ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Считай, в авиакатастрофу попали, – отозвалась Джада.

– Речь вот о чем: если на работе мы вынуждены подчи­няться системе, то в личной жизни вовсе не обязаны, верно?

– Аминь! – Джада с такой силой опустила свой бокал, что чуть не расплескалось вино. – День-деньской я торчу за кассой, представляя, что сотворила бы с Клинтоном, попадись он мне в руки. Как вы понимаете, девочки, ни законные, ни более-менее гуманные поступки мне в голо­ву не идут. Однако дело не в этом, а в том, что он сотворил и как с ним бороться. Осточертела мне роль жертвы!

– А я? – перехватила инициативу Энджи. – Чего стоит юридическая помощь женщинам, если советчица сама попала в передрягу и не знает, как выпутаться? Мне кажется, от меня было бы больше пользы, если бы я сумела постоять за себя и отплатить Рэйду.

Мишель молча смотрела прямо перед собой. Она не желала Фрэнку зла. Пусть бы его просто не было. Никогда. Одиночество гораздо лучше, чем тот ужас, что выпал на ее долю после многих лет супружеского счастья.

– Мне вот что сегодня пришло в голову… – после не­долгого молчания вновь заговорила Энджи. – А что, если взять и перестать быть жертвами? Всем вместе, девочки! Давайте поможем друг другу отомстить нашим обидчикам.

– Я думала о том же! – воскликнула Джада. – С само­го утра, клянусь! Помните тот фильм, где три женщины отомстили своим мужьям?

Мишель кивнула. В свое время она даже отчитала Дженну за то, что та в двадцатый раз взяла из видеосалона эту кассету.

– Да, но это же комедия. И вообще… в жизни так не бывает.

– Еще как бывает! – возразила Энджи. – Лично у меня уже имеется парочка неплохих идей. Конечно, пора­ботать еще придется, подшлифовать слегка, но особых сложностей не предвидится. Не с Эйнштейнами дело имеем!

– Это точно! – фыркнула Джада.

Энджи с таинственным видом открыла свой кейс, до­стала три футболки и, развернув одну, приложила к груди. «Долой мужское руководство! Да здравствует женская независимость!» – значилось там черным по белому. Джада и Мишель расхохотались.

– Ну? – лукаво усмехнулась Энджи и бросила по об­новке каждой из подруг. – Как вам?

Натягивая футболку, Мишель задела больную щеку и скривилась от боли.

– Не хочу вас расхолаживать, девочки, но нам и так туго придется. Выжить бы самим да о детях позаботиться. Где уж еще о мести думать.

– Ох, Мишель, Мишель… – покачала головой Джада, расхаживая в футболке по комнате. – Прекрати прятать голову в песок. Тебе-то, между прочим, нет необходимости идти против системы.

– То есть? – Мишель опустилась на свое место.

– То и есть. Чтобы отплатить Фрэнку, тебе достаточно выступить в суде на стороне закона.

Мишель ахнула:

– Нет! Ни за что. Никто не заставит меня свидетельст­вовать в пользу Фрэнка, но и против него – тоже!

– Неужели? – Энджи прищурилась. – А почему, скажи на милость? Он виновен, и ты это знаешь.

– Как можно… Как можно сдать полиции собственно­го мужа?! Я… нет, так нельзя. Неправильно! И еще… я боюсь. Просто встретиться с ним – и то боюсь.

– Не переживай ты так, Мишель, – сказала Энджи. – Мы ведь только рассуждаем. И у меня уже есть кое-какие наметки, хотя я еще не все продумала. Только должна предупредить сразу – преступлением мой план не назо­вешь, но беззаконие налицо.

– Законностью мы сыты по горло! – нахмурилась Джада. – Давай выкладывай свой план.

Энджи достала из сумочки блокнот и открыла на чистой странице.

– Для начала нужно решить, чего мы, собственно, хотим. Вот, например, Клинтон. – Она написала имя крупными буквами. – Первое: лишить дома. Второе: забрать детей.

– Точно. А свидания ему разрешить только в присутст­вии соглядатая! – с горечью добавила Джада.

– А как быть с Тоней? Не стесняйся, это всего лишь список желаний.

– Солнышко мое, ему негде будет жить. И не на что. Тоня сделает моему красавцу ручкой и запрыгнет в по­стельку к другому счастливчику. Плевать мне на Тоню.

Энджи перевернула страницу.

– Рэйд, – написала она на следующей. – Я хочу вы­ставить его на посмешище.

– То есть? – уточнила Джада. – Голышом, что ли? На всеобщее обозрение?

– Хм-м-м… Интересная мысль, – задумчиво протяну­ла Энджи. – Нет, вообще-то я имела в виду выставить Рэйда на посмешище перед Лизой, чтобы она его броси­ла. – Энджи многозначительно вскинула брови. – Не подумайте, будто я хочу его вернуть. Унизить – это да! – Она записала пожелание насчет Лизы и добавила: «Расстроить свадьбу???», «Пригвоздить к позорному столбу???» – Те­перь твоя очередь, Мишель. Чего бы тебе хотелось?

– У меня была одна мысль, но… не представляю, чтобы из этого что-нибудь вышло. – Мишель запнулась. – Пони­маете, я хочу жить с чистой совестью. Пусть просто, пусть бедно, но честно.

Джада, кивнув, погладила ее по руке. Энджи озаглави­ла третью страницу именем Фрэнка, но Мишель замотала головой:

– Возвращаться к нему я не хочу, только не знаю, как от него избавиться. И как без него жить. – Она сникла. – Я ведь почти никогда не работала. После школы подрабатывала продавщицей, а потом в банке, да и то только бла­годаря Фрэнку – он был знаком с руководством. Что я умею? Дом в порядке содержать и детей воспитывать. А жить на что? – Мишель вскинула голову; глаза ее вспых­нули. – Мне стыдно за те деньги, что давал Фрэнк! На них… кровь! На каждом пенни!

– Выходит, ты кое о чем размышляла, Золушка? – улыбнулась Энджи.

«Мишель», – написала она на новом листке. И ниже: «Собственный бизнес, развод с Фрэнком».

– Переехать, наверное, нужно, – со вздохом добавила Мишель. – Вы знаете, как я любила свой дом, но теперь… Словом, ни в этом доме, ни даже в этом городе нам с деть­ми не жить.

«Переезд», – записала Энджи.

– Отлично. Со мной разобрались. Только ничего это не даст. – Мишель вдруг разозлилась на собственную бес­помощность, на ситуацию, в которую попала с детьми. – Глупо даже надеяться. Собственный бизнес! Новый дом! Какой смысл мечтать о том, что никогда не исполнится? У меня даже личного счета никогда не было, а уж своей фирмы… Поговорить о справедливости хорошо, но где ее взять?

– Есть шанс, есть! – уверенно заявила Энджи. – Моз­гами придется пораскинуть, время потребуется и, возмож­но, помощь, но в конце концов выход мы найдем. – Она ткнула себя в грудь: – «Да здравствует женская независи­мость!»

– Я тоже считаю, что выход найдется, – согласилась Джада. – Только нужно быть готовыми обойти закон или даже нарушить его. Одно плохо – деньги могут понадо­биться.

Мишель расправила плечи и в упор взглянула на под­руг.

– А знаете… как раз на этот вопрос у меня, думаю, ответ найдется.

ГЛАВА 48

– Ой, девочки, не знаю – сумею ли я… Как, вы гово­рите, меня зовут?

– Антея Карстерс, – напомнила Энджи.

– И за кем я замужем? – продолжала допытываться Мишель.

– Ну как же ты все забыла?! Твой муж – Чарльз Хендерсон Мойер, один из самых богатых и, безусловно, самый загадочный тип в мире. Идеальный вариант!

– А что, если Рэйд спросит мой номер? – не унима­лась Мишель.

– Ради всего святого, Мишель! – нетерпеливо выпа­лила Джада. – Не арестует же он тебя по телефону! Дрей­фишь? Тогда я сама. – Она протянула руку к аппарату.

– Нет-нет, я готова, но… Джада сделала страшные глаза:

– Тогда грома-адная ла-апа ко-опа выпрыгнет из труб­ки и вцепится тебе в горло! Господи, ну и трусишка же ты!

– На этот счет не переживай, – заверила Энджи. – Никаких определителей там нет. Эндовер Патнэм – из­вестный ретроград; у него небось до сих пор все телефоны на фирме древние, с дисками.

Заговорщицы устроились в кабинете Энджи, посколь­ку только в Центре Мишель рискнула показаться со своим разбитым, теперь уже в желто-зеленоватых разводах, ли­цом. Кроме того, только здесь можно было рассчитывать на относительное уединение.

Мишель опустила глаза на лежащий перед ней листок. Три вечера подряд подруги разрабатывали и оттачивали планы отмщения, достижения справедливости и исполне­ния желаний. Сегодня приступили к первому, самому лег­кому, по мнению Энджи, этапу, а Мишель уже пытается дать задний ход. С замиранием сердца Энджи ждала, пока Мишель соберется с духом.

72
{"b":"10294","o":1}