ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Большая книга японских узоров. 260 необычных схем для вязания спицами
Кладбище домашних животных
Экспедиция Оюнсу
Злодей для ведьмы. Ключ к мечте
Побежденный. Hammered
Скажи машине «спокойной ночи»
Без надежды на искупление
Наследник из Сиама
Империя должна умереть

— Если судить по этому, тебе следовало тратить больше времени на «Парсифаль», чем на меня и других девушек.

Джон посмотрел на листок. Это было послание от Дейва, координатора его отдела. Во втором абзаце прописными буквами было напечатано: «Провал». Джон оттолкнулся и отъехал на кресле от стола. Кэрол пошла к двери.

— Удачи тебе! — сказала она. — Может быть, встретимся когда-нибудь в аэропорту.

* * *

Наконец этот чудовищный день закончился. Джон вышел из офиса и направился к своему велосипеду, но там его ждала Трейси. Заметив ее, Джон развернулся и пошел обратно к входу в «Микрокон».

— Джон, не уходи! Ну пожалуйста! — крикнула Трейси и побежала за ним. — Я хочу все объяснить и извиниться.

Он покачал головой:

— Я не знал, что ты лгунья.

— Джон, клянусь тебе. Я собиралась попросить у тебя разрешения, прежде чем…

— Попросить разрешения издеваться надо мной? — перебил он. — Не думаю, чтобы я позволил это даже тебе.

— Послушай! Маркус отказался от этой идеи несколько месяцев назад. Я хотела…

— Но когда Маркус передумал, ты кинулась ему на шею?

— Маркус обещал, что не будет печатать…

— Что ты о себе возомнила? — возмущенно спросил Джон. — Кто дал тебе право вмешиваться в чужую жизнь?

Он не мог поверить в такую жестокость. Трейси использовала его, чтобы к ней переехал Фил!

— Но ты же сам меня попросил, — напомнила Трейси.

Это правда. О чем он думал тогда?

— Ты знаешь, — сказал Джон, — наверное, Молли была права. Ты слишком тупая, чтобы быть умной. Может быть, я просил тебя совсем о другом? Может быть, я хотел выяснить гораздо более важный вопрос, а не то, почему меня продинамила Саманта.

— Что? Что ты хотел выяснить?

Джон повернулся и пошел прочь. Ему хотелось, чтобы она растворилась в воздухе, исчезла навсегда. Но Трейси следовала за ним словно тень. Только не это! Ему не нужны были свидетели его переживаний.

— Ты семь лет была моим лучшим другом, и ты не знала, о чем я спрашиваю? И почему?

— Если тебе была нужна я, почему ты не сказал мне об этом? — защищалась Трейси. — Я не умею читать чужие мысли.

Это было слишком несправедливо.

— Как я мог? Сколько раз я слышал, что ты любишь меня, но не в том смысле? — Боль и ярость сводили его с ума. — Ты хоть представляешь, как это оскорбительно? Думаешь, я бы выдержал, если бы снова услышал это от тебя? — спросил Джон. — Ты оказалась достаточно умна, чтобы разыграть этот фарс, и девушки начали бросаться на меня. Ты превратила меня в современный вариант моего отца. И еще написала эту статью, которая сделала меня клоуном, над которым смеется весь Сиэтл. Но у тебя не хватило сообразительности, чтобы понять истинный смысл моей просьбы. Что ты за писатель, если ты не понимаешь контекста?

Слезы катились по ее щекам. Тем самым щекам, которые он покрывал поцелуями.

— Джон, я люблю тебя. И я занималась с тобой любовью…

— Только после того, как изменила меня. И половина девушек Сиэтла переспала со мной.

Джон наконец открыл замок на цепи, которой был привязан его велосипед. Трейси осторожно тронула его за руку, но Джон оттолкнул ее так резко, что ей пришлось попятиться.

— Раньше я был для тебя нехорош. Ты не замечала меня, принимала меня как должное. Тогда ты не хотела заниматься со мной любовью.

Трейси опустила голову и закрыла лицо руками. Наплевать, какой несчастной она выглядит. Джон не раз видел, как она рыдала из-за разных идиотов, с которыми встречалась. Наконец Трейси тихо сказала:

— Мне кажется, я всегда хотела заниматься с тобой любовью. Ты единственный человек, который меня знает, Джон. Но я была дурой. И я, наверное, боялась. Знаешь, как много значили для меня наши полуночные встречи? Знаешь, как я любила их? Как я любила тебя?

Джон повернулся к ней.

— А что скажет Фил? — спросил он.

Трейси подняла голову и виновато посмотрела на него. Мгновенно все его надежды развеялись: Джон знал ее наизусть. Он понял, что Трейси сделала что-то очень плохое. Несмотря на его обвинения, она не была лгуньей. Может быть, статья и была ошибкой. Но что скрывается за ее испуганным видом? Что она сделала за последние сутки?

— С кем ты спала сегодня ночью, Трейси? — спросил Джон.

Трейси опустила голову, но он успел заметить краску на ее лице. Джон понял, что не ошибся.

— С Филом, но я… Но он только… Мы не… — бормотала она.

Джон больше не желал слышать ни слова. Она снова предала его.

— Я был одинок, Трейси. И теперь я снова предпочитаю одиночество.

Джон сел на велосипед и уехал.

Глава 39

Мать Джона неустанно повторяла два совершенно бесполезных совета: «Позвони Трейси, Джонатан, — говорила она. — И заведи себе собаку. Например, доброго золотистого ретривера».

— Я не хочу звонить ей. Я хочу, чтобы ее убило молнией, — пробормотал он с полным ртом.

— Как тебе не стыдно, Джонатан Делано! — воскликнула мать, но отступила.

Время шло, но душевная боль не ослабевала. Ему уже не было так стыдно. Многие парни даже завидовали его известности и пытались подражать его стилю. Чтобы покончить с этим, он вернулся к старым удобным штанам и микроконовским майкам. К черту фокусы со стильными шмотками.

Но он не мог избавиться от боли. Однажды вечером в полном отчаянии он поднял трубку телефона. Джон долго боролся с собой, но он боялся еще одной бессонной ночи. Джон не позвонил Трейси. Он позвонил Элисон. Она, казалось, обрадовалась ему.

Было уже так поздно, что нельзя было притвориться, что он приглашает ее на ужин, поэтому он пригласил ее выпить. «Именно так говорят крутые парни, когда хотят переспать с девушкой, — подумал Джон. — А может быть, они просто предлагают переспать?» Этого он не знал. Но он знал: ему нужно выпить и ему нужна компания.

Джон встретился с Элисон в «Рико». К ее приходу он уже принял пару порций «Южного комфорта». Джон начал с «Деварса», но скотч обжег ему горло. Тогда он перешел на «Южный комфорт» в память об отце, хотя тот еще не умер. Джон не понимал, как этот вкус может кому-то нравиться, но после нескольких бокалов был готов признать, что в выборе его отца есть определенная логика. На вкус пойло напоминало растворитель для краски, но действовало эффективно. При этом Джон не был пьян. Чтобы на время забыть предательство Трейси и ее пари с Филом, требовалось не меньше бутылки ликера — или растворителя, не важно.

Джон смотрел на дно бокала и размышлял, знал ли он когда-нибудь настоящую Трейси. Ту Трейси, которая использовала его, чтобы к ней переехал Фил.

Фил! Джон заказал еще ликера. Он хотел бы поставить холодный бокал на свой горячий лоб, но вместо этого сделал большой глоток. Может быть, если бы Трейси выбрала кого-нибудь другого, ему было бы легче. Но Фил — настоящий идиот, претенциозный, самовлюбленный и, если уж говорить всю правду, недалекий. Джон поклялся, что никогда не увидит Трейси снова, но он был уверен, что видел Фила в коридоре «Микрокона». Вряд ли это правда, но если окажется, что Фил действительно там работает, Джон пообещал себе вытряхнуть кишки из этого придурка.

Когда Джон дошел до состояния, когда ему захотелось напиться, он увидел сквозь дно бокала приближающуюся к нему Элисон. Все мужчины поворачивали головы ей вслед. Элисон была прекрасна, Джон это знал. Красивее, чем Трейси. Намного красивее, чем Трейси, повторил он себе. Элисон выше, и грудь у нее больше.

Любой мужчина в баре мечтал прикоснуться к этой груди, но сегодня он единственный, кому это разрешено. Если только он не перепьет «Южного комфорта».

— Привет, — сказала Элисон, кладя ему руку на плечо.

Все остальные парни, все Филы и неудачники, почувствовали разочарование. Джон знал, каково им. Беда в том, что ему была безразлична его победа.

— Чем отравишься? — спросил он, как всегда спрашивал его отец.

Джон заказал Элисон «Абсолют» со льдом, но надеялся, что она не будет слишком увлекаться. Ей еще предстояло везти их к нему на квартиру, подниматься с ним по лестнице, раздеваться и снимать одежду с него. К черту, чуть не заявил он вслух. Он поведет эту красотку к себе домой. К черту Трейси и ее дурацкие правила!

67
{"b":"10292","o":1}