ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Они долго скрывали свои отношения и стали особенно осторожны, когда поняли, что оба относятся к ним серьезно. Дональд, как правило, не поощрял романов между сотрудниками: он считал, что это плохо влияет на их продуктивность. Но когда они объявили о своей помолвке, Дональд поздравил их и добавил:

— Я сам буду посаженным отцом. А медовый месяц вы сможете провести на моей вилле, в Италии.

Неужели Том ее бросил? Дженнифер не могла думать ни о чем другом. Она равнодушно обвела глазами камеру. Смотреть здесь было не на что: на стенах не было ни надписей, ни рисунков. Делать было тоже нечего. Волей-неволей она снова возвращалась к мыслям о Томе.

Через некоторое время и эти мысли исчезли. Осталась только боль в груди. Может быть, для этого они и используют карцер? Чтобы человек понял, что он состоит не только из тела и мыслей. Чувства — вот что такое человек. Без чувств мы не люди. А здесь отнимают чувства…

Дженнифер словно смотрела на себя со стороны. Ее гнев прошел. Что, если Том действовал необдуманно, под влиянием настроения? Может быть, он напишет ей и попросит прощения? Захочет снова прийти? Что ей тогда делать? Мужчине, который бросил женщину в беде, нельзя доверять. Дженнифер вспомнила, как от них ушел отец и что пришлось пережить ее матери. Сама она надеялась, что выбралась из-под черного крыла неудач, преследовавших ее семью. Раньше Дженни была уверена, что рано или поздно у нее будут деньги, положение в обществе, муж и семья. Но теперь все эти надежды казались ей призрачными.

Как ни странно, но сейчас у Дженнифер уже не дрожали руки. У нее больше не было надежды на скорое освобождение. Она превратилась в обычную заключенную в карцере Дженнингс.

О том, сколько прошло времени, Дженни могла судить только по количеству лотков с едой, к которым она не притронулась. Ужин все еще стоял на полу перед дверью, рядом с завтраком и обедом. Похоже, ей осталось сидеть здесь меньше суток…

Неожиданно послышался скрип ключа в замке. Как испуганное животное, Дженни кинулась в дальний угол, села, обхватив руками колени, и уставилась на дверь.

Дверь открылась очень медленно.

— Дженнифер! — позвал женский голос.

Дженни не ответила, она продолжала сидеть, застыв от ужаса.

— Дженнифер! — повторила женщина.

— Мовита? — удивилась Дженни. — Мовита, это ты? — Она радостно вскочила на ноги. — Что ты здесь делаешь? Как ты сюда попала?

Мовита жестом показала, что им лучше не шуметь.

— Я не знала, в какую из дыр тебя запихнули.

— У тебя что, есть ключ? — удивилась Дженнифер.

— Не говори глупости. Просто этот охранник… в общем, он мне кое-что должен. Мы поговорим об этом позже. У меня не так много времени, а если меня здесь застукают, я живо окажусь в соседнем карцере.

— Зачем же ты пришла? — спросила Дженни.

— Пришла посмотреть, как ты тут. — Мовита осмотрелась. — Не слишком здесь весело.

Дженнифер вздохнула:

— Это точно.

— Такое место может сломать человека навсегда. Или сделать его сильнее. Как ты думаешь, ты выдержишь?

— Не знаю. Я хочу вернуться в свою камеру, и больше ничего, — сказала Дженнифер и вдруг поняла, что это правда.

Она не хотела выйти на свободу. Или оказаться дома. Дженни искренне хотела вернуться в камеру.

— Но ты немало постаралась, чтобы сюда попасть, — заметила Мовита. — Ты просто взбесилась.

Дженни покраснела и кивнула.

— Он меня бросил.

— Я догадалась. — Мовита пожала плечами. — Но это не конец света. Адвокатов развелось — как грязи.

Он был моим женихом…

Мовита снова пожала плечами и сердито фыркнула:

— В этой тюрьме нет ни одной женщины, которую не бросил бы мужик.

Несмотря на ее суровые слова, на лице Мовиты было сочувствие. Ее темные глаза, одного цвета с кожей, излучали тепло.

— Еще целый день сидеть, а делать тебе здесь нечего. Вот я и принесла тебе работу. — Мовита протянула Дженнифер большой коричневый конверт. — Теперь ты уже сообразила, что ты в тюрьме не в гостях, так что лучше прочти это.

Дженни растерянно смотрела на конверт.

— А что в нем? — спросила она.

— Какой-то дерьмовый бизнес. Я в этом немного понимаю, но думаю, ты разберешься. Тут кое-что происходит. В этом участвует фирма «ДРУ Интернэшнл». Слышала о такой?

Дженнифер покачала головой. Ей не хотелось ни во что вмешиваться. Не хватало, чтобы ее поймали за нарушением правил и продлили срок в карцере.

— Меня не интересуют дела «ДРУ Интернэшнл», — ответила она, возвращая Мовите конверт. — И вообще, пусть мы с Томом больше не помолвлены, но он остается моим адвокатом. Я не собираюсь здесь задерживаться.

— Черт возьми, женщина, посмотри правде в глаза! — неожиданно разозлилась Мовита. — «Я не собираюсь здесь задерживаться»! — передразнила она Дженни. — Ты думаешь, что ты здесь одна такая? Тебя надули так же, как почти всех остальных баб в этом богом проклятом месте, и ты будешь сидеть здесь так же, как сидят остальные. — Мовита покачала головой и понизила голос: — И тебе придется смириться с этим, иначе ты превратишься в кусок дерьма.

Дженнифер молча слушала Мовиту, и каждое слово действовало на нее, как удар хлыста.

— Это неправда, — сказала наконец Дженни, но при этом в первый раз за все время подумала, что это может оказаться правдой. — Я вовсе не считаю, что я здесь лучше всех, я только…

— Нет, именно так ты и считаешь! Ты веришь, что кто-то там, наверху, подергает за ниточки и тебе не придется отсиживать свой срок. Ты думаешь, что Зуки — дура, Тереза просто смешна, а я бандитка. Но на самом деле мы просто женщины, которых подставили, как и тебя.

Мовита посмотрела Дженни прямо в глаза.

— Лучше смирись. И живи минута за минутой.

— Я не могу, — начиная дрожать, ответила Дженнифер. — Я не смогу это выдержать. Я умру.

— Ну, значит, умрешь, — просто сказала Мовита.

Дженнифер в ужасе отшатнулась. Может быть, это женщина запугивает ее? Хочет ее заставить что-то сделать?

Мовита неожиданно рассмеялась.

— Не бойся, крошка, я не собираюсь тебя убивать. Я здесь, чтобы убедиться, что ты жива.

Дженни сделала глубокий вдох.

— Я не понимаю, что ты от меня хочешь, — тихо произнесла она. — Я не могу здесь оставаться. Я не выдержу больше ни одного дня. Я больше не могу.

Она начала всхлипывать.

— Знаешь, то, что здесь написано, касается не только тебя. — Мовита показала на конверт. — Именно это я и пытаюсь тебе объяснить. Ты не единственная женщина в этом аду.

— Я знаю, — обиженно сказала Дженнифер.

— Ни черта ты не знаешь! Ты думаешь, что вокруг тебя толпа народу, но не считаешь себя частью этой толпы. А это большая разница. Ты понимаешь меня? — Мовита снова указала на конверт. — Это касается каждой из нас, нас всех. А ведь для многих это навсегда, — жестко добавила она.

— Что ты имеешь в виду? — испуганно спросила Дженнифер.

Некоторое время Мовита молчала и пристально смотрела ей в глаза. Дженни стало не по себе. Она словно заглянула в глубину души этой сильной женщины и увидела там ужасную непрекращающуюся боль.

— Я умру здесь, — наконец сказала Мовита. — Ты понимаешь, что это значит? Я никогда не выйду отсюда. Никогда.

— Но как же… — начала Дженнифер.

— Молчи! — приказала Мовита. — Молчи и слушай. Я говорю с тобой об этом в первый и в последний раз. Я убила человека. Своего мужа. Эрла Уотсона. Он постоянно бил меня, но я давала сдачи. Но когда он принялся за дочку, в меня как дьявол вселился. Я кинулась на него — и убила. И теперь живу здесь. До самого конца. Это моя судьба, и ее не переменишь.

— Но они же не могут держать тебя здесь всю жизнь! — испуганно возразила Дженнифер. Она раньше как-то не думала о преступлении и приговоре Мовиты.

— Именно об этом я тебе и толкую. Они могут. Но они могут держать меня только одно мгновение — только эту самую минуту. Вот что я хочу, чтобы ты поняла. Все, что требуется, — продержаться эту минуту. Ты слышишь, что я говорю?

33
{"b":"10293","o":1}