в него. — Она помолчала, затем потрясла головой. — Фил! Он давно мне надоел, я просто этого не замечала.

— Ну, я не знаю, — сказала Лаура. — Он не так уж плох. Я думаю…

Трейси резко села, и ее бутерброд полетел в Лауру: он отскочил от подруги и снова приземлился на одеяло.

— Знаешь, что меня мучает больше всего? Я не могу поверить, что не замечала Джона до тех пор, пока не создала ему новый имидж и им не заинтересовались другие девушки. — Трейси ударила кулаком по подушке. — Я не понимала, какой он, пока не уничтожила его.

Лаура подняла бутерброд и протянула его Трейси, но та отрицательно покачала головой. Если она съест что-нибудь еще, ее просто стошнит, а учитывая, что она не собиралась вставать с постели, надо было подумать о последствиях.

— Я люблю его, но мне его уже не вернуть. Я заслуживаю того, чтобы пролежать здесь в одиночестве всю оставшуюся жизнь. — Она опрокинулась на спину. — Поверь мне, так будет лучше для всех, — трагическим тоном произнесла Трейси, глядя в потолок.

— Послушай, во всем есть хорошая сторона, — бодро сказала Лаура. — Ты наконец поняла, что любишь его. Я знаю это не меньше года.

— Прекрасно, значит, ты умная, а я дура. Если бы ты сказала мне это тогда, я сейчас была бы с ним. А теперь мне надо становиться в очередь за Эдисон, Бет, Самантой и Рут.

— Ну и ну! — воскликнула Лаура. — Они все у него на крючке? Хорошо, что я не попала в этот список.

Она помолчала немного, словно сомневаясь, задавать ли тот вопрос, который интересовал ее. Но, как всегда, выбрала откровенность.

— А он и правда так хорош в постели, как рассказывала Бет?

— Лучше, — простонала Трейси, зарыдала и натянула одеяло себе на голову.

Через несколько минут она успокоилась, вытерла одеялом глаза и нос и выглянула из-под него. Лаура продолжала сидеть на краю кровати.

— Трейси, ты уверена, что у тебя с Джоном все кончено? — спросила она. — И ты никогда больше не выйдешь из этой квартиры?

Трейси кивнула.

— Я не согласна на переговоры, Лаура. Я захватила себя в заложники, и никто не выйдет отсюда живым.

Лаура решила, что настал подходящий момент.

— Тогда ты не расстроишься, если узнаешь, что случилось кое-что действительно ужасное. Намного хуже, чем твоя ссора с Джоном.

— Что? Ничего не может быть хуже.

— Вышла твоя статья.

Трейси подпрыгнула, словно от удара током.

— Не ври! — закричала она. — Этого не может быть! Маркус меня уволил, но он не стал бы…

Лаура вынула из сумки газету и бросила ее на постель.

— Может. И стал.

Трейси схватила газету и принялась листать.

— Первая страница в разделе «Образ жизни», — подсказала ей Лаура.

Наконец Трейси нашла свою статью. Она занимала всю первую страницу и продолжалась на третьей и четвертой. Были сделаны идиотские врезки о хакере и президентах нескольких компаний.

— Теперь я уж точно никогда не помирюсь с Джоном. Он не будет со мной даже разговаривать. Проклятый Маркус! Лживая скотина. — Трейси просмотрела статью. — Кошмар! Лучший человек на планете, а я сделала из него посмешище.

Послышался шум открываемого замка. На секунду Трейси решила, что пришел Джон, но тут же поняла, кто это.

— О черт! Это Фил.

Послышались шаги в гостиной, и в дверях спальни появился Фил, преображенный до неузнаваемости. Короткая стрижка, портфель, спортивная куртка. Фил подошел к кровати, не замечая состояния Трейси и царящего в постели беспорядка. Он попросту расчистил себе место и сел рядом. Трейси была слишком измучена, чтобы задавать вопросы, но Лаура действовала за двоих.

— Фил, неужели это ты? — спросила она.

— Привет, Лаура, — весело сказал он. — Трейси, ты не замечаешь никаких изменений?

— Ты подстригся? — спросила Трейси. — Тоже слишком коротко.

Фил улыбнулся.

— Ты привыкнешь. И не только это. Я нашел работу.

Лаура встала.

— Ладно, ребята. Я лучше пойду. У меня сегодня вечерняя смена в «Хижине Джаббы». Трейси, позвони мне.

Лаура нагнулась и потрепала Трейси по ноге.

Оставшись наедине с Филом в грязной постели, Трейси почувствовала себя еще хуже, если только такое было возможно.

Фил улыбался ей, как будто с сальными волосами и в самой старой ночной рубашке она была прекрасна, как картинка.

— Трейси, ты выиграла пари, — сказал он. — Я видел статью. И я готов платить по счетам.

— Похоже, что нам обоим придется это делать, — грустно ответила Трейси.

— Прекрасно. Ты получила меня. Со всеми потрохами. Я уже запаковал вещи, чтобы переехать сюда.

Трейси со стоном юркнула под одеяло.

— Не волнуйся, Фил. Это было глупое пари. Нельзя платить за выигрыш человеческой жизнью.

65
{"b":"10292","o":1}