ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Отлично. Вы попали по адресу. Ссуду желаете полу­чить под залог недвижимости или под личный капитал?

– Э-э-э… я и сам не знаю. Может, вы мне объясните разницу?

Он занял место для посетителей и одарил Мишель лю­безной улыбкой. Чересчур любезной, на ее взгляд. Флир­тует, что ли? Вряд ли тебе так повезет, дорогая, в этот худший из дней.

Мишель тоже изобразила любезную улыбку, которая тут же сменилась извиняющейся – зазвонил ее телефон. Джада была в десятке шагов от Мишель, но ее голос в труб­ке казался глухим, далеким и безжизненным.

– Мишель, вы опять во всех газетах! – без предисло­вий сообщила она.

Сердце Мишель екнуло, кровь застучала в висках. Таб­летки. Срочно нужно проглотить таблетки, которые недав­но прописал доктор. Успокоительное ей было необходимо как никогда, но не доставать же лекарство на виду у клиен­та, чей взгляд становился все пристальнее.

– Фрэнку выдвинуто обвинение. Ты знала? Из охраны передали, что телевизионщики уже заявились.

– К-куда заявились?

– Сюда! Фургон на стоянке. Думаю, следом подкатят еще.

– Не может быть! – выдохнула Мишель. Взгляд на­стырного клиента буквально прожигал ее насквозь.

– Сюда они не пролезут, на этот счет не переживай, но к машине тебе незамеченной не пройти – налетят, как коршуны. Ты где припарковалась? За банком?

– Нет. Места не было.

– Можешь взять мою машину, а я вернусь на твоей, – предложила Джада.

– То есть?.. Уехать прямо сейчас?

– Чем раньше, тем лучше. Может, успеешь добраться домой.

– У дома меня, наверное, уже ждут. Все равно обще­ния с ними не избежать. Не сегодня, так завтра…

– Да, но завтра может разразиться какой-нибудь дру­гой скандал, и о тебе забудут. О черт. Маркус идет! Навер­ное, уже знает о репортерах. Плохо дело. – Джада бросила трубку.

Мишель выдержала паузу секунд в десять, после чего мило попрощалась с гудками в трубке и снова повернулась к клиенту.

– На чем мы остановились?

– Меня зовут Говард Миндел. А вы – Мишель Руссо? Поскольку табличка с ее именем красовалась под самым его носом, догадливости мистера Миндела Мишель не удивилась.

– Верно. – Она кивнула с улыбкой.

– Очень приятно. – Рыжий приподнялся со стула.

– Взаимно. – Мишель пожала протянутую руку. – Итак, о какой сумме идет речь?

– А вы давно здесь работаете? – неожиданно поинте­ресовался мистер Миндел.

Это еще что? Попытка светской беседы или сомнение в ее компетентности? Не хватало только, чтобы он накатал жалобу Маркусу!

– Прошу простить, что отвлеклась на телефонный раз­говор, – осторожно произнесла она. – Что касается моего стажа, то ссудами я занимаюсь уже три года.

– Нравится работа? – не унимался Миндел. Мишель сузила глаза. Что-то в нем определенно было странное, в этом клиенте.

– Не желаете ли перейти к делу? Бородач наклонился к ней через стол:

– Желаю. Дайте мне эксклюзивное интервью, Ми­шель. Другие газеты вас очернят, а если мы договоримся об эксклюзивном интервью для «Сентинель», я обещаю вам лояльность.

Мишель потребовалось несколько долгих секунд, что­бы осознать суть происходящего. Да это же лазутчик ре­портерской братии, первый коршун из той стаи, что готова растерзать ее на куски! Еще секунда потребовалась, чтобы понять свое незавидное положение: Миндел поймал ее в ловушку, загородив собой проход между стеной и столом.

– Вы… журналист? – с трудом выдавила Мишель.

– Я – Говард Миндел, – повторил он с таким видом, будто назывался Джорджем Вашингтоном.

Мишель поняла, что действовать нужно решительно. Она резко поднялась со стула и в два прыжка оказалась на свободе, отпихнув нахала с такой силой, что тот свалился бы на пол, если бы не успел ухватиться за край стола. Бег­ство Мишель к раздевалке остановил Маркус, высунувший лысую голову из кабинета Джады.

– Миссис Руссо! Соизвольте зайти на минутку.

За его спиной маячило посеревшее, мрачное лицо Джа­ды. Мишель ступила в кабинет, заранее набрав побольше воздуха в легкие.

– Садись, – сказала Джада.

– В этом нет необходи… – начал Маркус, но Джада оборвала его немыслимым для подчиненного окриком:

– Есть! И будьте любезны закрыть за собой дверь. Мишель, борясь с подступающей от страха тошнотой, все же едва сдержала улыбку, глядя на изумленную физио­номию Маркуса. Джада наступала на него, чуть ли не сил­ком выталкивая из кабинета, но и на ее лице был написан страх.

– Послушай, – сказала она, как только дверь захлоп­нулась, – он хочет от тебя избавиться. Я сказала, что у нас нет оснований, так что тебе достаточно пригрозить судом, поднять шум – и я все…

За свое место в банке Мишель никогда особенно не цеплялась и только сейчас поняла, как ей будет не хватать работы.

– Не стоит, Джада. Начальство нужно уважать. Я уволь­няюсь.

– Мишель, тебе вовсе не обязательно…

– Так будет лучше для нас обеих. Видит бог, проблем и без того предостаточно. Тебе сейчас без работы никак нельзя, так что не доводи Маркуса.

– Он… Без комментариев.

– Я увольняюсь. Тоже без комментариев.

ГЛАВА 27

Проезжая мимо дома Руссо, Джада поймала себя на том, что старается не смотреть в ту сторону. Она чувствова­ла свою вину перед Мишель. Они по-прежнему перезвани­вались дважды в день, а по утрам проходили свой обычный маршрут, но некоторая неловкость между ними осталась. Джада понимала, что в любом случае ей не удалось бы на­долго оттянуть увольнение Мишель – Маркус был в ярости от нашествия прессы и телевидения, – но решение Ми­шель здорово облегчило ей жизнь. Подумать только, ведь это именно Мишель помогла Джаде устроиться в банк, чтобы потом сама Джада ее и выгнала. Что за ирония судь­бы?! Правду говорят – ни одно хорошее дело не остается безнаказанным.

Свернув к своему дому, Джада чертыхнулась при виде машины у ворот и взглянула на часы. Четырех еще нет, значит, она не опоздала; однако даже поза застывшей в са­лоне автомобиля представительницы социальной службы выражала крайнюю степень недовольства. На то, чтобы привести себя в порядок, времени не было. Джада открыла дверцу своей «Вольво» и двинулась навстречу испытанию.

Миссис Элрой оказалась невысокой пухлой негритян­кой с тугими косичками вокруг головы. Она была на пол-головы ниже Джады, но при этом удивительным образом умудрялась смотреть на нее сверху вниз.

– Промозгло сегодня, правда? – вежливо улыбнулась Джада, когда они представились друг другу. – Давайте лучше пройдем в дом.

– Погода тут ни при чем. Пригласить меня в дом – ваша обязанность, поскольку мне предстоит его осмот­реть.

А то я не знаю! Беседа, похоже, предстояла не из легких. Стиснув зубы, Джада поклялась выдержать, чего бы ей это ни стоило.

– Что ж… Если вы не против, войдем через заднюю дверь, сразу на кухню! Угощу вас чаем или кофе.

– Я на работе не пью, – заявила миссис Элрой тоном киношного копа, которому во время обыска предложили стакан виски.

Переступив порог кухни, Джада сняла пальто, протя­нула руку за пальто миссис Элрой и опять получила отказ:

– Это лишнее. – Ни сумку, ни папку она из рук не вы­пустила. – Начнем с осмотра дома, затем перейдем к ин­тервью.

Джада полночи провела в компании пылесоса и шваб­ры, но сейчас ее надежда произвести впечатление рухнула.

По ходу инспекции миссис Элрой что-то безостано­вочно записывала в блокнот. Изредка отрываясь от запи­сей, она задавала какие-то вопросы о доме, о комнатах для детей, пока наконец не захлопнула папку и не направилась вниз, хозяйским кивком пригласив Джаду следовать за ней.

Джада, извинившись, скрылась на кухне, чтобы про­глотить полтаблетки из тех, что дала ей Мишель. «Дер­жись! – подбадривала она себя. – Ты справишься».

От предложения устроиться в гостиной миссис Элрой отказалась, как и от всех предыдущих. Молча мотнув голо­вой, обвела взглядом столовую и выбрала кресло возле обеденного стола.

– Сядем здесь! – Ее тон не вызывал сомнений в том, кто здесь был, есть и останется главным.

44
{"b":"10294","o":1}