ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сегодня они работали вместе на загрузке белья. Дженни крутилась как белка в колесе, если не считать, что белке не приходится таскать тюки с нее ростом. У Зуки подходил к концу девятый месяц беременности, и, когда она поднимала тяжелое, Дженнифер казалось, что у нее самой начинаются боли в низу живота. Это было невыносимо.

— Сядь и сиди! — приказала девушка Зуки. — Ты что, не понимаешь, что мне легче самой все сделать, чем смотреть, как ты надрываешься? Прошу тебя! У нас пока нет нормального врача, а преждевременные роды — это опасно.

— Я прекрасно себя чувствую, — спокойно сказала Зуки. — Моя сестра, когда ждала первого ребенка, работала до последнего дня. А она была телевизионным монтером на линии.

— У монтера родился ребенок? Что, прямо на столбе? Зуки покачала головой и очень серьезно ответила:

— Нет, в грузовике. И очень быстро.

— Правда? — Дженнифер была потрясена.

Зуки кивнула и, нагнувшись, принялась собирать полотенца.

— Положи сейчас же! — завопила Дженнифер, отнимая у Зуки белье. — Сядь!

— Но я не могу сидеть просто так, — возразила Зуки. Дженнифер начала работать еще быстрее, но через несколько минут заметила, что подруга все-таки присела.

— Зуки, как ты себя чувствуешь? — заволновалась Дженни.

Не получив ответа, она заволновалась еще больше:

— Зуки! У тебя что-то болит? Начались схватки?

— Нет, — наконец выговорила Зуки. — Просто странное такое ощущение… Наверное, я заболела.

Лицо Зуки покрылось капельками пота. Дженнифер бросила простыни, которые только что тщательно складывала, и подбежала к подруге.

— Зуки, пойдем в медпункт! — решительно сказала она.

— Нет-нет, мне уже лучше. Знаешь, наверное, я съела что-то неподходящее. Все уже прошло. — Она мужественно улыбнулась. — Ложная тревога.

Дженнифер вздохнула. Не могла же она насильно заставить эту дурочку пойти в медпункт!

Через час смена закончилась. Зуки довольно бодро пошла по коридору, и Дженнифер решила, что ее тревога, возможно, и в самом деле была ложной. За ужином Зуки почти не ела, но это было неудивительно: во время беременности она часто теряла аппетит. Поэтому Дженнифер растерялась от неожиданности, когда сразу после выключения света Зуки села на койке и спокойно объявила, что ребенок скоро появится на свет.

— Господи! Зуки! Как же так?! — Она ужасно испугалась за подругу. — Я думала, у тебя еще и схваток не было!

— Знаешь, у меня целый день шли схватки. А сейчас они стали очень сильные и частые. Мне очень больно, Дженни. Ты должна мне помочь.

Дженнифер вскочила с койки, села рядом с Зуки, взяла ее за руку и велела спокойно глубоко дышать.

— Я сейчас сбегаю к охраннику. Он вызовет «Скорую».

— Нет, прошу тебя! — прошептала Зуки. — Не говори никому. И, пожалуйста, не сердись на меня.

— Я не сержусь на тебя, Зуки, — ответила Дженнифер. — Но объясни мне, почему ты целый день молчала?

— Ну, Дженни, неужели ты не понимаешь? — заплакала Зуки. — Я бы этого не вынесла. На меня надели бы наручники и привязали бы ноги к столу.

Она сжала руку Дженнифер.

— Я не боюсь рожать, но я боюсь, что меня увезут отсюда. Я рожу ребенка здесь, никого не надо звать. Пожалуйста, помоги мне. Я не хочу рожать в наручниках. Прошу тебя!

— Господи, Зуки! — Слабость и сила этой маленькой женщины не укладывались в голове. — И ты притворялась весь день?

Зуки только кивнула в ответ.

— О, как больно! — застонала она. — Позови Роджера!

Дженни вызвала дежурного охранника. К сожалению, в этот вечер дежурил не Роджер, но Дженни надеялась, что Райан, пожилой уравновешенный мужчина, не откажет им в помощи.

— У нас проблемы, — объяснила Дженнифер. — У Зуки начались роды.

— Господи! — прошептал Райан. — Медпункт уже закрыт. Что же нам делать?

— Думаю, надо позвонить миссис Хардинг, — предложила Дженнифер. — Она знает, что делать.

Зуки теперь стонала не переставая, и Дженни сидела рядом с ней, держа ее за руку. Райан позвонил Хардинг, затем принес телефон Дженнифер.

— Учтите, я нарушаю правила, разрешая вам говорить по моему телефону, — предупредил он. — Не рассказывайте об этом никому, иначе у меня будут неприятности.

Дженнифер чуть не рассмеялась ему в лицо. Она могла бы дать ему свой мобильный телефон! Но девушка сдержалась и взяла трубку.

— Зуки Конрад рожает? — деловито спросила Хар-динг.

— Да. Что мне делать?

— Отведите ее в медпункт, — посоветовала Гвен. — Я скажу Райану, чтобы он позвал Мовиту и Терезу вам на помощь. А я прихвачу свою подругу Люсиль и подъеду.

— Кто такая Люсиль?

— Она врач. К сожалению, не гинеколог, но опытный терапевт.

— Отлично. — Дженнифер вздохнула с облегчением и, отдав телефон Райану, повернулась к Зуки: — Вставай, подружка. Нам с тобой придется прогуляться.

Райан включил свет и переговорил по рации с другим дежурным, чтобы он открыл блок и привел Мовиту и Терезу в медпункт. Затем они втроем отправились в путь. Между схватками Зуки чувствовала себя нормально, но схватки пошли чуть ли не каждую минуту, и она останавливалась и сгибалась пополам от боли.

— Жалко, у нас нет каталки, — сказала Дженнифер. — Слишком уж далеко.

Райан пожал плечами.

— В такой момент как раз советуют ходить, чтобы ускорить дело. Помню, как я прогуливал свою жену. У нас ведь трое, — гордо сказал он.

Дженнифер промолчала в ответ, но подумала, что дело и так идет много быстрее, чем ей хотелось бы. И оказалась права: до медпункта они не добрались. Зуки закричала, что ребенок уже выходит. Дженни чуть не потеряла сознание от страха, но, к счастью, Зуки ошиблась — у нее просто отошли воды. Так или иначе, дальше она идти не могла. В этот момент к ним подошли Мовита и Тереза, обе спокойные и деловитые. Мовита сразу послала Райана с Терезой и Дженнифер за необходимыми вещами.

— Нужны подушки и одеяла, — сказала она, — хорошие ножницы и антисептик. И обязательно аспиратор, чтобы прочистить ребенку нос. Знаете, как он выглядит? Потом нам понадобится теплая вода и маленькие одеяльца. Не знаю, где мы все это возьмем.

Дженни сказала, что они найдут все, что нужно, но про себя молилась, чтобы Хардинг поскорее привезла врача. Зуки стонала и кричала от боли. Мовита села на пол рядом с ней и положила ее голову к себе на колени.

— Дыши, девочка, дыши, — приговаривала она. Им удалось найти пару подушек и одеял, но больше ничего в медпункте взять не удалось. Они видели ножницы, антисептик и все остальное в запертом шкафу за стеклянной дверцей, но у Райана не было ключа. Дженнифер уже собиралась попросить его разбить стекло, но тут услышала в коридоре шаги.

— Наверное, это врач! — обрадовалась она. Но это оказались Роджер Кемри и Маубри.

— Где она? — с порога спросил Роджер.

Дженнифер объяснила, и они все вместе побежали к

Зуки, рядом с которой уже были врач и Хардинг. Теперь оставалось только ждать.

— Роджер! Роджер! — позвала Зуки.

Кемри опустился рядом с ней на колени и взял ее за руку. Райан с облегчением ретировался на свой пост, а Люсиль взяла управление процессом на себя. Вместе с Мовитой она командовала Зуки, когда ей тужиться, а когда расслабляться.

Вскоре появилась головка ребенка. Дженнифер, как зачарованная, следила за тем, как крошечное существо появляется на свет. Когда маленькая девочка закричала, Дженни заплакала от счастья.

40

ДЖЕННИФЕР СПЕНСЕР

Никогда в жизни Дженнифер еще так не волновалась. Ей уже приходилось организовывать первое публичное размещение акций. Но даже в самом начале работы, когда от успеха операции зависела ее карьера, все это было не так важно.

Сейчас перед ней стояла достойная цель. Если они смогут получить средства для реконструкции Дженнингс, это будет здорово! Дженнифер не хотела бы, чтобы «ДРУ Интернэшнл» превращалась в монстра, подобного «Уокенхуту», управляющему целой сетью тюрем. Но жизнь такова, что можно было выбирать только из двух возможностей — победить или погибнуть. Так что приходилось выбирать меньшее из зол.

61
{"b":"10293","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Жить на полную. Выбери лучший сценарий своего будущего
Пробуждение в Париже. Родиться заново или сойти с ума?
Пластмассовая магия
Говорить легко! Как стать приятным собеседником, общаясь уверенно и непринужденно
Искусство бега под дождем
Оружейник. Приговор судьи
Как приручить герцогиню
Киберспорт
То, что делает меня