ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я как раз собиралась пойти на ленч, – сказала Саманта. – Ты голоден?

– Так точно. Ваш повар все так же готовит те знаменитые бутерброды с огурцами?

– Будь уверен.

Рик указал Фрэнку на парадную дверь, а сам пошел рядом. Саманта шла сразу за ними.

Когда она услышала известие о Кунце, у нее не было других мыслей, кроме как о самом событии. О том, что она чувствовала и что могла сделать, чтобы это предотвратить. Она становилась слишком самодовольной, иначе никогда бы так не встревожилась при виде копа у себя на пороге. Черт! Ей не следовало бы появляться перед копом на пороге, чтобы ее обнаружили. Она совершила ошибку, и в данном случае чисто случайно все обошлось.

– С тобой все в порядке? – шепнул Рик, когда она проходила через дверь.

Саманта кивнула:

– Я должна была предвидеть эти события.

– Большинство рядовых граждан не ожидают увидеть полицию у своих дверей.

– Я не из рядовых граждан, Рик, – сказала Саманта. Он поцеловал ее в щеку.

– И за этот факт я каждый день благодарю Бога. – «Вау! Такое сказать!»

Это были невероятно милые слова. Если б только можно было немножко дольше задержаться на них! Но когда присутствуют копы, нужно быть всегда начеку, даже если эти копы склонны считать тебя невиновной.

Рик позвонил на кухню и заказал ленч, а пока они втроем направились к бассейну. Саманта заняла место за маленьким столиком, откуда просматривалась дорожка переддомом. Правда, для проявления бдительности это было несколько поздновато.

– Так что от меня требуется? – спросила Саманта. Она не могла больше слушать, как двое мужчин ведут разговор ни о чем.

– Зачем Кунц хотел увидеться с тобой? – спросил Кастильо, доставая свой неизменный блокнот и ручку.

– Я открываю охранный бизнес, – ответила Саманта.

– Я знаю, – сказал он, вскидывая на нее взгляд. – Все полицейские управления это знают. Возможно, ФБР и Интерпол тоже. «Джеллико секьюрити»!

– И каково их мнение?

– Ну, все интересуются. Ждут, чтобы посмотреть, к чему это приведет.

– В смысле? – Саманта скрестила лодыжки.

– Я не уверен, – сказал Кастильо. – То есть я имею в виду… в случае резкого увеличения краж… там, где ты поработала, тебе, вероятно…

– Этого не произойдет, – прервала его Саманта. – Задача в том, чтобы их предотвратить.

– Ладно. – Кастильо снова сверился со своим блокнотом. – Так Кунц просил тебя встретиться с ним, или ты этого домогалась?

– Домогалась? – повторила Саманта, поднимая бровь.

– Послушай, Сэм. Я просто рассчитываю на твою помощь в этом деле. Если бы кто-то другой разговаривал с парнем пять минут на той вечеринке, я бы, вероятно, послал Барни Файфа проводить расследование. Но ты примечаешь детали.

Этот навык не раз спасал ей жизнь, но этим, надо полагать, она была обязана не Кастильо.

– Он просил встретиться с ним.

– Что-то специфическое?

– Да нет. Он прислал мне билеты на вечер в клуб «Эверглейдс». Насколько я поняла, он был там без партнера. Его сын Дэниел находился там, но они не были вместе, когда я подошла. Кунц пил водку. Немного больше, чем следует, я думаю. Он хотел поговорить о деле, но ему нужно было сделать признание, чтобы как-то облегчить душу. Он сказал, что последнее время некоторые люди в его окружении проявляют повышенный интерес к его деньгам и влиянию. Из нашей беседы я поняла, что он всерьез рассматривает вопрос о телохранителе. Я предложила ему поговорить с полицией. Должно быть, ему грозила большая опасность, потому что он все же согласился со мной. Мы собирались встретиться сегодня в два, чтобы обсудить детали.

– Кастильо строчил заметки, поднимая глаза на Саманту только когда она делала паузы.

– Кунц не сообщал тебе еще каких-нибудь подробностей? – Она покачала головой.

– Нет. – Выражение лица Кунца, перед тем как они расстались, не давало ей покоя. Саманта бросила взгляд на Рика. – Он был чем-то очень встревожен. Не просто подозрительность, обычная для богатых людей, а реальная тревога.

– Он думал, что его жизнь в опасности?

– Знаешь, он ни слова не сказал по поводу защиты его близких. Он больше говорил о превентивных мерах в целом. Думаю, он подозревал, что кто-то хочет его смерти.

– Так. Что еще? – Саманта вздохнула.

– Утром я просматривала синьку с планом его дома, – сказала она, надеясь, что Кастильо не станет спрашивать о ее источниках. – Хотела подготовиться к встрече.

– И?..

– У него установлена система безопасности, но в ней дыр больше, чем в решете.

– Выходит, несложная работа для домушника? – Саманта колебалась. Ей было неприятно, ведь ее бывшие сотоварищи могли подумать, что она превратилась в доносчицу. Если это когда-нибудь случится, ее жизнь будет недорого стоить.

– Если тот, кто проник в дом, знал, как устроена проводка в доме, это несложное дело. Конечно, это также могло быть просто слепой удачей. А сигнализация сработала? – спросила Саманта, хотя это она уже знала от Доннера. Но услышать еще одну версию, возможно, было полезно.

– Нет. Никто ничего не знал, пока его дочь не пошла выяснить, почему он пропустил завтрак.

– Как много людей живут в доме? – Кастильо снова обратился к своим записям:

– Восемь человек, включая сына и дочь.

– При таком количестве людей, наверное, с этим мог справиться почти любой, с карманным фонариком и кусачками.

– Такты думаешь, это дело случая? – спокойно сказал Рик. Он опять пытался ее убедить, что в этом не было ее промаха, будто это не она прозевала ситуацию, игнорируя, что ей подсказывало чутье. Боже мой, временами он ее просто умилял! Но эти свои размышления она предпочитала не муссировать, а то, наверное, прямо сейчас расстегнула бы молнию его брюк, если бы не Кастильо.

– Нет, в действительности я так не думаю. – Сыщик поднял голову.

– Почему нет? – спросил он.

– Кунц такой же, как Рик, – ответила Саманта. – Он привык командовать. Он достаточно уверен в себе, немного высокомерен. О, не смотри на меня так, – сказала она, когда Рик нахмурил брови. – Для тебя это комплимент. – Она перевела дух и вернулась к повестке дня: – Наш разговор с Кунцом был прерван обедом, иначе он мог бы рассказать мне больше. А после обеда там стало слишком… шумно.

В это время принесли бутерброды и газированную воду. Кастильо набросился на еду, как, впрочем, и Ричард. Стало понятно, что Рик не очень-то хорошо позавтракал во время визита своей бывшей супруги. Саманта была не очень голодна и ела мало, хотя это были ее любимые бутерброды с огурцом и майонезом.

– Я согласен, – сказал Фрэнк. – Разговор о телохранителе означает страх за себя, а не за свои деньги. Ты ведь тоже исходишь из этого, не правда ли?

– Я исхожу из своего восприятия. – Кастильо дожевал бутерброд.

– Вообще-то этого не так много для выбора направления расследования, Сэм.

– Это не моя проблема.

– Знаю, моя. – Сыщик тяжко вздохнул.

– Рик бы не стал разговаривать с копами без серьезных оснований, – сказала Саманта, – если этот факт что-то значит. Кунцу тоже было бы нелегко это сделать.

– Он нуждался в ее помощи. Черт подери, она это чувствовала. Кунц почему-то разыскал ее, хотя по складу личности она даже отдаленно не напоминала добрую самаритянку. А она, вольно или невольно, бросила его в беде.

– Ладно. – Фрэнк жевал бутерброд, запивая диетической колой. – Что-нибудь еще? Общее впечатление?

– Я прониклась к нему симпатией. – Несколько секунд Саманта изучала доброе открытое лицо сыщика. Слава Богу, что именно его назначили расследовать взрыв в Солано-Дорадо три месяца назад. Если бы на его месте оказался любой другой коп, у нее могло не быть шанса отвести от себя подозрения. Возможно, ей даже не пришлось бы задержаться там достаточно долго, чтобы сблизиться с Риком Аддисоном. – Будь добр, дай мне знать, если что-то выяснишь. Ты можешь это сделать?

– Думаю, это можно устроить. – Фрэнк посмотрел на свои часы. – Черт! Мне нужно было быть у коронера. – Он встал, подбирая последнюю четвертушку бутерброда. – Спасибо за ленч.

20
{"b":"103","o":1}