ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Натали вскочила.

– У тебя будет ребенок?! Боже! Боже мой!

Энтони не произнес ни звука, но тоже поднялся и от­крыл дочери объятия. Энджи нырнула в них со вздохом об­легчения. Неужели? Ни криков, ни воплей, ни стенаний на­счет ее разрушенной жизни, брошенной коту под хвост учебы и несправедливости по отношению к ребенку?

– Когда срок? – выпалила Натали. – Господи, почему же ты мне сразу не рассказала?! Сколько осталось? У кого ты наблюдаешься?

Отец покрепче прижал Энджи к себе и поцеловал.

– Выходит, мне теперь нельзя наезжать на твоего быв­шего?

– Сколько угодно, папуля! Рэйд не имеет к малышу никакого отношения. Только вы двое. Мне понадобится помощь, а вам, если честно, не повредит чувство семьи. – Энджи перевела взгляд с одного родителя на другого. – Звучит дико, знаю, но попытаться стоит. Будьте рядом с моим ребенком, станьте для него настоящими бабушкой и дедушкой. Разве я так уж много прошу?

Натали шагнула вперед и тоже потянулась к дочери. Энджи с улыбкой обняла ее. Пусть у них и не идеальная семья, но они родные люди, и они будут рядом.

ГЛАВА 61

Мишель даже думать было тошно о второй встрече с окружным прокурором Дугласом, но он не оставил ей вы­бора. К тому же доля правды – и большая – в его словах была. Оскорбительные разглагольствования Дугласа по поводу «слепых и глухих» жен попали в самое яблочко. Разве Мишель долгие годы не закрывала глаза на источни­ки доходов Фрэнка? Разве тем самым не поощряла его пре­ступления? Настало время искупить свою, пусть неволь­ную, но все же вину, а потому она попросила Майкла дого­вориться о приеме у Дугласа.

– Видишь ли, Мишель, – сказал Майкл, – у меня такое чувство, что в прошлый раз я тебя недостаточно под­готовил. Он обошелся с тобой очень жестко и будет стоять на своем. Держу пари, Дуглас нас не примет, если не будет уверен, что получит серьезные – серьезные! – улики.

Мишель до сих пор никому, в том числе и Джаде, ни слова не сказала о найденных в тайнике деньгах. Сама мысль о признании приводила ее в ужас. Спрятанные в ба­гажнике «Лексуса», проклятые бумажки грозили ей обви­нением в пособничестве мужу – в случае, если их найдут копы. Если же до них доберется Фрэнк или просто-напро­сто автомобильный воришка, планам Джады вряд ли суж­дено будет исполниться. Жизнь Мишель превратилась в кошмар. Ночами она по десять раз поднималась, чтобы проверить, на месте ли машина и не залез ли кто в багаж­ник. Чертовы деньги. Они легли на плечи Мишель немыс­лимо тяжким грузом, и она мечтала от них избавиться.

– У меня есть такая улика, – сказала она Майклу, не вдаваясь в детали. – Можешь смело настаивать на встрече.

Майкл кивнул:

– Хочешь о чем-то договориться с Дугласом? Я должен знать, чтобы тебя не обвели вокруг пальца.

– Я предоставлю ему доказательство вины Фрэнка и – в самом крайнем случае – соглашусь свидетельствовать в суде. За это он должен выдать мне разрешение уехать из го­рода и округа до начала процесса. Адрес я ему сообщу, но Дуглас должен обещать сохранить его в тайне. Я требую предоставления мне полной опеки над детьми. Кроме того, я хочу сменить фамилию. И последнее – на время суда мне обязаны предоставить защиту. Все.

– Думаю, ни с одним из этих пунктов проблем не будет, – задумчиво сказал Майкл. – Опеку Дуглас гаран­тировать не сможет, но если твой муж…

– Мой будущий бывший муж, – поправила Мишель.

– Именно. Если Фрэнк Руссо сядет за решетку, опеку ты точно получишь. Я лично займусь твоим делом. Требо­вания более чем скромные; откровенно говоря, от Дугласа ты могла бы получить куда больше.

Мишель замотала головой.

– Мне от него ничего не нужно, кроме безопасности детей и моей собственной.

На сей раз Дуглас был чуточку вежливее – должно быть, Майкл постарался, – но столь же надменен.

– Итак, мы снова встретились, миссис Руссо, – начал он. – Мистер Раис заверил, что сегодня вы не станете зря тратить мое время.

Мишель стиснула замок лежащей у нее на коленях сумки. Последний шанс. Если хочешь пойти на попятную, нужно сделать это сейчас. Еще минута – и ты не в силах бу­дешь спасти отца твоих детей от тюрьмы. От напряжения у нее взмокли ладони. Почему-то подумалось о том, что никто из ее ирландских предков не имел таких тесных контактов с полицией… Ну и что это дало десяти поколениям нищих и алкоголиков?

Подняв голову, Мишель заставила себя посмотреть Дугласу прямо в глаза, пронзительно синие и холодные, как крошечные льдинки, утонувшие в толстых багровых складках. Если я спасу Фрэнка, то погублю себя и детей. Но дети ни в чем не виноваты, а Фрэнк…

– Итак, – повторил Дуглас. – Я жду, миссис Руссо.

– Я кое-что нашла, – медленно произнесла Ми­шель. – Кое-что… упущенное вашими подчиненными.

Скорчив недоверчивую мину, окружной прокурор по­чмокал мясистыми губами.

– Мы самым тщательным образом обыскали ваш дом, миссис Руссо.

– И тем не менее не нашли вот это. – Мишель вынула из сумочки сверток и положила на журнальный столик.

Майкл подался вперед:

– Наркотики? – выдохнул он.

Дуглас быстро ткнул несколько кнопок на телефоне.

– Похоже, мы получили новую улику! – прорычал он в трубку. – Немедленно сюда офицера полиции, стеногра­фистку и кого-нибудь из судейских! – Дуглас снова взгля­нул на Мишель: – Что здесь? Деньги?

Мишель кивнула:

– Да, в сотенных купюрах.

– Значит, вы открывали пакет?

– Я только заглянула, но ничего не трогала на всякий случай: знаете, отпечатки пальцев и все такое. Фрэнк гро­зил, что обвинит меня в сообщничестве, если я вам их отдам. Я записала наш разговор на пленку.

– То есть он знает, что вы нашли деньги? Мишель снова кивнула.

– А о том, что вы решили его выдать?

– Нет.

Раздался стук, и в кабинет вошли двое мужчин в форме и женщина.

– Тащите сюда Фрэнка Руссо. Мы получили доказа­тельства, – бросил одному из мужчин Дуглас. – Это мис­сис Руссо. Мне необходимо снять с нее показания. И на пленку нужно записать.

Женщина села за стол и достала из ящика какой-то ап­парат. В руках у полицейского вмиг появился магнитофон, который он подключил к сети, после чего установил мик­рофон на столе напротив Мишель. Второй коп уже отпра­вился исполнять приказ задержать Фрэнка. Бедный, бед­ный Фрэнк!

– Считаю своим долгом заявить, – подал голос Майкл, – что моя клиентка до обнаружения данной улики находилась в полном неведении относительно криминаль­ной деятельности Фрэнка Руссо. И данную улику, и показания она предоставляет добровольно, что должно быть отмечено в протоколе. Взамен она ждет от властей непри­косновенности, разрешения на выезд из округа и обеспе­чения личной безопасности в случае необходимости. Окружной прокурор кивнул:

– Полагаю, проблем не будет. Ведь обвинений миссис Руссо предъявлено не было.

Они углубились в обсуждение деталей, дав Мишель передышку и возможность подумать.

Вот и все. Нет у нее больше мужа. Семье конец… Ми­шель опустила голову, глядя на свои побелевшие, мертвой хваткой вцепившиеся в сумочку пальцы. Пути назад нет. Да и не нужен он ей; не нужна сытая жизнь, построенная на лжи. Деньги, будь они прокляты! Сколько судеб ими сломано? Столько, что еще одна – ее собственная – не имеет значения.

Подняв голову, Мишель увидела устремленные на нее глаза Майкла и Дугласа.

– Готовы? – спросил адвокат.

Она кивнула и перевела взгляд на сверток в плотной коричневой бумаге.

– На столе перед вами находится пакет, – начал Дуг­лас. – Вы обнаружили его самостоятельно, без чьей-либо помощи и без присутствия посторонних лиц?

– Да.

Магнитофон жужжал, стенографистка клацала клави­шами своей машинки, пристав шуршал банкнотами, пере­считывая деньги, пока Мишель описывала историю наход­ки, перевернувшей ее жизнь. Дуглас пару раз прервал рас­сказ уточняющими вопросами, но теперь он обращался с Мишель на удивление доброжелательно, чуть ли не сер­дечно.

87
{"b":"10294","o":1}