ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Счастливый год. Еженедельные практики, которые помогут наполнить жизнь радостью
Настоящий ты. Пошли всё к черту, найди дело мечты и добейся максимума
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Пассажир
Бег
Как говорить, чтобы подростки слушали, и как слушать, чтобы подростки говорили
#ЛюбовьНенависть
С неба упали три яблока
Гвардия в огне не горит!

Саманта распахнула дверь и едва не наткнулась на кого-то стоявшего на пороге, уже собиравшегося постучать. Она инстинктивно двинулась назад, чтобы избежать столкновения, и только тогда увидела, кто пришел к ним с визитом.

– Патриция? – удивилась она, вцепившись пальцами в дверную ручку. – Рик не говорил, что вы собираетесь прийти сегодня утром.

– Он не знал, – ответила его «бывшая», натянуто улыбаясь. – Я рискнула перехватить его дома.

– Как вы вошли в ворота?

– Я еще помню код. – Патриция издала короткий смешок. – Я – не вы, а то, наверное, перепрыгнула бы через стену.

Да, все знают, что ей не привыкать нарушать закон. Ладно, сегодня они сменят этот чертов код на воротах.

– Если бы вы это сделали, то сработала бы сигнализация, – сказала Саманта, возвращаясь в дом. – Рейнальдо!

– Я могу войти? – произнесла «бывшая» правильным британским выговором, но таким натянутым тоном, под стать ее тугим ягодицам, подкачанным в гимнастическом зале.

– Я оставляю это на усмотрение дворецкого, – ответила Саманта, передавая контроль за дверью Рейнальдо, когда тот примчался в фойе.

Пройдя бочком мимо Патриции, она протопала по ступенькам и села в «бентли». Выезд был наполовину блокирован черным «лексусом», но Саманта дала задний ход и объехала «лексус» в достаточной близости от него, надеясь подгадить «бывшей». То, что она добивается помощи от Рика, не должно ее беспокоить. Он же ясно сказал ей о своем отношении к Патриции, выразив желание иметь с ней как можно меньше дела. Но сама мысль о том, что Патриция пришла к нему за помощью, вызывала раздражение. Женщина не упускала случая, чтобы буквально дожать и заполучить себе Рика. Саманта только поражалась. Лично ее при подобных обстоятельствах никакая бы сила в мире не заставила прийти к нему снова, а уж тем более просить у него помощи.

Саманта вздохнула и выехала по неразмеченному палм-бичскому мосту на Уэрт-авеню. Да, легко провозглашать себя независимой, проведя поистине шикарную ночь в имении на сорока акрах. Молодчина, Сэм! Держись своих принципов – и ты победишь. Или погибнешь.

– Нет, – сказал Рик в микрофон своего настольного телефона, подумав, что у него, пожалуй, слишком быстро входит в привычку получать, что ему нужно. – В этом нет необходимости. Если вы просто дадите знать детективу Кастильо, что я звонил, этого будет достаточно. Да, он знает, как связаться со мной. Благодарю вас.

Он мог бы позвонить шефу полиции, чтобы выжать больше информации о смерти Кунца, но стоит ему только активно включиться в это дело, как внимание сразу переключится на Саманту. А если было что-то, чего он не хотел, так это подставить ее под угрозу своими действиями. Пройтись бульдозером легче всего. Здесь, несомненно, требовался более тонкий инструмент.

В это время зазвонил внутренний телефон.

– Мистер Аддисон?

Рик нажал кнопку селекторной связи.

– Что там, Рейнальдо?

– К вам посетительница. Миссис Уоллис.

«Черт бы ее побрал!»

– Где она?

– Я проводил ее в восточный солярий.

– Я спущусь туда через минуту.

Рик еще раз чертыхнулся. Когда он только подавал на развод с Патрицией, общение с ней и с «братией Патти» приводило его в бешенство. Сейчас он чувствовал не только раздражение, но и еще что-то. Патриция была его величайшим поражением. И если быть абсолютно честным, он желал, чтобы она просто уехала. Тогда он чувствовал бы себя гораздо счастливее. Но Патриция, очевидно, имела другое мнение.

Ричард застал ее в солнечной гостиной. Она рассматривала картину Мане, висевшую над камином.

– Патриция…

– Я помню, как ты это покупал, – сказала она, поворачиваясь к нему. – На том аукционе Кристи. Мы провели вечер в Букингемском дворце по приглашению самой королевы.

– Я помню, – закивал Ричард, сжимая челюсти. – Что ты хочешь, Патриция? Я сказал тебе, что поговорю с Томом.

– Я виновата, Ричард. Миллион извинений. – Патриция подошла ближе, красивая и элегантная, в голубой блузке от Ральфа Лорена и рыжеватых брюках. – Но я переменилась.

– Только в смысле места жительства. Будь любезна, скажи, что ты хочешь, или уходи. Я должен работать.

– А если бы я что-то украла у людей? – неожиданно спросила Патриция, медленно подходя еще ближе.

– Что? – Рик замер на миг, потом зашагал к окну.

– А что, если бы я проникала к людям в дома, в их комнаты и воровала ценности? – продолжала Патриция. – Мы могли бы вместе ходить на вечера. Пока ты отвлекаешь хозяина, я могу незаметно пройти в другую комнату и взять кольцо с бриллиантом или что-то еще. И никто не узнает, кто это сделал. Никто. Только ты и я. – Ричард пристально посмотрел на нее. Саманта была права: Патриция хотела его вернуть. Боже, что за чушь!

– Ты думаешь, если заделаешься вором-домушником, это может нас вновь соединить? – спокойно сказал он, очень хорошо понимая, что сейчас от него требуется осторожность. Патриция, очевидно, знала о Саманте. Знала гораздо больше, нежели он думал.

– Воровать и убивать похоже, становится новомодным способом жизни в нашем мире. А кто подходит этому миру лучше нас? Мы приходим в чей-то дом. Пока хозяева будут подавать нам шампанское и угощать нас икрой, мы будем воровать у них вещи. Разве это не возбуждает тебя, Ричард?

– Если ты пытаешься стать похожей на Саманту, – равнодушно заметил он, – у тебя ничего не получится, Патриция. И если ты думаешь таким образом здесь что-то решить, я полагаю, тебе нужно это оставить. Если бы ты имела хоть какое-то представление о том, что меня в ней возбуждает, ты бы не утруждала себя этой жалкой потугой на достижение превосходства.

– Но она же воровка! – возмутилась Патриция. – Что еще могло тебя в ней заинтересовать?

– Все.

Ричард заметил, что ледяной холод на ее лице внезапно сменился оскорбленным выражением. Несомненно, Патриция продумала свой наступательный план и решила ломать эту комедию, доказывая, что она лучше Саманты, чтобы возбудить к себе интерес. Черт подери, перевоспитания одной воровки было более чем достаточно. Не говоря уже о том, что он не мог себе вообразить Патрицию, занимающуюся тем же, чем и Саманта. Его бывшая жена не отличалась ни независимостью, ни смелостью, чтобы постоянно рисковать своей жизнью или свободой ради острых ощущений или получения денег.

У Патриции начался тик под левым глазом, потом она засмеялась.

– Конечно, ты находишь ее интересной. Она другая, по-своему довольно очаровательная, как ни странно. А по поводу кражи вещей я только шутила. Я тебе говорила, что Питер плохо влиял на меня. Прошу тебя, позвони Тому как можно скорее. Мне нужно порвать все связи с Питером. И чем раньше, тем лучше. Но я нуждаюсь не только в юридической помощи, Ричард.

– Деньги? Я думал, ты будешь экономной.

– Я экономлю.

– Возможно, тебе нужно попробовать делать покупки в «Уол-март» вместо Ральфа Лорена?

– Я вынуждена приспосабливаться, – резко сказала Патриция, несомненно, раздраженная его словами. – Ты же замечаешь, что на мне Ральф Лорен, Прада или Диана фон Фюрстенберг. И останавливаюсь ли я в «Мотеле-6» или «Брейкерсе». Значит, это замечают и другие. Я действительно пытаюсь экономить, но не считаю, что должна отказываться от всех и всего, к чему я привыкла.

Ричард бросил на нее ироничный взгляд.

– По-моему, тебе стоит подумать о новой компании. Завести себе друзей, которые не знают о твоей прежней жизни, требующей больших затрат.

Патриция понурила плечи.

– Моя жизнь разрушена. Из моих друзей только несколько человек знают, что со мной произошло. А еще меньше осталось тех, кто еще хочет иметь со мной какие-то дела.

– Похоже, тебе нужно нанять консультанта по имиджу, но в этой области я не специалист. – Ричард шагнул в сторону и дотянулся до телефона на письменном столе.

– Рейнальдо? – уточнил он, нажимая кнопку. – Проводи, пожалуйста, миссис Уоллис.

– Но…

– Извини, Патриция. У меня конференция по телефону.

22
{"b":"103","o":1}