ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ким установила их этой ночью.

Саманта взглянула на часы. Десять часов. Вполне приличный час для ответа Чарлзу Кунцу. Теперь она могла отправить факс из собственного офиса. Она передала орхидею Рику.

– Спасибо, Стоуни. Вы тут поговорите, а я отлучусь на минуту. Мне нужно позвонить.

– Сэм… – начал Рик.

– Я сейчас вернусь, – сказала Саманта, удаляясь в приемную.

Он посмотрел ей вслед, потом повернулся к Уолтеру Барстоуну. По роду своих занятий Ричарду приходилось иметь дело с мелкими сошками вроде администраторов и ловких адвокатов, но Стоуни… Это для него было внове.

– Наслаждаетесь жизнью в отставке?

– Я бы этого не сказал. А Сэм наслаждается?

– Она, как мне кажется, да.

Ее опекун бросил взгляд в сторону приемной, потом перевел на Рика.

– Вы надолго планируете остаться в Палм-Бич?

– Очевидно.

– Значит, она будет ездить, куда ей понадобится, а вы будете следовать за ней? – спросил Стоуни. – Это…

– Это, – прервал его Ричард, – вас никоим образом не касается. – Вообще-то все было куда сложнее. Но он не имел намерения объяснять Барстоуну, что его бизнес, по существу, находится там же, где он сам. Местоположение имело значение с точки зрения авторитета и престижа. Управлять-то можно откуда угодно.

– Не усматривайте ничего обидного, – заметил Стоуни. – Я имею в виду, что у вас ужасно напряженная жизнь, а Сэм будет все время в своих собственных делах. Просто это не очень способствует…

– Никаких обид, – снова оборвал его Ричард. – И я не нуждаюсь в вашем совете.

– Тогда вы не…

– Эй, брит, – проворковала Саманта, возвращаясь гарцующей походкой в комнату и беря Рика за руку. – Хочешь сегодня пойти со мной на вечер?

Ричард посмотрел поверх ее головы, не устояв перед удовольствием наградить Уолтера высокомерным взглядом.

– Вообще-то я собирался задать тебе тот же вопрос. Сегодня в Палм-Бич благотворительный вечер. В некотором роде это гранд-увертюра к сезону. Это исключительно привилегированное мероприятие. Но если хочешь, я узнаю, остались ли еще билеты. Полагаю, ты могла бы найти там потенциальных клиентов.

– Это благотворительный вечер в клубе «Эверглейдс»?

– Да. – Ричард опустил одну бровь. Саманта презрительно фыркнула:

– Я уже достала для нас билеты.

– Ты? – Ричард озадачился. Когда он назвал это мероприятие привилегированным, это не было шуткой.

– Угу. – Саманта чмокнула его в щеку. – У меня тоже есть связи, чтоб ты знал.

– Черт подери, кому ты звонила?

– Секретарю Чарлза Кунца. Он предлагает встретиться вечером в клубе. У них есть лишние билеты.

– Так ты на самом деле используешь мои связи?

– Ты сам передал его мне!

– Передал.

Вечер в клубе «Эверглейдс», включая обед, танцы и фестиваль вин для выручки средств на благотворительность, открывал зимний сезон, отмечаемый ежегодно в Палм-Бич. Ричард редко бывал в городе в столь раннюю пору и поэтому никогда прежде не посещал данное мероприятие. Но на самом деле он никогда не питал особой любви к членству в клубах, особенно с их старомодными ограничениями. И никогда не прилагал усилий, чтобы приобщиться к эксклюзивному клубу «Эверглейдс», потому что когда бывал во Флориде, большей частью был занят работой. До недавнего времени, очевидно. Но не только жизнь Саманты доставляла ему беспокойство в последние три месяца. Например, его проект с «Кингдом фиттингз» отнимал кучу времени. Особенно сейчас, когда нужно было переносить заседание совета директоров из Лондона в Палм-Бич. Обычно они обходились без разъездов, с тех пор как какой-то предусмотрительный субъект уполномочил их принимать заочное решение. Они даже могли накладывать вето на приобретение любого из предлагаемых товаров, однако эти действия ставили под сомнение результаты голосования и кое у кого вызывали возражения. Но, похоже, сейчас ситуация изменилась.

Сразу после шести Ричард покинул свой офис в Солано-Дорадо и пошел наверх переодеваться.

Саманты в комнате не было, но ее рубашка, джинсы и туфли, как обычно, были аккуратно сложены под ночным столиком возле кровати. Ричард никак не мог отучить ее от мысли, что она должна будет куда-то убежать среди ночи.

Он влез в свой фрак и пошел в ванную, чтобы надеть черный галстук-бабочку, так как там было светлее. На зеркале был оставлен маленький желтый листок, прилепленный Самантой.

«Я на мостике у бассейна».

Электризующее возбуждение, пробежавшее по спине, развеяло все огорчения, связанные с бизнесом. Приятное тепло преобразовалось во что-то более жаркое, не поддающееся определению, но в гораздо большей степени затрагивающее глубинные чувства. Черт побери, это была всего лишь записка! Но он понял: Саманта рассчитывала, что он пойдет ее искать. И что она хочет, чтобы он ее нашел. Ричард бегло взглянул через плечо, удалил с зеркала желтый листок и сунул в нагрудный карман. Можно вообразить, что было бы, если б кто-то увидел! Бескомпромиссный жесткий бизнесмен, каким его знали во всем мире, хранит маленькие записки от своей любовницы!

Он последний раз подтянул галстук и прошел к большим стеклянным дверям. Отсюда открывался вид на бассейн и дощатый настил. Распахнув двери, Ричард остановился и с минуту смотрел вниз.

Саманта выбрала красное. Он знал, что ей нравится быть «в струе», выглядеть наравне с высшим классом. Облегающее цельнокроеное платье без рукавов и с глубоким декольте, несомненно, подходило к этому мероприятию, где тусовались только избранные. По правде сказать, он не представлял, если хоть кто-то, даже мимоходом увидя ее, мог бы отвести от нее взгляд. Вьющиеся золотисто-каштановые волосы были заколоты наверх, но несколько отдельных змеек игриво свисали на лоб. Она даже надела серьги. Клипсы, разумеется. Саманта рассказывала, что во время «работы» на ней никогда не бывало никаких драгоценностей. Что-то из украшений могло случайно упасть и затеряться. Или кто-то мог их увидеть на ней позже и таким образом ее опознать.

Ричард стоял на балконе и наблюдал, как она бродит вдоль газона, глядя на смесь карликового папоротника и азалий, вытянувшихся до половины ограды.

– Что ты делаешь? – спросил он, направляясь вниз по ступенькам.

Саманта повернулась к нему:

– Ты сказал, что все это можно заменить? Ты это серьезно? – Ее пристальный взгляд заострился еще больше, когда Рик подошел к освещенному бассейну. – Bay! Джеймс Бонд! Ты выглядишь великолепно.

– Спасибо. Я переадресую комплимент Армани.

– Я не собираюсь сию секунду прыгать к Армани на член, – ухмыльнулась Саманта. – Дело не во фраке, брит. – Она приподнялась на носках и поправила его галстук, хотя, похоже, ей больше хотелось просто пробежать руками вдоль лацканов.

Если бывают какие-то моменты, которые хочется продлевать целую вечность, то это был тот самый случай. Ричард накрыл ее руки своими ладонями.

– Ты сама выглядишь потрясающе, – пробормотал он.

– Я нашла это у Унгаро, – сказала Саманта. – И даже оторвала ярлык, чтобы нельзя было вернуть назад.

Ричард улыбнулся, ощущая себя слабоумным и надеясь, что его лицо не выглядит таким же глупым.

– Изумительно, – сказал он. – Да… и делай с этим садом все, что тебе хочется.

Саманта встала на цыпочки и нежно его поцеловала.

– Ты не должен постоянно меня задабривать. Я здесь из-за тебя. Не из-за Пикассо.

– Тебе не нравится Пикассо?

– Ты знаешь, что я имею в виду, – сказала Саманта. – Все, что я хочу от тебя, это доверие.

Ричард взял ее за руку, и они направились кдорожке, ведущей к главному входу.

– Я и так тебе верю.

– Гм… я слышу эти разговоры, но…

– Было бы проще, если бы ты согласилась хоть на что-то, в чем я разбираюсь.

– Проще для тебя, – подчеркнула Саманта. – Это ты хочешь сказать.

– Я только говорю, – продолжал Ричард, – что приобрел Пикассо отнюдь не от нехватки знаний в моем деле. Мой совет в твоем распоряжении так же, как мое…

Боже, он чуть было не сказал «сердце»! Она когда-нибудь доведет его до безумия или он сам сойдет с ума.

11
{"b":"103","o":1}