1
2
3
...
14
15
16
...
75

Дворецкий даже не моргнул, когда она исказила его имя, ведь он к этому уже давно привык.

– Мое почтение, миссис Уиллис, – вежливо сказал он в ответ.

– Аддисон-Уоллис, – пронзительным голосом поправила Патриция. Она закатила глаза, взывая за помощью к Ричарду, как только дворецкий повернулся спиной.

– Ах да, я забыл, что у вас так много фамилий, – пошутил Рейнальдо.

Ричард широко ухмыльнулся дворецкому, приглашая Патрицию к парадному подъезду.

– Спасибо тебе за эту встречу, – сказала она. – У меня не было уверенности, что ты согласишься.

Ему не хотелось слушать ее болтовню об очаровательном пространстве вокруг бассейна или о погоде. Из-за этого в основном он и организовал завтрак в гостиной.

– Так что привело тебя во Флориду?

– Здесь новая облицовка, – заметила Патриция, медленно проводя рукой по стене, отделанной под кирпич, когда они проходили по коридору. – Какая прелесть! Ты восстановил галерею наверху?

– Это не твоя забота, – сказал Рик, сохраняя прежний мягкий тон. – Особенно учитывая, что галерею разрушил именно твой муж.

– Мой бывший муж, – поправила Патриция. – Я развожусь с Питером.

Ричард жестом указал ей на гостиную, отпустив себе секунду на осмысление известия. Присутствие Патриции здесь было нежелательно, поэтому он заранее попросил Ханса что-нибудь приготовить. Садясь напротив нее, он кивнул одному из слуг, и через минуту из кухни был подан завтрак.

– Ричард, ты ничего не хочешь сказать? – спросила Патриция. – Я развожусь с Питером.

– Почему?

– Почему? Он в тюрьме. По приговору суда за убийство двух человек, подготовку еще одного убийства, контрабанду и кражу. Разве этого мало?

– Я не знаю, Патриция. Мне неведомо, каковы пределы твоих моральных норм.

– Не надо, Ричард. – Он тяжко вздохнул.

– Просто я несколько удивлен. Ты приезжаешь во Флориду, чтобы только сообщить мне, что второй раз совершила промах?

– Я не знала, что ты здесь. – Кривя подбородок, Патриция взяла вазочку с клубничным джемом и стала намазывать на свой гренок. – Но я рада тебя видеть.

– Что касается моего мнения, то я лучше воздержусь.

– Ты был моей первой любовью, Ричард. Факта не отменишь. И в первые восемь месяцев наш брак был… – Патриция помахала рукой перед лицом. – Наш брак был просто исключительный. – Она наблюдала за Риком, как он ел ломтик дыни. – Твоя подруга не присоединится к нам?

Ричард сощурился. Ошибки, оскорбления и убогие суждения – все это уже было в прошлом. Но сейчас Патриция затрагивала самую важную часть его настоящего и (если только он выдержит) его будущего.

– У Саманты деловое свидание.

– Я слышала, она создает охранную службу. Что ты об этом думаешь?

– Патриция, – раздраженно прервал ее Ричард, – почему ты здесь? И не нужно болтать мне чепуху о погоде.

– Прекрасно. – Патриция потупила глаза, рассеянно тыча вилкой мимо своей яичницы. – Ты никогда не был мягок со мной. Ни до, ни после развода. Ты сам это знаешь.

– Да, знаю. Но благородные жесты я предпочитаю оставить для папы римского.

– Ты… – Патриция остановилась, осознав, что, если она начнет бросаться обвинениями, это может плохо кончиться. Как бы она не оказалась вышвырнутой на дорожку, приземлившись на пятую точку. – Я остановилась в отеле. Здесь, в Палм-Бич. Мне нужно было покинуть Лондон. Вместе с воспоминаниями о Питере и моими бывшими друзьями. Всеми теми людьми, которым он лгал. И я хочу, чтобы ты помог мне начать новую жизнь. На этот раз я надеюсь, что все будет правильно. Я сейчас на скромном бюджете и стараюсь строго придерживаться своих приоритетов. Надо же хоть когда-нибудь быть независимой.

– Если ты стремишься к независимости, зачем тебе моя помощь? – сказал Ричард, почти не обращая внимания на все остальное, о чем она говорит.

– Ну, – хмыкнула Патриция с явным презрением, – ты являешься для меня образцом. Я хочу походить на тебя. У тебя все получается. Ты хорошо устроил свою жизнь. У тебя новая… подруга. И ты, несомненно, не нуждаешься в деньгах. Мне нужен твой совет, Ричард. А также твоя помощь и понимание. Тогда я смогу стать сильной и независимой.

Патриция накрыла рукой его руку, и он не мог не заметить, что у нее дрожат пальцы. Рик слишком хорошо знал свою бывшую жену. Как никто другой, она умела манипулировать людьми, поэтому Рик засомневался, не является ли эта демонстрация беспомощности ловкой игрой.

– И какой помощи ты от меня ожидаешь? – нехотя спросил он.

– Я… я подумала, – начала Патриция, – что ты мог бы позволить мне переговорить с кем-то из сотрудников Тома Доннера. Мне хотелось бы услышать, на что я могу рассчитывать в перспективе. После развода с Питером. Ведь половина его… то есть нашего дохода, очевидно, получена от продажи краденых вещей. А еще… я бы хотела снять или купить небольшой домик. Здесь, в Палм-Бич. Но мне нужно вместе с кем-то составить соглашение. Это…

– Ты рассчитываешь, что я помогу тебе переехать сюда? – прервал ее Рик.

Патриция резко закрыла рот, обиженно глядя на своего бывшего мужа.

– Это… это и есть то, ради чего я была вынуждена приехать сюда и увидеться с тобой. – По щеке у нее очень своевременно скатилась слеза. – Объясни, что, по-твоему, мне остается делать? Я не могу находиться в Лондоне. Мне нужна твоя помощь, Ричард. Прошу тебя.

– Я подумаю. – Он со звоном отодвинул в сторону свою вилку и встал. – Извини, я должен встретиться с Самантой. Рейнальдо проводит тебя.

– Но…

– Достаточно просьб для одного дня, – сказал Ричард.

– Ты и раньше никогда не откладывал своих дел ради меня, – пробормотала Патриция.

Ричард ничего не ответил, так как знал, что это была правда. Он действительно не очень-то приспосабливался к Патриции, не видя в этом особой необходимости. Ради нее он не собирался нарушать заведенный распорядок. Другое дело – Саманта. Это была его всепоглощающая страсть.

– Оставь Рейнальдо свои координаты, – небрежно сказал он через плечо и распахнул дверь гостиной. – Я скажу Тому или кому-нибудь в его офисе, чтобы тебе позвонили в отель.

– О! Спасибо, Ричард, – сказала Патриция. – Ты не представляешь, что это значит для меня. Спасибо, что ты так…

В ответ на ее фальшивую благодарность Ричард закрыл дверь и пошел за своей машиной. «Патриция никогда не станет другой», – подумал он. Ее внешнее очарование и сметливость в точности соответствовали тому, что он когда-то хотел видеть в супруге, но со временем до него начинало доходить, что ее внутренняя суть является зеркальным отражением внешности. Ни то, ни другое не представляло для него особого интереса. Отчуждение достигло апогея, когда она предприняла своей последний гигантский прыжок. В кровать Питера.

Три месяца назад он и сам совершил прыжок, но еще не был уверен, что его ноги твердо встали на землю.

Ричард залез в свой серебристый «мерседес-СЛР». Теперь под ним была твердая почва. Уж он сейчас знал, с кем ему хочется быть! И собирался увидеть ее прямо сейчас.

– Ну как тебе это? – крикнул Стоуни.

– Это замечательно, Стоуни. Хватит с этим возиться. – Саманта сделала форсированный выдох, сдувая со лба челку. – Меня совершенно не волнует, какая это радиостанция. Я хочу знать, откуда появился этот факс и почему на его задней стенке есть бирка «Данбар ассошиэйтед».

– Детка, радиостанция создает общую атмосферу, – сказал ее бывший наставник, появившийся из подсобки. – Как ты собираешься залавливать рекламой своих богатых консервативных клиентов, если в твоей акустической системе громыхает Пафф Дидди?

Скривив губы, Саманта сосредоточенно рассматривала синьку дома Чарлза Кунца. Право же, некоторые из ее старых контактов стоили того, чтобы их сохранить. Если бы она ходила по городу, добывая планы, это заняло бы шесть недель.

– Ну и олух же ты, Стоуни. Где ты достал?

– Послушай. Согласись, что тебе нужна другая радиостанция. С успокаивающей, красивой и…

– …старинной музыкой, – закончила Саманта. – Я не собираюсь выходить из офиса в конце дня с поседевшей головой и грызть джеритол. (Таблетки для гериатрических пациентов.) И потом, это коммерческое радио, – возразила она, решив, что фактически отдала предпочтение этой радиостанции, когда Стоуни пытался заговорить с ней о венецианской краже. – А если другие охранные фирмы начнут давать объявления через нашу станцию?

15
{"b":"103","o":1}