ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Дженнифер Спенсер тут же провела переговоры с фирмой, специализирующейся на униформах, и пообещала им большой заказ, если нам понравится, как они сошьют образцы. Для сравнения я решила сделать образцы черного цвета и блузы цвета хаки. Мне не хотелось отвергать хорошую идею только потому, что она не моя. Но леопардов мы все-таки не заказали.

А потом в Дженнингс произошло невероятное событие — такого не было никогда ни в одной тюрьме. Мы провели настоящий показ мод!

Сначала все хотели быть манекенщицами — даже Зуки, хотя живот у нее уже значительно округлился. Хардинг боялась, что все перессорятся и дело дойдет до драки. Но случилась странная вещь: чем ближе подступал день выступления, тем меньше оставалось у меня добровольных манекенщиц. В конце концов остались Флора, Фрэнсис и Тереза. Шер здесь произвела бы фурор, но мы взяли новенькую — Лори. Она чем-то напоминала Шер: тоже высокая, стройная и симпатичная. Дженнифер отказалась участвовать в показе, хотя я ее уговаривала. И Мэгги только посмеялась в ответ, когда я объяснила, что нам нужно посмотреть, как такая одежда будет смотреться на женщинах старшего возраста.

Само мероприятие прошло на ура. Большего развлечения у нас здесь еще не было. Мы сдвинули столы в столовой, и получился настоящий подиум — это Тереза придумала; расставили стулья рядами и повесили на стены иллюстрации из модных журналов. На окна уже были готовы новые, небесно-голубые занавески. Перед тем как их повесить, Хардинг приказала перекрасить стены в жемчужный цвет. Стало так красиво, что дух захватывало.

Конечно, мы оставались в тюрьме, но это была самая красивая тюрьма на свете. У Шер челюсть бы отвалилась. Но она бы быстро пришла в себя и отрезала кусок себе на юбку, — усмехнулась я про себя. Может, даже лучше, что ее сейчас нет с нами. На каждом стуле лежала маленькая напечатанная книжечка, где было написано, сколько какой одежды может иметь каждая женщина, и изображено, как это выглядит. Пока женщины занимали места, так сказать, в зале, я стояла на дальнем конце подиума, меня била дрожь.

Вообще-то я не из робкого десятка, но в тюрьме трудный народ, и я боялась, как бы лесбиянки ничего не выкинули и не испортили всем праздник. Обычно я не стесняюсь разговаривать с людьми, но выступать — это совсем другое дело.

Итак, зрители заняли места, за ними, прислонившись к стенам и скрестив руки на груди, стояли охранники. Начальница представила меня публике, и я начала читать свою речь по бумажке, потому что слишком нервничала, чтобы поднять голову. Я объяснила, что всего можно иметь двенадцать предметов одежды, причем семь предметов все получают бесплатно, а дальше покупают, если хотят. Затем вышла Фрэнсис, и я объявила:

— Дорогие дамы и уважаемые сотрудники, мы начинаем показ нашей авангардной коллекции «Тюремный блюз».

Громко заиграла музыка, и девушки пошли по подиуму, покачивая бедрами, как настоящие манекенщицы. Откуда только что взялось! Сначала зрители замерли — все это было настолько не похоже на нашу жизнь, что у них было шоковое состояние, — но затем зал буквально взорвался аплодисментами.

Тереза, Лори и Флора показывали мои модели, а женщины хлопали и кричали. Лесбиянки свистели, громко играла музыка, и на минуту мне показалось, что сейчас у нас начнется бунт. Но это было всего лишь одобрение — они приняли мою работу и таким образом выражали свои чувства.

Затем начались бурные споры на тему, какие предметы одежды лучше иметь. Я просто поверить не могла, что все это происходит наяву. Но я отвечала на вопросы и объяснила, что мы открываем швейную мастерскую и все, кто работает по высоким ставкам, могут обращаться с заказами. И мы будем шить формы и другие вещи.

Когда все закончилось, я наконец подняла голову и увидела, что хлопают не только все заключенные, но еще и Хардинг, и даже все охранники!

Я никогда в жизни так не гордилась собой.

37

ДЖЕННИФЕР СПЕНСЕР

В сутках не хватало часов. Дженнифер чувствовала себя такой же измотанной, как бывало раньше, в прошлой жизни, когда она работала в «Хадсон, Ван Шаанк и Майклс» и вела длительные переговоры. Но было одно очень важное отличие: раньше Дженни не видела результатов своего труда, а сейчас ее хлопоты и достижения тут же превращались в реальные вещи и влияли на ее жизнь и жизнь других женщин.

Когда звучала музыка, означающая подъем, она больше не чувствовала лени и апатии, как было в первые месяцы после ее появления здесь. Дженни вскакивала с койки, полная планов и надежд.

План первого публичного размещения акций фирмы «ДРУ Интернэшнл», над которым они с Ленни так долго и упорно работали, был наконец готов. Но в связи с этим возникла серьезная финансовая проблема. Естественно, требовалось, чтобы размещение прошло гладко и люди начали покупать акции. А для этого ей нужно было достать как можно больше денег, чтобы купить самой столько акций, сколько она сможет. Это повысит их привлекательность на рынке.

Что ж, у нее есть план, и можно приступать к его выполнению.

Дженнифер позвонила из библиотеки Питеру Гранту — одному из самых тупых брокеров из всех, кого она знала. Зато у него было одно важное достоинство: очень болтливый рот. Вместе эти два качества, если ими правильно пользоваться, могли принести неоценимую пользу. Когда Дональд хотел, чтобы о чем-то стало известно всем на Уолл-стрит, он всегда использовал Питера.

— Питер? — сказала Дженни, когда брокер поднял трубку. — Это Дженнифер. Дженнифер Спенсер.

— Привет! Рад тебя слышать! — Он слегка понизил голос. — Сочувствую тебе. Рад, что твои неприятности кончились.

Дженнифер покачала головой. Видимо, Питер решил, что она уже на свободе. Ей было трудно перестроиться и вспомнить, что она не является центром Вселенной и люди могут просто не знать, что с ней происходит.

— Да, спасибо, уже все в порядке. Я прикрыла Дональда, а теперь получила за это с процентами.

— Я так и думал, что произошло что-то в этом роде! — радостно прокричал Питер. — Тебе повезло!

— Да, — согласилась Дженнифер и таинственно понизила голос: — Слушай, Питер, мне нужно открыть счет. Я собираюсь кое-что… Только, понимаешь, это между нами, Дональд поручил мне кое-что, но мне нужна абсолютная секретность.

— Не вопрос.

«Как же! Через пятнадцать минут об этом будет знать столько народу, как будто новость передавали по телевизору в последних известиях. Для этого я тебе и звоню».

Тут ей в голову пришла еще одна идея.

— Слушай, а ты можешь открыть счет на имя Дональда? — спросила она. — Если хочешь, он пришлет тебе письменное распоряжение, или я позову его к телефону.

Дженнифер ждала ответа, затаив дыхание.

— Конечно, я с удовольствием…

Он замолчал, и девушка решила, что зашла слишком далеко и добыча сорвалась с крючка. Однако после паузы Питер продолжил:

— Но ведь Дональд уже открыл у меня счет. Разве ты не помнишь? Правда, он уже давно им не пользовался. Меня это даже огорчало.

Не пользовался, потому что этот счет нужен был только для одного: используя болтливость Гранта, заставить всех кинуться за наживкой. Такой счет нельзя долго использовать, потому что Комиссия по ценным бумагам следит за крупными играми и сразу же получит доказательства мошенничества.

И все-таки здорово, что Дональд так и не закрыл этот счет! Дженнифер просчитывала ситуацию со скоростью своего ноутбука. Питер будет следить за любой сделкой Дональда и пытаться вскочить в любой вагон, как бы это ни было опасно.

— Отлично, — улыбнулась Дженнифер. — Давай использовать этот счет. Посылай всю информацию на мой новый адрес — у меня изменился ящик электронной почты. А я буду тебе звонить. Мы сделаем небольшой начальный взнос, а потом начнем крутить прибыль.

Питер снова засмеялся своим идиотским смехом:

— Дональд всегда может рассчитывать у меня на кредит!

«Да, — подумала Дженни. — И у тебя, и у любого жадного придурка на Уолл-стрит».

57
{"b":"10293","o":1}