1
2
3
...
31
32
33
...
75

Саманта замялась.

– Это не дом. И точно не одного из друзей Рика. Скорее, наоборот.

– Ладно, Сэм. – Стоуни отошел назад, когда она повернулась. – Будет тебе рассказывать! Мне, тому парню, который тебе объяснял сказку про выпавший зуб*.

Саманта коротко усмехнулась:

– Вряд ли это ошибка! Она проникла туда как скалолаз.

– Ты о ком? – спросил Стоуни. – Кстати, ты могла бы. мне рассказать, что происходит. Я ведь знаю, что ты все еще занимаешься Кунцем.

– Ах, вероятно, поэтому я придумываю нового клиента? – Саманта приставила пальцы козырьком ко лбу. – У-у-у! Его нигде не видно.

– Пока что не видно его денег. Кому-то просто неймется заплатить за твои услуги.

– Я знаю, – сказала Саманта. – Он заплатит. Но это такой… необычный случай. Поэтому я хочу сначала поговорить с Риком.

Стоуни выразительно посмотрел на нее:

– Но не со мной.

– Я стараюсь действовать правильно, Стоуни, но в этом деле я новичок.

– Похоже, это дело занимает тебя куда больше, чем возможность заработать миллион за два дня работы в Венеции.

«О Боже!»

Саманта на секунду прикрыла глаза. Рик и Стоуни тянули ее в диаметрально противоположных направлениях. У нее начиналось раздвоение личности.

– Может, это и не так занимательно, – заметила она, – но я пытаюсь совершать правильные поступки. Понятно?

Стоуни сделал глубокий вдох.

– Ладно. А что с тем мертвым… неплатежеспособным клиентом? Есть что-то новое?

– Я по-прежнему пытаюсь понять, что именно произошло. Кунц обратился ко мне по поводу охранной системы и сразу же погиб. Мне кажется, между этими событиями есть какая-то связь…

– Может быть, но это не твоя забота. Твоя проблема – это двенадцать тысяч долларов, которые ты должна платить за аренду. И тебе придется с этим что-то делать. Разумеется, ты пытаешься все это делать сама и начинаешь немного перенапрягаться.

– Бизнес затягивает.

– Сэм…

– Ладно-ладно, я так не думаю. Во всяком случае, пока. Просто дай мне пару дней. Мы дадим несколько объявлений в газетах и по радио. Тогда мы начнем действовать подобно реальной компании.

– Наконец-то что-то дельное. Я сейчас просмотрю ответные звонки. Да, кстати, как ты думаешь, сколько картин нам нужно для украшения офиса? – Саманта колебалась.

– Смотря откуда эти картины…

– Откуда и мебель. Я позабочусь об этом.

– И это тоже на шесть недель аренды? – Стоуни ухмыльнулся.

– Я еще не знаю.

Саманта покопалась в своем кошельке и убедилась, что там есть пара канцелярских скрепок и медная проволока – дополнительное орудие для ее ремесла. Рик однажды обвинил ее, что она уподобляется Магуайру. Черт побери, но Магуайр из канцелярских скрепок ухитрился построить аэроплан! Она же этими скрепками умела только открывать двери.

– Ты не хочешь мне рассказать, куда ты собралась, вся такая расфранченная?

«Да, кто-то должен об этом знать, на всякий случай…»

– Я еду на ленч с Патрицией. Она берет меня с собой в дом Кунца.

Стоуни замер на месте.

– Ты что делаешь?

– Она знает его сына. Дэниела. Я сказала, что хочу помочь украсить комнаты, накрыть столы и приготовить все прочее для поминок.

– О, погибель на мою голову, – тихо сказал Стоуни, беря Саманту за руку. – Только запомни две вещи, Саманта Элизабет Джеллико…

«Даже второе имя! Уфф!» – удивилась Саманта.

– Первая вещь. Ты можешь сближаться с этими людьми сколько угодно, но никогда не забывай, что ты обокрала половину из них. Они не твои друзья, они – твои лохи.

– Клиенты, – поправила Саманта. – Теперь они мои клиенты. Во всяком случае, потенциальные. И вещь номер два?

– Вещь номер два. Сколько бы ты ни притворялась, что у тебя с Риком Аддисоном все вошло в нормальную колею, я так не думаю. Он сильно увлечен тобой. Ты шляешься с его «бывшей», а это плохая затея. Очень плохая.

Саманта была отнюдь не уверена, что она в чем-то притворяется.

– Я собираю информацию о Кунце, только и всего.

– Ну конечно. – «Да, конечно».

Патриция ждала у бровки «Брейкерса», где ее подстраховывал работник отеля. Она была в прекрасном платье желто-зеленых пастельных тонов, с металлическими бусинками вокруг пояса и по краю подола. «Должно быть, Донна Каран или МаркЖакоб», – подумала Саманта. Сдерживая ухмылку, она открыла пассажирскую дверцу. Раньше она отслеживала самых популярных кутюрье только потому, что должна была вращаться среди «лохов». Они тратили огромную часть своих доходов, чтобы выглядеть модными, а теперь и Саманта вошла в круг фешенебельной элиты, являясь спутницей Рика.

Патриция повязала голову воздушным белым шарфом и надела темные солнцезащитные очки. Очевидно, ей не хотелось, чтобы кто-нибудь ее узнал и увидел, с кем она разъезжает по городу.

– Милый шарфик, – заметила Саманта, с ревом выехав из аллеи в направлении Норт-Оушн-бульвар.

– Это подарок, – чопорно сказала Патриция.

– От Дэниела?

– Тебя это не касается. – Саманта снова улыбнулась.

– Я просто пытаюсь поддерживать светский разговор, – миролюбиво сказала она.

Солнечные очки на мгновение съехали вниз. Голубые глаза Патриции взглядывали поверх оправы.

– Ты мне неприятна.

– Я тоже, знаешь, не самая большая твоя поклонница, Патти. Как ты поступила с Риком…

– Не хуже, чем он поступил со мной.

– Черт побери, о чем ты говоришь?

– Он пренебрегал мною. О, когда ему было удобно, когда нужна была спутница, он мог взять меня на обед, ленч или вечер. И все. Остальное время он проводил совещания в Токио, подписывал контракты в Милане… В половине случаев я даже не знала, где он вообще находится. Вскоре это действительно перестало меня волновать.

– Рик говорил, что тебе не нравилось путешествовать.

– Между путешествием и тем, чем занимался он, есть разница. Кто захочет лететь в Токио, чтобы его оставили в отеле натри дня? Трех месяцев, проведенных в самолете, когда я даже не знала, где мы делали посадку, было вполне достаточно, можешь мне поверить. Ты сама убедишься.

Саманта недоверчиво покосилась на свою пассажирку, потому что лично у нее с Риком все выглядело по-другому.

Рик когда только мог всеми силами стремился быть рядом с ней. Но это было для нее слишком ценно, слишком ново, чтобы хвастаться перед Патрицией своими привилегиями. Кроме того, где гарантия, что в будущем ее не будет ожидать все то, что сейчас описывала «бывшая»? Саманта представила себя в подобной ситуации и подумала, что на месте Патриции уже давно сама бы ушла, но вместо этого сказала:

– Ну, я-то здесь потому, что у него два личных шеф-повара.

– Личного шеф-повара может иметь каждый, – сказала Патриция, махнув рукой. – У нас с Питером тоже был шеф-повар, но мне пришлось с ней расстаться сразу после ареста Питера. Эти судебные иски, будь они прокляты! Теперь у меня только приходящая работница, которая готовит еду и делает уборку.

– И еще дом в Лондоне, – уточнила Саманта, подъезжая к воротам из кованого железа.

Коронадо-Хаус, владение Кунца, не дотягивало на несколько акров и несколько тысяч квадратных футов до Солано-Дорадо, но почти превосходило Мар-а-Лаго Дональда Трампа.

– Мой адвокат со дня на день выставит дом на продажу. К несчастью, адвокаты Питера уже произвели некоторое залоговое удержание по праву ареста имущества.

– Больше судебных исков? – спросила Саманта, опуская стекло своего окошка и нажимая кнопку вызова.

– Когда закончится суд, я буду настоящей нищей. Вот что мне устроил Питер. Этот эгоист мог бы просто во всем признаться и пойти в тюрьму. По крайней мере тогда у меня бы хоть что-то осталось.

– Кто звонит? – спросил голос из динамика переговорного устройства.

Саманта решила, что лучше никого не смущать, пока она не войдет в дом.

– Патриция Аддисон-Уоллис хочет видеть Дэниела, – сказала она.

– А вы кто? – спросил голос.

– О Боже мой, – проворчала Патриция, перегнувшись к окошку через Саманту. – Она его подруга. Я не хочу вылезать из машины и отвечать на вопросы. —

32
{"b":"103","o":1}