1
2
3
...
18
19
20
...
75

Видя Саманту Джеллико вместе с Ричардом, она выходила из себя. Одной недели, ну двух, было более чем достаточно, чтобы избавиться от этой шлюхи. Он должен был вычистить от нее дом, как организм приемом слабительного. Но минуло три месяца, а они все еще были вместе. Рядом с ней он буквально исходил слюной. Боже, что с ним сталось? Она всегда знала его как совершенно несгибаемого человека, но сейчас он сидел на пассажирском месте, в то время как эта женщина вела его драгоценный «бентли».

Они думали, Патриция не знала, что Питер воровал у Ричарда произведения искусства и продавал их в Европе. Да. Возможно, тогда ей это было невдомек, но позже, особенно после его ареста, она извлекла из этого несколько полезных идей. У Питера был какой-то сообщник. Очевидно, он и нанимал Джеллико. Патриция попробовала пойти тем же путем, без наводки Питера. Несколько недель она изыскивала способ, как «подставить» и посадить эту стерву, однако ее предприятие никто не поддержал.

Патриция остановилась на красный свет светофора и посмотрелась в зеркальце заднего обзора. Чем нехороша была Флорида, даже зимой, так это ярким солнцем. От него вокруг глаз возникали морщинки. Хорошо хоть в отеле есть спа, ведь сегодня вечером у нее обед. Дэниел по-прежнему настроен там быть, несмотря на смерть отца. В конце концов, это благотворительное мероприятие, и одно из любимых Чарлза.

Какое счастье, что Дэниел был в другом конце зала, когда она случайно наткнулась на Ричарда с Джеллико в клубе «Эверглейдс». Ричард никогда бы не стал ей помогать, если б узнал, что она с кем-то встречается. Патриция хитро улыбнулась. Она не собиралась бросать Дэниела в трудный час, даже если Ричард снова посмотрит в ее сторону.

Она – обычное человеческое существо, и ничто человеческое ей не чуждо. Поддавшись когда-то минутной слабости, она упала в объятия другого мужчины. А потом это случалось постоянно. При том образе жизни, как у них с Ричардом, возникало так много искушений! Она не раз каялась, предлагала сходить к психологу в семейную консультацию, но Ричард ничего слышать не хотел. Поэтому она сделала то, что должна была сделать, чтобы о ней не думали, что она спала с кем попало. И притом регулярно. Тогда она и вышла замуж за Питера Уоллиса. Что касается их брака, то Питера больше интересовали богатства Ричарда, нежели она.

В итоге она осталась без мужа. И что же она имела на сегодняшний день? Немного денег, только наклевывающегося бойфренда и план. И еще первого мужа, по-прежнему остававшегося одним из самых состоятельных, самых красивых и самых очаровательных мужчин из ныне живущих. Но при нем была Сэм Джеллико. Она водила его новехонький «бентли», спала в его постели, в особняке из тридцати комнат. Наверное, она могла позволить себе жить в свое удовольствие, как ей вздумается, игнорируя закон.

«Сэм! Что за дурацкое мужское неблагозвучное имя? Но как бы то ни было, дамочка прибрала к рукам Ричарда».

Из того, что Патриции удалось разведать, было понятно, что они познакомились в ту самую ночь, когда в Солано-Дорадо прогремел взрыв. А ведь в ту ночь Саманта проникла к Ричарду в дом, чтобы его ограбить! Господи, дурман на него нашел, что ли? Должно быть, у него раньше времени наступил кризис среднего возраста. Ведь ему только тридцать четыре. Ну ладно. Если его так возбуждают ее преступные наклонности, можно на этом неплохо сыграть. Одна только эта мысль возбуждала Патрицию, вызывая бешеный бег сердца. Она облизнула губы со своей рубиновой помадой.

«Бентли» сделал последний поворот перед выездом на улицу, где располагалась резиденция Рика. Саманта ударила по тормозам. Центральные ворота Солано-Дорадо были заблокированы «фордом-таурусом». Прислонившись к заднему бамперу, рядом стоял жилистый латиноамериканец и лущил подсолнечные семечки.

– Что за черт? – Машина резко остановилась. Ричард даже вцепился в приборную панель.

– Будешь мне рассказывать, что ты пригласил Фрэнка Кастильо на ленч? – съязвила Саманта, наблюдая, как полицейский выпрямился во весь рост и машет им рукой.

– Нет.

Она почувствовала стеснение в груди.

– Значит, представитель уголовного розыска пожаловал сюда поздороваться с нами. Так надо это понимать?

– Разве мы не можем это выяснить, любовь моя? – В голосе Рика было гораздо больше спокойствия, нежели у нее.

Саманта не желала ничего выяснять у копов. Черт побери! Шесть месяцев назад, увидев полицейского у дверей своего дома, она развернулась бы и бежала без оглядки, сделано дело или нет. Единственное, что удерживало ее сейчас, – это тот факт, что она знала Фрэнка. Знала его как честного и умного копа. Если бы не сорвался ее план с Чарлзом Кунцом, она посоветовала бы ему поговорить с Фрэнком Кастильо.

– Давай, – пробормотала она сквозь зубы, жестом показывая Фрэнку, чтобы он сел обратно в свою машину.

Рик хихикнул и нажал кнопку пульта, чтобы открыть ворота. Саманта пристроилась за «таурусом», пока они по дорожке подъезжали к парадному крыльцу. Она знала, что Рик симпатизирует копу. Черт побери, он расположился к Фрэнку Кастильо, после того как тот помог спасти ей жизнь. На самом деле это было сильно преувеличено. Фрэнк только сделал междугородний звонок лондонским копам, чтобы взломать дверь и арестовать подозреваемого. Всего-навсего. Только по чистой случайности они с Риком тогда едва не расстались с жизнью, находясь за той самой дверью.

– Доброе утро, Фрэнк, – сказал Рик, вылезая из «бентли», как только Саманта припарковалась.

Несколько секунд она стояла как вкопанная. Стоуни не раз говорил, что она как радар улавливает неприятности. Это, вероятно, плохой компас выводит ее прямо на них. Одно только появление Фрэнка означало что-то неладное. А если учесть, что вчера она встречалась с человеком, который убит этой ночью, нетрудно понять, чем вызван этот визит. Проклятие!

– Саманта, – позвал Рик, – ты собираешься выходить из машины?

Она тяжко вздохнула и с раздражением распахнула дверцу.

– Привет, Фрэнк, – сказала Саманта, с тяжелым чувством вылезая из машины.

– Привет, Сэм. Ты выглядишь великолепно.

– Угу. Не принимай это за оскорбление, но я чувствовала себя уютнее, пока не увидела тебя.

– Я в этом не сомневаюсь, – хихикнул Кастильо. – Думаю, ты понимаешь, почему я здесь?

– Фрэнк, почему бы тебе не прояснить это нам с Самантой? – предложил Рик, оплетая пальцы вокруг ее руки.

Саманта не знала, что он хочет сказать этим жестом: поддержать ее или не дать ей убежать? Но его прикосновение придало ей некоторое спокойствие, ведь на самом-то деле она испытывала потребность убежать, а он пытался ее остановить. Она не собиралась идти в тюрьму. Просто так, ни за что.

– Чарлз Кунц, – прояснил Фрэнк. – Я провожу расследование этого случая.

– Да, мы слышали в новостях, что он убит. Надеюсь, ты не думаешь, что Саманта имеет к этому какое-то отношение? – Рик сделал маленький шажок, вставая к ней ближе. – Она была со мной всю ночь.

– Думаю, ты сказал бы точно так же в любом другом случае, чтобы ее защитить. Рик, вообще-то я пришел сюда не за тем. Я хочу задать ей пару вопросов о ее вчерашней встрече с Кунцем. Его секретарша сказала, что он назначал тебе встречу, Сэм.

– Я…

Рик перебил ее:

– Фрэнк, нам нужен сейчас адвокат?

– Нет. Во всяком случае, пока.

– Но я представляю интерес как один из так называемых «фигурантов», не так ли? – Саманта всегда пыталась разобраться в том, что касалось копов и наручников.

– Нет. Если выяснится твое алиби, – уточнил Фрэнк. – Я сказал, что хочу опросить тебя. У меня есть причина лично провести это интервью. – Сыщик сделал насмешливое лицо. – Я в некотором роде почувствовал облегчение, когда узнал, что ты с ним встречалась. Это правда, Сэм. У тебя тонкое чутье, и я подумал, что ты смогла бы заметить, если его что-то беспокоило.

Ну, положим, облегчения она не почувствовала, но Кастильо, похоже, ей доверял. Может быть, знакомство с копом имеет и положительные стороны.

19
{"b":"103","o":1}