1
2
3
...
26
27
28
...
75

– Я вчера говорила.

– Это было вчера.

– Ну хорошо, ваше величество, я буду осторожна.

Как только Саманта приняла душ, они с Риком позавтракали у бассейна. После этого она вскочила в «бентли» и отправилась в город. По пути она набрала сотовый номер Фрэнка Кастильо. Что бы Ричард ни думал о ее неправильных методах исследования, ей нужно было знать, что исчезло из дома Чарлза Кунца.

– Кастильо, – услышала она в трубке.

– Фрэнк, это Сэм Джеллико. У тебя есть секунда?

– Конечно, – сказал он. Саманта отметила удивление в его голосе. – Я в офисе.

– Я могла бы встретиться с тобой где-то еще?

– Нет, – ответил Фрэнк после паузы. – В офисе.

– Фрэнк, не будь…

– Это кому нужно, мне или тебе, Сэм? – Она нахмурилась.

– Прекрасно. Я приеду к тебе в офис, – сказала она сквозь спазм в горле.

– Хорошо. Я возьму для тебя булочку.

– С шоколадной крошкой, – добавила Саманта. – Увидимся около трех.

Когда она подбородком захлопнула крышку телефона, у нее тряслась рука. Отец, должно быть, переворачивался в гробу от одной только мысли, что его дочь по доброй воле отправляется в полицейский участок.

«Новая жизнь – новое безумие», – предположила Саманта.

Но дернул же ее черт поспорить с Риком! Она не собиралась проигрывать это пари, тем более что сейчас это означало бы провал дела Чарлза Кунца.

Она вдруг вспомнила, что не спросила у Рика о его вчерашнем завтраке. Она связала два события – ее ночную вылазку и утренний визит Патриции. Да, она вернула кольцо, но, похоже, разумнее всего было бы вообще не упоминать о Патти. Сам Рик тоже не затрагивал эту тему, однако его молчание отнюдь не успокаивало. Уж кто-кто, а Саманта знала, как он любит бряцать рыцарскими доспехами. В то же время в Солано-Дорадо не было гостевого домика, куда могла бы въехать «бывшая». И слава Богу! Это было совсем не в духе Рика.

Секреты. Оба имели свои секреты. И то, что они есть у Рика, ей нравилось все меньше и меньше. Возможно, впервые за все время она поняла его переживания.

У нее зазвонил телефон. Она взглянула на номер.

– Неизвестный, – пробормотала она, нажимая кнопку микрофона. – Алло.

– Алло? – вторил ей мужской голос, говоривший с выраженным английским акцентом. – Саманту Джеллико, пожалуйста.

– Я слушаю.

– Я звонил вам в офис, и ваш помощник дал мне этот номер. Вы занимаетесь охранными системами, не так ли?

Великолепно. Стоуни не посчастливится, если он будет раздавать незнакомым людям номер ее сотового. Саманта перестроилась в другой ряд и приложила телефон к другому уху. Нужно будет приобрести беспроводной аппарат, чтобы не занимать руки.

– Да, занимаюсь.

– Я хочу знать, не могли бы мы встретиться?

– Смотря зачем, – сказала Саманта, поворачивая прямо к светофору. – Кто вы?

– Ах да. Ну, это… это немного щекотливый вопрос. Я вынужден сначала просить вас быть сдержанной.

Саманта нахмурилась.

– Я очень сдержанная.

– Прекрасно. – Мужчина прокашлялся, умудрившись даже сгладить свое британское произношение. – Меня зовут Лидмонт. Джон Лидмонт.

Саманта так быстро подъехала к тротуару, что чуть не протаранила красный «мерседес». Не обращая внимания на гудки, она вкатила «бентли» на стоянку.

– Джон Лидмонт из «Кингдом фиттингз»?

– Вы слышали обо мне?

– Конечно, слышала. Рик Аддисон покупает вашу компанию.

– Пытается купить мою ком…

– И поэтому вы мне звоните? – прервала его Саманта. – Если вы собираетесь дать мне взятку или что-то в этом роде, то я люблю шоколад. Но вообще-то Аддисон не спрашивает у меня деловых советов.

– Боюсь, что дело касается личного вопроса, мисс Джеллико. Но я не хотел бы обсуждать это по телефону.

– Нуда, вы хотели встретиться, – сказала Саманта. – Как насчет моего офиса через час?

– Категорически нет. Как насчет «Хоули» на Саут-Дикси через полчаса? —

Этот человек знал Палм-Бич. «Хоули» было довольно людное место, чтобы немного умерить ее подозрительность.

– Я буду там через сорок минут, – сказала Саманта, взглянув на свои часы.

Она захлопнула телефон, швырнула его на пассажирское сиденье и поехала дальше. Все это выглядело странно, хотя, может, и не очень, если посмотреть, как проходила вся последняя неделя.

Британский король трубопроводной арматуры Джон Лидмонт хотел частной аудиенции. Саманта подумала: надо бы позвонить Рику, но потом решила, что сначала имеет смысл выяснить, что это за дело.

Она чуть ли не с радостью въехала на стоянку полицейского участка. По крайней мере дюжина полицейских автомобилей, припаркованных во дворе здания, сейчас давала больше оснований для беспокойства. У нее поехала крыша.

Саманта помимо воли огляделась кругом, не наклеены ли на стенах полицейского участка постеры с объявлением в розыск. Правда, ее портрет и не должен был появиться здесь, но лишь потому, что правоохранительным органам не было известно, кто совершил все те кражи. Конечно, сейчас она была публичной фигурой, но все же…

– Сэм!

Саманта повернулась на голос Кастильо.

– Фрэнк! – Она протянула руку, испытав облегчение, как это ни странно, увидев относительно дружественное лицо.

– Ты не хочешь пройти туда, в мою каморку? – спросил Фрэнк, насмешливо улыбаясь в свои густые седеющие усы. – Или можем выйти на стоянку, если тебе так будет приятнее.

– Смеешься? – проворчала Саманта, жестом показывая в том направлении, откуда он вышел. – Черт побери, где моя булочка? – Можно было поклясться, что на половине участка все оставили свои занятия, чтобы посмотреть на нее, когда она проходила мимо. Отделение по расследованию грабежей, вероятно, тотчас же было поднято по тревоге и приведено в боевую готовность. Что за вздор!

– Располагайся, – сказал через минуту Кастильо, садясь за отвратительный серый стальной стол и подталкивая к ее креслу салфетку с булочкой.

– А где моя, с шоколадной крошкой? – спросила Саманта, нехотя усаживаясь за стол.

– Все расхватали «спецы». Они поутру прибыли на строевую подготовку.

– Ладно. – Саманта вдохнула поглубже, собираясь с духом. – Мне нужна твоя помощь.

– Я догадываюсь. – Сыщик изучал ее пару секунд. – Ты помогла мне раскрыть тройное международное убийство. Помимо этого, ты мне нравишься. Поэтому я сделаю, что могу, но я не стану ставить под угрозу срыва любое расследование. И я не…

– О Боже, Фрэнк! Я просто хочу знать, что именно было украдено из имения Кунца. Можешь ты мне сказать?

– Сэм…

В голосе Фрэнка слышалось нежелание.

– Кунц обращался ко мне за помощью, – сказала Саманта. – И ты тоже. Я только хочу знать, что пропало из дома.

Фрэнк нехотя, сквозь зубы сказал:

– Ладно, но если произойдет утечка информации, я буду знать, откуда это пошло.

– Можно подумать, мне есть кому рассказывать, – сказала Саманта. «Во всяком случае, не тому, кто бы мог об этом настучать копу», – подумала она.

– Исчезли украшения с рубинами. Целая коллекция. Кунц приобрел ее несколько лет назад у какого-то частного лица. Вроде бы из Фламандского королевского дома.

Фламандский королевский дом. В этих словах было что-то знакомое.

– Коллекция Гугенталя? – Кастильо взглянул на Саманту.

– Верно. А ты вспомнила это по…

– По рубинам и Фламандскому королевскому дому. Я в курсе тех событий.

– Догадываюсь.

– Насколько велик ущерб?

– По предварительным данным страховой службы, приблизительно двенадцать миллионов баксов. В деньгах и драгоценностях.

Саманта постучала пальцами себя по бедру.

– А из произведений искусства?

– Ван Гог и О'Киф. (Дж. О'Киф (1887—1985) – выдающаяся американская художница, представительница модернизма.)

– Странная подборка.

– Обе картины были у него в офисе, – пояснил Кастильо, проверяя свои записи. – По-видимому, он только что вернулся из поездки за ними.

– Гм… – Саманта задумалась. Если первопричиной было ограбление, возможно, также исчезли вещи, о существовании которых родственники могли не знать. Еще одна загвоздка. – А может, что-то еще пропало из дома?

27
{"b":"103","o":1}