ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Потрясенная, Дженни кивнула головой.

— Я не думаю ни о завтрашнем дне, ни о вчерашнем. Я даже не загадываю на десять минут вперед. Я живу настоящим моментом, и, если он хороший, я счастлива. Если плохой — как тот, который я пережила у комнаты для посетителей, — я жду, пока он пройдет. Я живу настоящим, и тебе нужно жить так же.

Дженнифер не могла осознать, что такое пожизненное заключение в тюрьме. Но она ощущала, что ее холодный карцер наполнился добротой и сочувствием. И этот момент был хорошим, потому что она была не одна. С ней была Мовита. Дженни посмотрела ей в глаза и снова кивнула. Да, она поняла.

— Ты пробудешь здесь еще целые сутки, — серьезно сказала Мовита. — Так что почитай то, что я принесла.

Снова она заговорила об этом конверте!

Но что это такое? — спросила Дженнифер, надеясь, что это не религиозный трактат.

— Это самая скверная штука, которая случилась со мной с тех пор, как я схватила нож и перерезала Эрлу горло, — ответила Мовита.

Дженни стало интересно. Она посмотрела на обратный адрес: фирма «ДРУ Интернэшнл». Но ей это название ничего не говорило.

— А они не заметят, что я читаю? Вдруг они это отнимут и заставят меня отсидеть еще один срок в карцере за нарушение?

— Ничего такого не будет, обещаю. Я обо всем позаботилась. Сейчас у меня больше нет времени: Шифт скоро сменится. Пока у Бирда выходные, нам ничего не грозит. — Мовита перевела взгляд на конверт. — Я не понимаю всех эти рассуждений об акциях и приватизации, но одно я поняла: если они сделают так, как написано, я здесь не выдержу.

Она замолчала и опустила голову. Дженни хотелось взять ее за руку, но она знала, что этого делать нельзя.

— Ладно, мне надо идти, — сказала Мовита. — Прочти это и подумай, что мы сможем предпринять. Я принесла тебе леденец на палочке, чтобы было веселей читать.

Мовита исчезла так же внезапно и таинственно, как и появилась. Как только Дженнифер услышала, что ключ поворачивается в замке, она развернула леденец и сунула в рот. Ощутив вкус фруктов и сахара, она почувствовала, что почти счастлива. Сахар был в Дженнингс разрешенным наркотиком, ни одна из заключенных не могла обходиться без него. На глаза Дженни навернулись слезы, она была растрогана добротой Мовиты. Тяжело вздохнув, она открыла конверт и начала читать.

Дженнифер читала несколько часов без перерыва. Когда приносили еду, Дженни съедала ее, не чувствуя вкуса, и продолжала читать. Закончив, Дженни вернулась к первой странице и начала сначала. Она была потрясена. «ДРУ Интернэшнл» провозглашала свои намерения в дипломатически корректной форме, говоря об «исправлении и приобретении профессий», но суть их программы была ближе всего к философии плантаторов рабовладельческого юга. В отчете подсчитывались неутилизированные койки и выдвигалось предложение удвоить количество заключенных. Это сокращало «расходы на единицу», и благодаря круглосуточной рабочей вахте тюрьма могла «более полно удовлетворять требованиям, предъявляемым к прибыльным предприятиям».

Наконец Дженни вернулась из канцелярского ада к реальности своей камеры. Предложение «ДРУ Интернэшнл» было неправдоподобно жестоким. Эта фирма собиралась превратить тюрьму в завод. Под предлогом исправления женщины станут работать на нем посменно двадцать четыре часа в сутки. Что же говорить об удвоении количества заключенных?

Дженнифер снова бегло пролистала весь документ. Где же планы улучшения медицинского обслуживания, обеспечения здорового питания, чтобы поддерживать этих несчастных в работоспособном состоянии? Где оценка расходов на ремонт и превращение этой дыры в то место, где можно жить? Где гуманное отношение к людям?

Дженнифер знала, что ей недолго оставаться в Дженнингс, но Зуки, Тереза, бедная полоумная Веснушка, Флора — все они будут здесь долго. Что же это такое, «ДРУ Интернэшнл»? Кто стоит за этой фирмой? Ей нужно срочно связаться с Ленни и попросить его провести расследование. Но только не по телефону. Написать она тоже не могла — письма читали. Может быть, он снова придет ее навестить? Тогда они подробно поговорят об этом.

Ее взгляд случайно упал на страницу с заголовком: «Свидания». Она внимательно перечитала.

«Исследования показали, что свидания часто приводят к волнениям и девиантному поведению. Поскольку мы не можем совершенно запретить свидания, с проблемой предлагается бороться с помощью перемещения заключенных в другие тюрьмы, находящиеся как можно дальше от места их предыдущего проживания. Исследования показали, что родственники и друзья не часто могут позволить себе потратить на дорогу более трех часов».

Люди для них — это «единицы». Свидания приводят к девиантному поведению. Дженнифер не могла больше читать этот отчет. Она думала о том, что сказала ей Мовита: «Для многих это навсегда».

— Возьми еду, Спенсер! — послышался голос охранницы.

Дженнифер нагнулась и вытолкнула пустой лоток в дверную щель. Женщина втолкнула в камеру лоток с едой, ни слова не говоря о контрабанде.

Дженни была настолько расстроена, что ей хотелось растоптать лоток ногами, но вместо этого она подняла его, взяла ложковилку и принялась за еду. Ей нужно было подумать, но не забегать слишком далеко вперед. Она должна жить минутой.

Даже если Том больше ее не любит и не хочет на ней жениться, он не бросит ее здесь без помощи. Но, похоже, без поддержки губернатора или судьи ей придется провести здесь еще какое-то время. Что ж, она постарается потратить это время на что-нибудь хорошее.

Дженнифер посмотрела на один из графиков отчета. Да, именно это она умеет, и к тому же у нее будет занятие, а значит — другая жизнь. Она будет бороться, чтобы помочь этой властной и трагической личности, Мовите Уотсон.

23

ГВЕН ХАРДИНГ

Гвен подъехала к Дженнингс, когда перерыв на обед уже закончился, а она так и не сделала того, что хотела. Гвен пятнадцать минут простояла у церкви, но так и не вошла, а затем снова вернулась в Дженнингс. Глупо, проехав мимо «Макдоналдса», она не купила еды, хотя была голодна. Зверски голодна.

Злясь на себя, Хардинг захлопнула дверцу машины и вошла в здание. В конторе она первым делом купила себе в автомате два шоколадных батончика. Ладно, вместо обеда она съест их и выпьет кофе.

Мовита сидела за своим столом, а мисс Ринглинг копировала документы. Уотсон улыбнулась начальнице.

— Хорошо пообедали? — спросила она.

Хардинг никогда не ездила обедать в город, и она прекрасно знала, что Мовита все замечает и из всего делает правильные выводы.

Гвен снова почувствовала благодарность, смешанную со смущением и стыдом. Уже несколько ночей подряд ей снилась ее пьяная прогулка по тюрьме, и, хотя эти сны слегка отличались друг от друга, в конце ее всякий раз находили охранники, а за этим следовало увольнение. Она и наяву была близка к этому…

Как же ей повезло, что ее нашли Мовита и Кемри, а не кто-то другой! Но как же Мовита вышла из камеры в такое время? Кажется, она говорила что-то о медпункте?.. Хардинг знала, что Мовита Уотсон — женщина смелая и решительная. Она не спросит, а Мовита не скажет. Ладно, хорошо, что эта история не получила огласки.

Гвен бессознательно потрогала синяк.

— Да, спасибо. Я встречалась с подругой.

Мовита улыбнулась и склонилась над работой. Замечательный человек Мовита Уотсон! Как жаль…

— Вам звонили, миссис Хардинг, — сказала Мовита. — Кто-то из «ДРУ Интернэшнл». Они хотели назначить время для осмотра.

Гвен покраснела и мысленно тут же потянулась к джину, спрятанному в столе. Как ей хотелось выпить! «Не смей думать об этом», — приказала она себе.

— Хорошо, — ответила Гвен Мовите и повернулась, чтобы уйти в свой кабинет, где она могла хотя бы спрятаться от всех и спокойно выпить кофе.

Но Мовита продолжала говорить:

— И есть еще кое-что, о чем вы, скорее всего, захотите узнать.

— О чем ты? — спросила Гвен, автоматически продолжая идти к кабинету.

34
{"b":"10293","o":1}