ЛитМир - Электронная Библиотека

Не дожидаясь ответа, Ричард прошагал к двери, чтобы подняться наверх. Как и вчера, первой его мыслью было то, что он хочет видеть Саманту. Будь она неладна, эта Патриция. Меньше всего сейчас ему хотелось контролировать Саманту, чтобы убедиться, что она принадлежит ему и что она не такая, как Патриция.

Но Патриция все же была права в чем-то, что касалось Саманты, хотя в этом он не признавался даже себе. Его возбуждало в ней то, что она была воровка! Возбуждало, как легко и быстро она могла вторгнуться в чужую жизнь и точно так же из нее исчезнуть. Да, она не захотела исчезнуть из его жизни, но Рик больше не хотел позволять ей браться за старое.

Ричард подошел к письменному столу и сразу же набрал прямой номер офиса Тома Доннера. Так вышло, что помощь Патриции стала приоритетом, лишь бы она скорее отвязалась.

Ему и без нее было на ком сосредоточиться, чтобы не сделать ошибки. Потому что там, где дело касалось Саманты, ошибиться значило бы больше, чем ее потерять, да и ошибка могла стать фатальной.

Патриция одарила Рейнальдо вымученной улыбкой и села за руль «лексуса». Она огляделась кругом. Дела никак не ладились. С ее возвращением в Палм-Бич она постоянно чувствовала себя уязвленной. Правда, Дэниел некоторым образом скрасил их ночь после того маленького эксперимента, который она проделала во время обеда у Харкли. Это тоже доставило ей удовольствие. Видит Бог, она никогда не испытывала такого возбуждения и подъема. Неудивительно, что Саманта Джеллико занималась воровством.

Патриция свернула на Норт-Оушн-бульвар. Она нащупала в кармане кольцо с бриллиантом. Вон эта американская дворняжка то и дело воровала. И судя по тому, как они с Ричардом вешались друг на друга, эти двое совокуплялись, точно кролики. Но когда она только косвенно намекнула о краже, Ричард приказал ей уйти.

Теперь она осталась с краденым кольцом и не знала, как от него избавиться. И некому было ей помочь. Она не могла придумать какой-то предлог для визита к Лидии Харкли, чтобы водворить на место исчезнувший бриллиант. Полиция моментально установит связь между его пропажей и возвращением. Рику об этом тоже не расскажешь. Он уже назвал ее идиоткой за одни только мысли о подобном. Хуже того, теперь он только обвинил бы ее в попытке подражать этой сучке.

Сучка.

Стоп! Ее вдруг осенило. Уж Джеллико найдет, что ей делать с кольцом!

Патриция облегченно вздохнула. Если быть достаточно осторожной, можно даже подложить кольцо Джеллико в карман. Тогда можно будет позвонить в полицию и стать героиней. И дворняжку заберут в полицию. А потом дворняжка отправится в тюрьму. Ричард останется свободным.

Дэниел говорил, что у Джеллико есть офис на Уэрт-авеню. Патриция направилась в торговый квартал, ведь кража может и окупиться.

Саманта вошла в офис и тут же остановилась как вкопанная. В приемной было расставлено несколько диванов. Девять человек в рабочей одежде деловито заполняли какие-то распечатанные листы. За секретарской конторкой стоял Стоуни с телефоном возле уха, в пиджаке и при галстуке.

– Черт подери, что здесь происходит? – спросила она, закрывая за собой дверь.

– А, мисс Джеллико! – отозвался огромный мужчина. – Вы уделите мне минуту? – Белозубая улыбка как-то немощно расползлась по его хмурому лицу.

– Конечно.

Саманта прошла через ближайшую дверь, выходящую в коридор. Когда она повернула за угол, Стоуни, опередив ее, бочком проскочил в ее кабинет. Она немного помедлила, размышляя: «Странно! Половина помещения в дальней части офиса забита какой-то мебелью из различных эпох. И потом, этот чертов костюм Стоуни!»

– Где ты пропадала? – спросил он, как только Саманта вошла в комнату.

– Да нужно было заскочить в пару мест. Твой ближайший сосед опять ворует у тебя розы.

В пристальном взгляде Стоуни появилась настороженность.

– Ты была у меня в доме? Что из инструментов ты забрала?

– Бинокль и запасной комплект отмычек, – сказала Саманта, пробегая пальцем по краю письменного стола, теперь занимавшего ее офис. – Гм… И правда красное дерево.

– А то! – улыбнулся Стоуни. – Я не сомневался, что ты оценишь. Но не надо так уж за это держаться. Это имущество у нас только на шесть недель.

– Ты взял его в аренду? Почему сразу не…

– Мы его не арендуем.

Саманта вернулась в коридор, заглядывая через дверь на разрозненную мебель в общей гостиной. Столы, кресла и лампы – все было в ее вкусе. Стоуни знал ее лучше, чем кто-либо.

– Хорошо, тогда объясни.

– Мы только временно это складируем.

– Скла…

– Я знаю, – прервал ее Стоуни, – ты пытаешься встать на стезю добродетели. Тебе не из-за чего волноваться, малыш.

– Но…

– Слушай, если тебе не нравится эта мебель, ищи сама, – сказал Стоуни.

Великолепно! Сейчас ей предстояло выбирать: прогнать его или дальше рисковать своей головой. За укрывательство краденой мебели можно было попасть и под арест.

– Ладно, я на тебя полагаюсь. Что это за сезонники там в приемной?

– Один из них, как я понял, хочет к тебе в секретари. Народ начинает объявляться. Нам даже не придется давать объявление в газеты.

– Возможно.

– Час назад их было здесь двадцать три человека. Мне пришлось сходить через улицу к твоему приятелю Доннеру, чтобы взять анкеты и раздать им.

– Мы уже популярны. Это хорошо.

– Это было бы хорошо, если б ты пришла сюда мне помочь, Сэм, иначе можно увязнуть в трясине. Остальные интервью будут твои.

– Мои? – Саманта заморгала. – Я не буду никого интервьюировать. Это твоя работа.

– Ничего подобного! Ты сказала, что мы партнеры. Это вовсе не означает, что нужно взвалить на меня все интервью вместо депозита в четверть миллиона баксов на моем счете в швейцарском банке.

– Не будь таким чопорным, Стоуни. Последнюю неделю я пашу как трактор. Еще несколько таких недель – и ты оденешь этот костюм на мои похороны.

– Да ладно, – поморщился он. – Но прямо сейчас твой партнер собирается пойти на ленч.

– Так ты… – Саманта умолкла, снова оглядывая его костюм. – Ты идешь завтракать с риелторшей? С этой цыпочкой Ким, да?

– Тебя это никак не касается, дружочек. – Стоуни протянул Саманте планшетку. – Держи. Я написал здесь несколько вопросов, с чего тебе начать. Желаю удачи. – Он вышел из комнаты.

Саманта с екнувшим сердцем побежала за ним.

– Подожди минуту. Когда ты вернешься?

– Если мне повезет – завтра, – ответил Стоуни. – Ключ от двери в конторке, в правом ящике. Не забудь включить сигнализацию. Инструкция там же.

– Мне не нужны инструкции по сигнализации, – огрызнулась Саманта, продолжая топать за ним. Какой-то абсурд! Ей нужно было расследовать убийство, а здесь оставались девять человек. Девять! И все они ждали ее. – Стоуни, я не могу…

– Можешь. Ты же босс.

Он исчез из приемной. Саманта немного постояла у двери. Черт! Она была раздражена, даже немного взвинчена. Это мешало ей понимать, что в своем маленьком предприятии она злоупотребляет поддержкой Стоуни. Но она очень рассчитывала, что сумеет использовать его. На то и существует семья.

На обратной стороне двери, выходящей в комнату ожидания, висело зеркало, доставшееся от предшествующего арендатора. Видимо, чтобы его служащие могли посмотреть на себя, прежде чем выскакивать к своему клиенту. Саманта взглянула на свое отражение: волосы, собранные хвостиком, простая зеленая тенниска под белой рубахой нараспашку и синие джинсы. Замечательно! В машине у нее была одежда на смену. На всякий случай. Но все равно каждый, кто сидел там, за дверью, уже видел ее в этом костюме.

Она вздохнула. Ладно, черт с ним! Бывали ситуации и посложнее. Справиться можно. Как сказал Стоуни, она же босс. Все чего-то ждут от нее. Ну что ж, для Саманты Элизабет Джел-лико это просто еще одна страница жизни.

Саманта выступила вперед:

– Хорошо. Кто следующий?

Все девять человек одновременно повернулись к ней, а уже в следующую секунду встала девушка со свежим лицом, на вид примерно того же возраста, что Саманта.

23
{"b":"103","o":1}