ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мэгги торжественно откашлялась.

— Мовита, Дженнифер, — начала она, — я всегда считала вас обеих блестящими молодыми женщинами, энергичными, волевыми и решительными. Нельзя сказать, чтобы я вас недооценивала. Однако, только работая вместе с вами, я в должной мере осознала всю полноту ваших возможностей.

Мэгги сделала торжественную паузу и, к огромному удивлению своих гостей, достала настоящий шейкер для мартини.

— Чтобы побороть «ДРУ Интернэшнл», потребуется много труда. Мы можем потерпеть неудачу, а если нас поймают, нас ждут большие неприятности. — Она серьезно посмотрела на Мовиту и Дженни. — Сегодня я поняла, как много поставлено на карту, и теперь хочу спросить у вас, готовы ли вы бороться до конца, что бы ни случилось?

— Не думаю, что у нас есть выбор, — спокойно ответила Мовита. — Если мы ничего не предпримем, жизнь здесь станет невыносимой. Но если мы попытаемся и пусть даже проиграем, то мы, по крайней мере, пытались, правда? — улыбнулась она. — Я заговорила совсем как Тереза, да?

Дженнифер покачала головой:

— Я понимаю, что вы имеете в виду, Мэгги. Мне действительно есть что терять. Если нас поймают, мне могут добавить срок. Но для меня тоже многое поставлено на карту. Если все здесь будет продолжаться так, как есть, или, еще хуже, как планирует «ДРУ Интернэшнл», я просто не выдержу. Я сойду с ума или умру. Дженни замолчала.

— Ну что ж, — весело сказала Мэгги, наливая мартини в бокалы. — Кому луковку, кому оливку?

К вящему изумлению Дженнифер, у нее было и то, и другое!

— Луковку, — попросила девушка и получила идеальный мартини.

— Итак, — продолжила Мэгги, — мы это сделаем!

— Точно! — отозвалась Мовита.

— Обязательно, — подтвердила Дженнифер. И они дружно осушили бокалы.

33

ГВЕН ХАРДИНГ

Когда Мовита Уотсон попросила Гвен принять Дженнифер Спенсер, начальница пожала плечами. Уже много недель подряд она жила в атмосфере бесконечных жалоб и неразрешимых проблем. Ей казалось, что она чувствует себя как монашка, которая провела всю жизнь в монастыре и внезапно потеряла свое прибежище. Пустота и бесполезность нового существования пугали ее.

Но Гвен держалась, несмотря ни на что. Она не вернулась к джину. И от этого ей было еще трудней.

Разговор с Дженнифер Спенсер был не хуже и не лучше других дел. Хотя Гвен было любопытно, зачем новенькая хочет ее видеть. Ей казалось, что Спенсер вполне адаптировалась и смирилась со своим положением. Впрочем, не стоит гадать, скоро она и так все узнает.

Хардинг чувствовала, что ее дни сочтены, хотя пока не знала, переведут ли ее в другую тюрьму, предложат досрочно уйти на пенсию или просто уволят. Ей казалось, что если она уйдет, то предаст всех оставшихся здесь женщин, оставит их без помощи и защиты. Но это от нее уже не зависело: бой был проигран.

Гвен заранее принесла в кабинет несколько картонных коробок. Многое пойдет прямо в резалку для бумаг, но это может подождать. Зато свои личные вещи она начала понемногу складывать в коробки. Письма с благодарностями от бывших заключенных, которые успешно начали новую жизнь на свободе. Более грустные письма от женщин, переведенных в другие тюрьмы, которые просили совета или помощи. Ничего не значащие награды, которые она получала от администрации города и штата. Гвен решила, что возьмет и их.

Она старалась, чтобы никто не заметил ее сборов, хотя не сомневалась, что все заключенные в Дженнингс знают, что происходит, — даже если Мовита не сказала никому ни слова.

Послышался стук в дверь, и Хардинг поспешно задвинула свою коробку с реликвиями под стол.

— Войдите, — сказала она, и в кабинет вошла Дженнифер Спенсер.

На этот раз девушка подождала, пока ей предложат сесть. Гвен вспомнила Марлиз Джонстон с ее высокомерным поведением и поморщилась. Спенсер, безусловно, изменилась к лучшему, хотя теперь уже Гвен с трудом понимала, что в этом мире лучше, а что хуже.

— Миссис Хардинг, — сказала Дженнифер, — я должна сообщить вам новости.

Гвен подняла брови. Наверное, она поторопилась, решив, что девушка исправилась. Хардинг молча ждала продолжения.

— Может быть, лучше всего начать с того, что я уже давно знаю о планах «ДРУ Интернэшнл», — продолжала девушка.

Гвен это не удивило. Благодаря своим связям и контактам Дженнифер легко могла получить эту информацию.

И что же? — спросила Хардинг.

— Недавно в руководстве фирмы произошли изменения, которые, несомненно, отразятся на судьбе Дженнингс.

— Да? — спросила Гвен. — В каком плане?

Может, стоило приказать девушке замолчать и вернуться в библиотеку? Или все-таки выслушать ее? Во всяком случае, если Спенсер хочет продать ей информацию, то ее ждет разочарование.

— Я получаю из «ДРУ Интернэшнл» всю необходимую информацию. Я уверена, если бы произошло что-то важное, мне бы сообщили, — добавила Гвен.

— Да, но в «ДРУ Интернэшнл» об этом еще не знают, — возразила Дженнифер.

Что же это тогда? Слухи, дошедшие с Уолл-стрит?

— Я вас слушаю, Спенсер. Что вы хотели сообщить? У меня много работы.

— Дело в том, что фирма поменяла хозяев.

— Поменяла хозяев? — повторила Хардинг. — Ее приобрела другая фирма?

Господи, того не легче! Маленькую щуку сожрала акула вроде «Уокенхута»!

— Не совсем так, — ответила Спенсер. — Она поменяла руководство.

— Понятно, и когда же это случилось?

— За последние два дня. Многие служащие еще ничего не знают об этом.

Гвен подумала о Марлиз Джонстон. Знает ли она? Хорошо бы, эта перемена не пошла ей на пользу. Но об этом можно только мечтать. Жизнь такова, что Марлиз Джонстон всегда окажется наверху. Наверное, кончится тем, что ее выберут президентом.

— Как же вы об этом узнали? — спросила Гвен.

— Дело в том… — Дженнифер опустила глаза. — Дело в том, что это я приобрела «ДРУ Интернэшнл».

Господи, неужели заключенная номер 71036 сошла с ума? Она ведь тысячу раз говорила, что тюрьме необходим штатный психиатр!

— Что? — только и смогла выговорить Хардинг.

— Ну, не лично я, — спокойно продолжала Спенсер, — а группа инвесторов. Но я — главное лицо.

Гвен смотрела на нее, не отваживаясь заговорить. Одна из них точно была сумасшедшей. Или у нее началась белая горячка? Интересно, может начаться белая горячка, если алкоголик уже перестал пить?..

— Повторите мне это еще раз, — попросила Гвен, не зная, на что надеется.

— Группа инвесторов приобрела «ДРУ Интернэшнл». А я организовала и провела эту операцию.

— Прямо отсюда? Вы руководили операциями на Уолл-стрит из камеры в Дженнингс!

Дженнифер кивнула.

— Я знаю, что это не изменит наших с вами отношений как заключенной и начальницы тюрьмы, — добавила она. — Но некоторое время, пока мы не найдем достойного управляющего, я буду исполнительным директором.

Гвен засмеялась. Она смеялась и не могла остановиться, пока не заметила беспокойства в глазах Дженнифер. Это привело ее в чувство.

Но даже успокоившись, она никак не могла поверить в реальность происходящего. Какой бы умной и энергичной ни была Дженнифер Спенсер, есть пределы человеческим возможностям. Как она могла провернуть все это одна?

Впрочем, Гвен сама свела ее с Мовитой. Кроме того, она знала, что Спенсер сблизилась с Мэгги. В этом не было ничего удивительного — вся тюрьма бегала к Мэгги за советом и утешением или просто для того, чтобы пообщаться с культурным человеком, знающим и выстрадавшим больше других. Но, даже объединившись, эти женщины были беспомощны перед компанией, оснащенной самой современной техникой!

Хардинг набрала побольше воздуха в легкие.

— Я надеюсь, вы не думаете, что займете место начальницы тюрьмы? Это невозможно. Даже если у вас есть право меня уволить, начальником не может стать заключенный.

Дженнифер снова кивнула.

Гвен нагнулась и достала из-под стола коробку со своими вещами.

— Впрочем, неважно, правду вы говорите или нет. Я увольняюсь. В любом случае я собиралась уходить.

52
{"b":"10293","o":1}