ЛитМир - Электронная Библиотека

– Всегда рады, Фрэнк. Я провожу тебя. – Рик тоже встал, задержавшись на миг, чтобы чмокнуть Саманту в волосы. – Подожди здесь, любовь моя.

– Не рассчитывай, что твой сандвич будет ждать тебя, – автоматически ответила она, снова устраиваясь в кресле, обозревая пространство за бассейном.

Если так принято в законопослушном обществе, то ей это не нравилось. Она всегда избегала любого доносительства, но Кастильо, похоже, считал их друзьями. Он и дальше будет ее привлекать, чтобы она поделилась своими познаниями. Значит, лично набирая себе тех потенциальных лохов, то есть клиентов, она постоянно будет чувствовать себя… ответственной за них. И за их безопасность. А это уж слишком изматывает силы.

Спасать Кунца было поздно, но можно было помочь выяснить, что с ним произошло. Возможно, Чарлз Кунц этого и хотел от нее. Он хотел подтверждения, что с ним может что-то случиться. А возможно, собирался выяснить, что же именно.

Глава 7

Воскресенье, 8:40

Ричард приставил палец ко рту, пытаясь слизнуть капельку клубничного сиропа.

– И перестань увиливать от вопроса!

– Ни от чего я не увиливаю. Тебе непременно нужно слетать назад в Лондон. – Черта с два!

– Я уже все устроил. Лидмонт и его совет директоров прилетят сюда, в Палм-Бич. Я даже могу приобрести здесь «Кингдом фиттингз». Приобрести почти так же легко, как смог бы сделать это в Лондоне.

– Ри…

– Саманта, – прервал ее Рик, – давай вернемся к моему вопросу. Я не верю, что тебя не волнует то, о чем тебя спрашивал Кастильо. Меня это тревожит. – У Саманты был такой вид, словно она собиралась швырнуть ему в лицо свою диетическую колу, но вместо этого она обвила пальцами вилку и затолкала в рот еще один французский хлебец.

– Аддисон, сколько раз тебе объяснять, что я уже большая девочка? Делай свои добрые дела. Помогай своей «бывшей», отправляйся на свое совещание в Лондон или займись переговорами здесь. Я дам тебе знать, если мне будет нужна помощь. Если, конечно, ты с Патрицией… – Саманта похлопала ресницами, – не планируешь воссоединиться снова. Ты уже выбрал свой китайский фарфор?

– Не будь дурочкой.

– Ха! Это ты на ней женился. Не я!

Да. И даже когда-то любил ее, хотя теперь этот факт начинал внушать ему страх. Сейчас-то Ричард мог высмеивать и ее пристрастие к изысканной одежде, и ухоженные ногти, и общение с избранными. Но эти же качества в свое время делали ее идеалом жены, тем более что он вращался в таких кругах, где высокомерное стремление к совершенству так же распространено, как бриллианты и непомерные банковские счета.

– Рик!

Он встряхнулся.

– Гм?.. Извини. Ты вернула меня к воспоминаниям.

– Я пошутила насчет Патриции, ты знаешь. – Разумеется, он знал, что Саманта привязана к нему, иначе она не находилась бы здесь. Но она ни за что не скажет, что нуждается в нем, потому что слово «нуждаться» в ее представлении всегда ассоциировалось с бедствованием. А в ее мире выживал только самодостаточный человек. Хотя она все-таки признала, что хочет быть с ним. Для нее, с ее-то броней, твердой как алмаз, это чего-то стоило.

– Знаю, что ты пошутила, но я не шучу. Я обещал Патриции помочь и займусь этим, но не более того.

– Тебе не мешало бы объяснить ей это, – сказала Саманта. – Как-никак, но однажды она уже отыскала дорожку к тебе в штаны.

– Восхитительно! – Рик перегнулся через стол, чтобы взять ее руку вместе с вилкой и всем, что на ней было. – Я не уеду из Палм-Бич, пока не узнаю, что у вас с Кастильо все в порядке. И с делом Кунца в целом.

– Я это предвидела. – Саманта состроила рожицу и высвободила свои пальцы. – Но я не собираюсь сидеть здесь, не отрывая зада, и ждать, пока все забудется. Кунц просил у меня помощи. И не важно, имел ли он в виду что-то конкретное или нет. А я его бросила!

– Сэм…

– Да, бросила. И подвела саму себя. Боже мой, Кунц должен был стать моим первым настоящим клиентом…

На мгновение Ричард задержал на ней взгляд, прикидывая, как лучше ей возразить, чтобы не сделать хуже.

– Половина дома засвидетельствовала полиции, что в ту ночь ты находилась здесь. Так что на сегодня ты вне подозрений. Но если ты будешь шастать везде и задавать вопросы, все может измениться. Измениться независимо от того, есть доказательства или нет, потому что у тебя есть определенная репутация.

– Можешь не беспокоиться на сей счет, – ухмыльнулась Саманта. – Сомневаюсь, чтобы я стала разговаривать с кем-то, кто пойдет докладывать копам. —

Ричард понял, что зашел в тупик. Ей что сейчас ни скажи, все, вероятно, будет только втягивать ее в эту маленькую игру. А ему этого совсем не хотелось.

– Кастильо сказал, что будет сообщать тебе обстановку, – спокойно заметил он. – Если ты будешь болтаться среди подозреваемых, свидетелей и очевидцев, расследование может оказаться под угрозой. Ты скомпрометируешь Фрэнка. Вся полиция будет смотреть на тебя по-другому.

– Ладно, занимайся своими делами, а мои оставь мне. – Саманта откусила очередной кусок поджаренного хлебца. – В конце концов, ты успешный бизнесмен, а я – удачливая воровка. И эта работа мне больше по плечу, чем твоя. Меня еще никто не поймал.

– За исключением меня.

– Возможно, но я абсолютно уверена, что сама позволила тебе поймать меня.

По данному вопросу можно было бы с ней поспорить, но это ни к чему бы не привело. Ричард допил свою чашку чая.

– Какие у тебя планы на сегодня?

– Отправлюсь в офис и проведаю Стоуни. Думаю, у нас появилось несколько кандидатов в секретари.

– А потом?

– Пожалуй, вломлюсь в парочку домов, а возможно, продам тебе нового Рембрандта.

Саманта любила отшучиваться вот таким образом. Прекрасно.

– Сейчас не совсем обычное время, – сказал Рик. – Я оставляю за собой право беспокоиться за тебя время от времени. Если ты думаешь, что я не доверяю тебе, то ошибаешься.

– Хорошо, – сказала она. – Ты даже не дрогнул, когда я упомянула о взломе и проникновении. (Далее «в» и «п» – «взлом» и «проникновение».) Впредь буду осторожна.

Запрокинув голову, Ричард посмотрел на нее:

– Обещаешь?

Улыбнувшись, она коснулась его щеки и запечатлела на ней теплый, нежный поцелуй.

– Обещаю, – пробормотала Саманта и ушла.

Рик прислушался. Но уловить какой-либо звук в коридоре было невероятно трудно, когда она удалялась своей знаменитой походкой. Или, выражаясь ее словами, «на воровской лад». Даже в спокойной обстановке она двигалась так тихо и грациозно, как никто другой.

Сейчас она решила устроить охоту за киллером. Она считала, что должна это сделать, потому что бросила человека в беде. У Рика на этот счет было другое мнение, немного циничное. Кунц был уже мертв, а она рисковала оказаться в самом центре какого-то опасного дела, к тому же, вероятно, криминального.

Рик сделал медленный выдох и поднялся. Ее представление об осторожности было несопоставимо с его беспокойством за нее.

Саманта попросила, чтобы «бентли» подогнали к парадному подъезду. Она намотала вокруг запястья эластичную ленту и откинула волосы назад, собирая их в конский хвост, пока спускалась по главной лестнице. Это был не тот имидж, в каком она хотела предстать на Уэрт-авеню и в своем офисе, но ей нужно было сначала заскочить в дом Стоуни. Она держала там пару лишних биноклей вместе с другим мелким инструментом, необходимым для исследования объекта и подготовки кражи. Но теперь только для исследования, надо полагать.

Она сказала Рику, что едет к себе в офис. Ей действительно нужно было там побывать. Стоуни обещал, что закинет удочку, не пытался ли кто-то в округе за последние день-два сплавить какие-нибудь ценности. Знать бы точно, что именно украдено из дома Кунца, было бы проще. Но она сделает, что сможет.

Конечно, у нее были кое-какие принадлежности в Солано-Дорадо, но они предназначались только для экстренного случая. И потом, она не могла вывозить их из дома при данных обстоятельствах, чтобы не подвергать риску Ричарда. Кастильо хоть и сказал, что она вне подозрений, но вместе с тем предупредил, что о ее пребывании в городе известно не только ему. И конечно, не он один знал о ее прежней жизни. Не хватало только, чтобы из ФБР или Интерпола постучались в дом Рика Аддисона и обнаружили ее начищенный до блеска набор отмычек.

21
{"b":"103","o":1}