ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

После окончания работы Дженнифер проводила Зуки в их камеру и заметила, что до гонга, призывающего на ужин, остается еще немного времени. Один из телефонов в их отсеке оказался свободным. Дженни устремилась к телефону, словно это была палочка-выручалочка, которая должна была спасти ее из этого страшного нереального мира. Девушка набрала номер Тома, но как только в трубке послышались гудки, в коридоре с папкой в руке появился Бирд.

— Вечерняя поверка! — объявил он. — Все по камерам!

Но Дженнифер просто необходимо было дозвониться. Она продолжала слушать гудки, глядя, как другие заключенные неохотно направляются к дверям своих камер.

Бирд подошел к первой двери и записал что-то в своих бумагах, затем перешел ко второй и тоже что-то отметил. Он двигался все дальше, а в трубке продолжали звучать долгие гудки. Когда Бирд дошел до их камеры, Дженнифер увидела, что Зуки стоит в дверях, опираясь о косяк. «Возьми трубку! — думала Дженни. — Давай же! Возьми трубку, Том!»

— Дженнифер Спенсер! — прорычал Бирд громовым голосом. — Дженнифер Спенсер! — повторил он. — Где она? В медпункте?

Со своего места Дженнифер видела, как Зуки качает головой и шевелит губами, выговаривая «нет». Затем соседка заискивающе улыбнулась Бирду и указала на Дженни. Он резко обернулся и через пару секунд уже оказался рядом с Дженни.

— Какого черта ты тут делаешь?! — Бирд грубо схватил ее за руку. — Идет вечерняя поверка, и ты должна быть в своей камере!

Дженни все еще слышала гудки в трубке.

— Я только хотела позвонить… — начала она объяснять.

— Мне наплевать, что ты делала! — заорал Бирд. — Ты должна бросать все! Даже вскакивать с толчка и выходить к двери на поверку!

Гудки в трубке прекратились. Послышался голос автомата:

— Вызов за ваш счет из…

— Шевелись! — Бирд дернул ее за руку. В этот момент раздался голос Тома.

— Да-да, я оплачу разговор, — сказал он.

Но тут Бирд вырвал у Дженнифер трубку и повесил ее на место.

— Немедленно иди в камеру, Спенсер! Я записываю тебе замечание, — объявил багровый от злости Бирд. — Еще два таких случая — и ты останешься без посещений.

Дженни обреченно вздохнула и поплелась в камеру.

13

ДЖЕННИФЕР СПЕНСЕР

— Отодвинь отсюда свою задницу! — прошипела Дженнифер тощая костлявая женщина и, оттолкнув ее, схватила телефонную трубку.

Дженни предпочла не спорить — все советовали держаться от этой женщины подальше. Зуки говорила, что это старая ведьма с Гаити и знает вуду, но Дженнифер беспокоило не столько древнее колдовство, сколько безумный блеск в глазах женщины. Три заключенных уже поговорили по телефону, по десять минут каждая, и следующей должна была быть Дженнифер. Но она не собиралась спорить с несчастной, которая сейчас злобно выкрикивала что-то в трубку.

Из всех проблем этого отвратительного заведения хуже всего было положение с телефонами. Какие-то сволочи из архитектурной мастерской штата не пожалели усилий, чтобы придумать такое расположение аппаратов, что звонок становился пыткой. Два древних телефона-автомата висели рядом в комнате отдыха, и никто не мог ответить на вопрос, зачем здесь платные автоматы, если заключенным разрешается звонить только за счет вызываемого.

И — что хуже всего — телефоны висели на такой высоте, что разговаривать сидя было невозможно, но и выпрямиться было тоже нельзя, так как при этом голова находилась как раз перед телеэкраном. Если телевизор был включен, а он практически не выключался, приходилось во время всего разговора втягивать голову в плечи или стоять, согнув колени, стараясь при этом не толкать человека, говорящего по соседнему аппарату.

Сейчас телевизор работал на полной громкости, поэтому женщинам приходилось кричать в трубку, чтобы их слышали, а заключенные, которые смотрели телевизор, постоянно орали им: «Заткнись!» или «Убери свою сраную голову с экрана!» Словом, здесь царил первобытный хаос и первобытные нравы.

Но сейчас Дженни ни на что не обратила внимания, заворожено глядя на заветную трубку в руке агрессивной костлявой женщины как на свою последнюю надежду. Это была единственная ниточка, которая могла связать ее с миром живых.

Наконец Дженни набрала номер Тома, и на звонок ответила Памела, его секретарша. Что, если она не согласится принять расходы на свой счет? Дженнифер затаила дыхание. Когда Памела согласилась ответить, на глазах девушки выступили слезы.

— Пэм? — сказала она. — Это Дженнифер. Мне нужно срочно поговорить с Томом.

— Дженнифер! — весело ответила Памела, словно ничего не произошло. — Ты звонишь из…

— Да, да. Мне нужно срочно поговорить с Томом, — повторила девушка.

— Ну, конечно. Только он сейчас на совещании.

— Позови его! Срочно позови его! — попросила Дженнифер.

Она снова ждала, затаив дыхание. Тридцать секунд молчания показались ей длиннее всей предыдущей жизни. Услышав голос Тома, девушка почувствовала, что у нее разрывается сердце.

— Джен! Джен, это ты? Я так волновался…

— О, Том! — закричала она, не обращая внимания на женщин, стоявших за ней в очереди к телефону. — Том, забери меня отсюда! Это невыносимо! Это даже представить себе нельзя…

— А что произошло? — спросил Том.

Дженнифер поняла, какая глубокая пропасть пролегла между ними. Она не сможет найти слова, чтобы рассказать обо всем Тому. Это невозможно понять, если сам не пережил.

— Да в том-то все и дело, что ничего не произошло! — воскликнула она. — Ты же должен был вытащить меня отсюда!

— Конечно, — ответил Том. — Господи, я так беспокоился о тебе! Я не мог с тобой связаться и ждал, что ты сразу же мне позвонишь. Почему ты не звонила?

— Почему я не звонила? — Как она могла ему объяснить, в каком аду оказалась? — Я пыталась, но здесь это… не так просто.

Не так просто! Ей показалось, что она говорит с инопланетянином. Дженни сама никогда бы не поверила в то, что пережила, если бы ей не пришлось пройти через это самой.

— Том, что у вас происходит? Когда я выйду отсюда? Она не могла тратить свои драгоценные десять минут на другие темы.

— Скоро, очень скоро.

Само звучание его голоса помогло ей успокоиться. Дженни глубоко вздохнула в первый раз с тех пор, как попала в Дженнингс.

— Завтра? — с надеждой спросила она, не представляя, как сможет пережить еще один день в прачечной и еще один обед в столовой.

— Завтра? — повторил Том. — Нет, завтра никак не получится.

Дженнифер испугалась.

— Но это должно быть завтра! — закричала она. — Завтра!

— Заткнись, идиотка! — бросила ей женщина, разговаривавшая по соседнему телефону.

Дженни понизила голос и пригнулась еще больше, чтобы не закрывать экран телевизора.

— Ты не знаешь, как здесь ужасно! Ты даже себе представить этого не можешь.

— Я понимаю, что это не так легко, но…

— Ты ничего не понимаешь! — не выдержала Дженнифер. — Здесь не загородный клуб. И никакого особого отношения ко мне!

— Откуда ты звонишь? — спросил Том. — Я тебя почти не слышу.

Как описать этот бедлам?

— Неважно, — ответила Дженни. — Лучше расскажи, что происходит? Как скоро я смогу выйти отсюда?

— Понимаешь, — начал успокаивать ее Том, — мы не сможем устроить это завтра. Но я обещаю тебе, что как только…

Дженнифер посмотрела вокруг. Женщины играли в карты, складывали паззлы; одна заключенная, явно психически больная, как всегда, громко что-то проповедовала. Страх перемешивался здесь со скукой и злобой.

— Не завтра? — переспросила она. — Я не понимаю. Ты же сказал, что это всего на день или на два. Помнишь? Ты обещал, что это будет загородный клуб. И что ты сразу же вытащишь меня отсюда. Добьешься отправки под домашний арест или смягчения наказания…

— Послушай, Джен, я согласен, что все получается не так быстро, как мы хотели бы, — спокойно ответил Том. — Но ты должна довериться мне и потерпеть. Мы не можем идти напролом, сейчас не время обращаться в суд.

20
{"b":"10293","o":1}