ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Хардинг полистала личное дело Зуки. Девушке было всего двадцать четыре года, а она уже дважды становилась матерью, и второй раз — в тюрьме!

Хардинг никак не отреагировала на нарушение тюремных правил — роман охранника с заключенной. Она считала, что если прозевала изнасилование и беременность Зуки, то теперь ей сам бог велел притвориться слепой. Пусть в этой тюрьме будет хоть одна счастливая история. Любовь — могучая сила, и даже тюремные правила не в силах ей противостоять. Гвен была уверена, что с помощью Мовиты и всей семьи они смогут устроить Зуки настоящую свадьбу, несмотря на тюремные стены и решетки на окнах.

Но сначала Хардинг решила поговорить с Кемри и вызвала его к себе в кабинет. Молодой человек выглядел виноватым и озабоченным.

— Думаю, вам не нужно так беспокоиться, — сказала Гвен. — Скоро вы станете женатым человеком и даже отцом.

Кемри слегка покраснел.

— Давайте перейдем к делу, — предложила Хардинг. — Вам понадобится шафер.

Кемри просиял.

— Моим шафером будет мой лучший друг, Берри Уайт.

— Это хорошо.

В этот момент вошла Зуки, и Гвен тут же воспользовалась случаем подержать на руках Кристину.

— Мы устроим твоей мамочке замечательную свадьбу, — серьезно объясняла она малышке.

— Я бы хотела пригласить своих родных, — нерешительно сказала Зуки. — Можно? Сколько человек я могу позвать?

— Приготовь список приглашенных и принеси мне. Мы постараемся пригласить как можно больше. Твоя мама, надеюсь, приедет?

Зуки радостно кивнула:

— Конечно, мама приедет. Она хотела бы приехать накануне вечером.

— А как мы решим с платьем?

— У меня две двоюродных сестры вышли замуж в этом году. У них обеих были новые платья. Они пришлют мне фотографии, и я решу, какое взять.

— Настоящие свадебные платья? — спросила Хардинг.

Зуки удивленно посмотрела на нее.

— Конечно, — ответила она. — Нельзя же выходить замуж без свадебного платья.

— Ах да, разумеется, — согласилась Гвен, думая о том, как мало она знает об этом странном мире за пределами тюремных стен. — Мы пригласим мирового судью, чтобы он выполнил церемонию. Ты согласна?

— Если только он будет хорошо одетым и не толстым.

— Почему он не должен быть толстым? — удивилась Хардинг.

— Когда моя сестра Дорин выходила замуж три года назад, мировой судья был таким толстым, что все над ним смеялись. Это чуть не испортило всю свадьбу. А у Дорин было потрясающее платье, только оно через год пожелтело, поэтому никто больше не смог его надеть.

Хардинг снова посмотрела в личное дело Зуки. Она знала, что ее отец умер, но у Зуки был старший брат. Гвен не хотела сама заговаривать о нем, потому что он никогда не навещал девушку.

— Ты подумала, кто тебя поведет к венцу?

Зуки грустно вздохнула:

— Боюсь, что никто. Я бы попросила Бобби, но он не согласится.

— Почему?

— Он меня не любит.

В первый раз за все время Хардинг услышала, чтобы Зуки сказала что-то не очень хорошее о своей семье. Но она не стала ни о чем спрашивать, потому что Кристина открыла маленький ротик и завертела головкой, как будто искала грудь.

— Наверное, она проголодалась, — сказала Гвен. — Вам лучше пойти к себе.

— Хорошо, — улыбнулась Зуки и взяла у Гвен малышку. — Тише-тише, не волнуйся. Мамочка тебя любит.

«Какая милая девушка», — подумала Хардинг и решила, что она сама поведет Зуки к венцу. Если, конечно, в последний момент не появится какой-то дядюшка. Хорошо бы он не появился!

Когда Хардинг выхлопотала разрешение на свадьбу Роджера Кемри и Зуки Конрад, семья решила, что объединит свадьбу и прощальную вечеринку для Дженнифер. Хардинг не возражала, и приготовления пошли полным ходом.

Всем приглашенным хотелось принарядиться. И подарить Зуки что-нибудь особенное. Выбор подарка — непростая задача на свободе и очень сложная в тюрьме. Когда предварительный план был готов, Мовита и Дженнифер отправились к Хардинг согласовывать детали.

— Мы бы хотели, чтобы церемония проходила в комнате для свиданий, — сказала Дженни.

— А почему не в столовой, как показ мод? — удивилась Хардинг.

— Потому что мы не можем принимать гостей на территории тюрьмы, а Зуки очень хотела, чтобы присутствовала ее родственники.

В конце концов остановились на столовой и общими усилиями ее преобразили до неузнаваемости. Веснушка принесла цветы из новой теплицы, чтобы украсить импровизированный алтарь, Мовита застелила красной тканью проход между столами, по которому должны были идти новобрачные.

Что касалось гостей, Гвен решила, что лучше ограничиться только своим кругом, и Зуки поняла ее и не обиделась. Она и так была счастлива, что ей разрешили устроить настоящую свадьбу.

После того как молодые произнесли свои клятвы и мировой судья объявил их мужем и женой, Роджер застенчиво поцеловал Зуки. Должно быть, он мечтал о более страстных поцелуях, но присутствие начальницы замораживало его.

Все потянулись к молодым с поздравлениями, а Хардинг протянула Кемри Кристину со словами:

— Это твой папа, малышка!

Девочка агукнула и улыбнулась, как будто понимая, что происходит.

Затем пришло время поздравлять Дженнифер Спенсер, которая на следующий день выходила на свободу. Женщины успели полюбить ее и были благодарны ей за то, что она сделала для всех. Однако поздравляли ее со смешанными чувствами: Мовита, Мэгги, Тереза и Зуки были счастливы за нее и завидовали ей. Они считали, что она это заслужила, и грустили о том, как им будет ее не хватать.

— Слушай, подружка, я буду скучать по тебе, — выразила общие чувства Мовита.

— Давайте пока не будем прощаться, — предложила плачущая Зуки, вытирая слезы. — Ведь мы еще не расстаемся!

— Ладно, — согласилась Мовита. — Давайте пировать. Сейчас вы увидите, что мы приготовили для наших новобрачных и для Дженнифер.

— Сидите! — скомандовала Мэгги. — Мы с Терезой сами все принесем.

Стол был украшен бумажными салфетками, расписанными цветными мелками.

— Мовита, это же здорово, — сказала Дженнифер, указывая на салфетки. — По-моему, на этом тоже можно заработать.

— Будьте осторожней, а то Мовита выкупит у вас Дженнингс, — пошутила Хардинг.

Мовита весело рассмеялась:

— И выпущу сама себя на свободу!

Все развеселились. Особенно громко смеялась Дженнифер — близость свободы опьяняла ее.

Из кухни появились Мэгги и Тереза с закусками и горячим.

— Макароны с мясной подливкой! — торжественно объявила Мэгги. — Ну, что вы на это скажете?

— Наше любимое! — хором воскликнули Зуки и Дженнифер.

Гвен Хардинг принесла большой поднос, уставленный стаканами с чем-то зеленым, в которых просвечивал лед. Она поставила поднос в центр стола, и все взяли по стакану.

— Выпьем за наших новобрачных и за Дженни! Удачи и счастья вам!

Некоторое время все были заняты едой. Затем Мовита грустно сказала:

— Как жаль, что ты не сможешь найти Шер и рассказать ей, как мы тут живем.

Глаза женщин снова наполнились слезами, и только Тереза, как всегда, не теряла присутствия духа.

— Давайте есть, а то все остынет.

— Подождите, это еще не все, — сказала Мовита и побежала на кухню.

Через секунду она вернулась с большим двухслойным тортом. На нем красовались подписи всех членов семьи, сделанные разноцветным кремом. Посередине были изображены невеста с женихом, а сбоку написано: «Удачи тебе, Дженни!»

Гвен откашлялась и подняла свой стакан.

— Выпьем за счастливое будущее! — провозгласила она тост, и все дружно выпили.

47

ДЖЕННИФЕР СПЕНСЕР

Отсидев полтора года за мошенничество с инвестициями клиентов, Дженнифер Спенсер наконец выходила на свободу. И ей было почти так же страшно, как в тот день, когда ее в грязном вонючем фургоне везли в тюрьму.

Во время длительной процедуры, предшествующей долгожданному моменту, Дженнифер вспоминала свой первый день здесь. Как она была уверена в себе и высокомерна! Она знала, кто такая Дженнифер Спенсер. Или, вернее, думала, что знает. Но она не знала, что такое тюрьма и что тюрьма может сделать с ней. Теперь же, наоборот, она хорошо знала, что такое тюремная жизнь, но не была уверена, что понимает, кто такая Дженнифер Спенсер. Кем она стала? И что ждет ее за стенами тюрьмы?..

68
{"b":"10293","o":1}