ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Довмонт. Неистовый князь
Когда я уйду
Бортовой
Под алыми небесами
Марсиане (сборник)
Новые эльфы: Новые эльфы. Растущий лес. Море сумерек. Избранный путь (сборник)
Все в твоей голове. Экстремальные испытания возможностей человеческого тела и разума
Паиньки тоже бунтуют
Русь сидящая
Содержание  
A
A

— Ну да, конечно. Но…

Это короткое слово перевернуло для Дженни весь мир.

— Дженнифер, ты же знаешь, что я очень люблю тебя. Но при таких обстоятельствах… — Он снова запнулся. — Ты же знаешь мою семью. Они не перенесут такого позора. Если они узнают, что я помолвлен с заключенной…

— Ты что, с ума сошел?! — в ужасе воскликнула Дженни. — И это ты называешь меня заключенной? Да если бы я не взяла вину на себя, это вы с Дональдом сидели бы в тюрьме!

— Дженнифер, это неправда, — злобно сказал Том. — И как твой адвокат, я не советую тебе повторять это. — Он помолчал немного, затем добавил: — Я твой адвокат. И считаю, что нам следует прекратить всякие личные отношения. Когда все это закончится, думаю, все будет по-прежнему, но сейчас лучше разорвать нашу помолвку.

Дженни недоумевающе смотрела на него.

— О чем ты говоришь?..

— Я возвращу кольцо ювелиру и сделаю небольшое заявление для прессы о том, что наша помолвка расторгнута по обоюдному согласию, но я остаюсь твоим другом и адвокатом и буду бороться за тебя до конца.

— Вернув кольцо?

— Так будет лучше. Нам обоим нужно сосредоточиться на апелляции, и любой эмоциональный стресс…

— Но, Том! Именно сейчас ты мне нужен, как никогда! — Дженнифер чувствовала, что сейчас заплачет. — Мне нужна твоя любовь, твоя поддержка! Ты не можешь так просто бросить меня!..

— Но я же тебя не бросаю. Пойми, я по-прежнему остаюсь твоим адвокатом. Кроме того, Дженнифер, ты должна подумать и обо мне, о моей репутации…

— Что? Твоя репутация? Это я сделала тебе репутацию! Без моих проектов ты бы ничего не стоил! Ты был никем, когда я тебя встретила! И теперь у тебя хватает наглости бросить меня в беде? Ты трус и ничтожество!

— Дженнифер, ты сейчас сердишься, поэтому мне лучше уйти. Я скоро свяжусь с тобой по поводу твоего дела. Я действительно волнуюсь за тебя, Дженнифер, — добавил он тем уверенным тоном, каким произносил речи в суде.

— Я не могу поверить в это! — перебила она. — Если ты порвешь со мной сейчас, Том, клянусь, я…

Дженнифер замолчала — она поняла, что ей нечем ему пригрозить, она безоружна и беспомощна. Хуже того: как бы он ни поступил, она все равно нуждалась в том, чтобы он продолжал вести ее дело, это было ее единственной надеждой. Ее душила ярость, ей хотелось схватить его за плечи и трясти, трясти… Вместо этого она застыла. Ей хотелось бы, чтобы сердце больше не билось, но это было не в ее власти.

— Дженнифер, может быть, сейчас тебе трудно в это поверить, но все будет хорошо, уверяю тебя, — говорил он своим хорошо поставленным голосом.

Если бы Дженни могла, она бы засмеялась в ответ. Но она смогла только выговорить:

— Ничего уже не будет хорошо.

И ударила его по лицу. Изо всей силы. Том растерянно поднес руку к щеке.

— Мне очень жаль, — сказал он, как будто это что-то значило. Как будто это могло помочь.

Том встал, повернулся и пошел к выходу. Дженнифер наблюдала за ним до тех пор, пока его стройная высокая фигура не исчезла в дверях.

Он ушел. Просто ушел.

Дженнифер думала, что худшие минуты она уже пережила — в отстойнике и в первый свой приход в столовую. Но оказалось, что есть боль сильнее и отчаяние чернее. Такое отчаяние она не пожелала бы испытать даже злейшему врагу, которым теперь для нее стал Том.

ЧАСТЬ II

21

ШЕР МАКИННЕРИ

Когда Дженнифер Спенсер наклонилась через стол и отвесила пощечину своему гостю, Шер как раз была в комнате для свиданий. Звук удара привлек общее внимание, и на минуту все вокруг стихло.

В этот момент Шер и ее последний адвокат, Джеффри, уже заканчивали разговор.

— Хватит на сегодня, — бросила Шер юристу.

Она хотела досмотреть представление до конца, но не собиралась подходить слишком близко, потому что отлично понимала: когда кто-то становится взрывоопасен, можно угодить под горячую руку. Однако Дженнифер Спенсер совсем не собиралась взрываться. Она спокойно встала и вышла из комнаты. «Может быть, интуиция меня подвела? — подумала Шер. — Может, эта несчастная дура просто пойдет в камеру мочить слезами подушку?» Дженнифер действительно пошла к себе, но Шер не сдавалась — она осталась в коридоре и принялась ждать дальнейшего развития событий. Вскоре Дженнифер Спенсер появилась снова, с сухими глазами и бледная как смерть. Она пошла в комнату отдыха. Шер злорадно ухмыльнулась. Да, кого-то ждут большие неприятности!

Стоя у дверей, Шер наблюдала, как Дженнифер подошла к телефонам и уставилась на них, затем схватила трубку и набрала номер. Шер подобралась поближе.

— Вызываю Дональда Майклса, — сказала новенькая.

Черт побери! Это же один из крутых парней с Уоллстрит! Она что, с ним как-то связана?

Шер ждала, как и Дженнифер Спенсер, затем услышала:

— Оператор, скажите секретарю, что это очень важно. Он должен оплатить разговор. Скажите, что его вызывает Дженнифер Спенсер.

Шер слушала, стараясь не пропустить ни звука, но Спенсер молчала. Потом она вдруг затряслась, как в лихорадке, и прислонилась к телефону, чтобы не упасть. Теперь она закрывала экран телевизора, но не обращала внимания ни на сердитые крики женщин, смотревших кино, ни на недовольство тех, кто хотел позвонить. Шер хищно улыбнулась. К Дженнифер уже начали подходить, чтобы оттащить ее от телефона. Сейчас она получит, эта сука!

Неожиданно Спенсер начала действовать. Она бросила трубку на рычаг, отошла, схватила стул и с неожиданной для Шер силой швырнула его в стенку. В комнате поднялся переполох, женщины вскакивали и отбегали, чтобы их не задело. А Дженнифер в три прыжка оказалась рядом со столом, за которым Флора и Глория собирали паззл. Одним движением Спенсер смахнула на пол разноцветные кусочки и опрокинула стол. При этом Глория закричала, а Флора благоразумно вскочила и спряталась за своим стулом. Шер с трудом удержала смешок. Она ненавидела этих тупых сучек. Да, похоже, новенькая окончательно вышла из себя.

К этому моменту все заключенные, которые были способны шевелить мозгами, уже убрались подальше от центра катаклизма, в то время как женщины поглупее стояли с открытым ртом или кричали: «Дура, что ты делаешь?» Шер тоже сообразила, что ей нельзя попадать в историю даже в роли жертвы, иначе ее досрочное освобождение окажется под вопросом. Но не успела она отойти подальше, как увидела в дверях Мовиту.

— Что тут происходит? — спросила она.

— Тут наша новая подружка дает концерт, — ответила Шер, подняв бровь.

Разгром комнаты отдыха продолжался. В воздух летели стулья, журналы, карты, книги — все, до чего Дженнифер удавалось дотянуться. Пол покрывали игрушечные деньги из «Монополии», а буквы из «Эрудита» со стуком отскакивали от оконного стекла.

— О, черт! — расстроилась Мовита.

Шер была очень удивлена. Она не ожидала от новенькой такого размаха. Спенсер оказалась не такой уж слюнявой размазней. В коридоре послышался топот бегущих охранников. Черт, через минуту всех разгонят по камерам!

К ним, задыхаясь, подскочила Зуки.

— Что случилось? Бирд ведет сюда целый отряд, — выдохнула она и встала на цыпочки, чтобы заглянуть за плечо Шер. — Да это же Дженни!

Зуки попыталась пройти в комнату, но ее остановила Мовита.

— Не трогай ее, — сказала она и повернулась к Шер. — Ты не знаешь, что с ней?

Та равнодушно пожала плечами:

— Плохие новости от ее адвоката.

— От Тома? — вмешалась Зуки. — От ее жениха?

— О, черт! — поморщилась Мовита.

— Мужчины! От них одни неприятности, — заявила Шер, пытаясь изобразить итальянский акцент.

— Очень важно выплеснуть раздражение наружу, — немедленно отозвалась Тереза. — Но разряжаться нужно позитивно.

— Спасибо, доктор, — сказала Мовита, а Шер фыркнула.

Звуки бьющейся мебели сменились жуткими воплями: Спенсер бросилась на пол и начала кататься по нему. Шер и ее подруги знали, что лучше в таких случаях держаться подальше, но одна из новообращенных верующих — Кэролин Уэлтц — опустилась рядом с Дженнифер на колени и завела.

31
{"b":"10293","o":1}