ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Элиты Эдема
Звёздный Волк
Настоящая любовь
И все мы будем счастливы
Предательница. Как я посадила брата за решетку, чтобы спасти семью
Оденься для успеха. Создай свой индивидуальный стиль
Чапаев и пустота
Агент «Никто»
Моя босоногая леди

– Она видела тебя. – Саманта нахмурилась.

– Тогда она должна была поздороваться.

– Ты ехала на «бентли». Она видела, как ты остановилась у ворот Коронадо-Хаус.

О черт! Она почти забыла об этой неурядице.

– Мне бы не хотелось объяснять это тебе, – медленно проговорила Саманта, непринужденно делая еще один шаг назад. «Не давай заманить себя в ловушку. Никогда не давай заманить себя в ловушку». С этого начинались три наставления, которым ее учил отец.

– И все-таки объясни. – Ричард шумно вдохнул воздух. – Какие у тебя дела с Патрицией… да еще в Коронадо-Хаус? Какого черта ты туда ездила? Не просто же из легкого любопытства, посмотреть, как это выглядит снаружи? Ты входила в дом, Саманта?

Вот почему она предпочитала маскировку и анонимность. Теперь ее знали слишком много людей.

– Ну хорошо. Патриция знакома с Дэниелом, а мне нужно было как-то попасть в дом, чтобы это не выглядело голой фикцией. Но это не помогло, потому что папа Кунц, похоже, собрал обо мне все данные. Так что его дети знают о наследии Джеллико. Поэтому я смылась оттуда и потом позвонила тебе. Вот и все.

– Ты использовала мою бывшую жену, чтобы незаконно проникнуть в дом?

– В этом не было ничего незаконного.

– И еще ты скрыла от меня, что знакома с Дэниелом и Лори. – Саманта нахмурилась.

– Ну ладно. Скрыла. Я хочу выиграть пари.

– Пари. Я начинаю жалеть, что дал согласие. – Синие глаза Рика сверкали гневом. – Как ты узнала, что Патриция знакома с Дэниелом?

– Я видела, как они разговаривали друг с другом, – солгала Саманта, умалчивая о кольце и всем, что с ним связано. Это должно оставаться между ней и Патти, как она и обещала. Зная подозрительность Рика, она решила, что про «в» и «п» вообще ни за что не признается, хотя это было сделано, чтобы вернуть, а не украсть вещь.

– Значит, ты просто позвонила ей и попросила разрешения пойти вместе с ней в Коронадо-Хаус? И она согласилась? – В грудном голосе Рика сквозила ирония.

– Довольно легко. Думаю, Патриция все еще пытается понять наши отношения. Твои и мои. Она ищет разгадку и питается слухами. Я использовала ее, а она – меня, и все вернулись домой счастливые.

– Все, кроме меня, очевидно. А тебе никогда не приходило в голову, что я предпочел бы, чтобы ты не общалась с моей бывшей женой? Или тебя это просто не волнует?

– Это вовсе тебя не касается, – сказала Саманта, когда служащий подогнал серебристый «СЛР». – Если помнишь, ты не спрашивал меня, одобряю ли я твое намерение помочь Патти с ее маленькими проблемами. Я же не устраивала из-за этого скандала!

Саманта оставила Рика в его «СЛР» и направилась в противоположную сторону, к «бентли». Никто не раздражал ее так, как Рик Аддисон, будь он неладен!

«СЛР» с ревом дал задний ход. Краем глаза она видела, как Рик обогнул угол, пытаясь подстроиться под скорость «бентли».

– Саманта!

– Я занята! – огрызнулась она и нажала на газ, понимая, что со стороны оба они выглядят совершенно безбашенными лихачами. Черт побери, она шла ему на уступки, даже рассказала, что ведет свое расследование.

Рик продолжал ехать рядом.

– Я не перестану с тобой ссориться лишь потому, что ты уезжаешь, – сказал он через минуту.

– Хорошо, – пробормотала она через открытое окно, встретившись с ним взглядом. – Ты бы лучше поискал другой предлог для ссоры, ведь Патти – не единственная причина. Увидимся позже. Я должна встретиться со Стоуни.

Продолжая разговаривать, Саманта сделала вид, будто не прислушивается к работе автоматического стеклоподъемника, потом переключила передачу. Мотор запустился снова, быстро набирая обороты.

Она вдруг встревожилась. Может наступить время, когда он перестанет утруждать себя спорами с ней и поймет, что каждый раз, когда уступает ей в каком-либо вопросе, на самом деле выигрывает. Или хуже того – может решить, что риск из-за ее сомнительного образа жизни того не стоит.

Но пока ей нравилось играть с огнем. И она ни за что не сбавит цену. Черта с два! До сих пор ее жизнь представляла собой сплошной поток адреналина. Если у нее вдруг закружится голова и земля закачается под ногами, это падение будет платой за ее проклятую ошибку.

Прежде чем войти в «Грессинс антике», Саманта потратила минуту, разглядывая витрину. Здесь были мебель, подсвечники, вазы, конь-качалка девятнадцатого века и другие предметы для украшения интерьера. Она нахмурилась. Ни ювелирных изделий из коллекции Гугенталя, ни уважающего себя Ван Гога или О'Киф не было и в помине. Саманта стряхнула с лица хмурое выражение и распахнула дверь.

– Сэм, – послышалось из дальнего правого угла салона. В загроможденной комнате она с трудом разглядела куполообразный лоб Стоуни.

– У нас в офисе уже есть мебель, – тихо сказала Саманта, подходя к нему. – Или это следующая партия?

– Очень занятная штучка. – Стоуни вертел в пальцах небольшую деревянную шкатулку для драгоценностей. – Ну разве не милая вещица?

– Очень. Что…

Стоуни открыл шкатулку. Внутреннюю сторону крышки, отделанной красным бархатом, украшал золотой лист с витиеватой буквой «G».

– Гугенталь? – пробормотала Саманта. – Немного топорная работа, не правда ли?

– Вот и я о том же думаю, милая, – ответил крупный мужчина. – Не вполне соответствует почерку остальных вещей из коллекции Гугенталя. Такое впечатление, что сделано наспех, непосредственно перед его вынужденной самоликвидацией.

– Жалкая попытка вернуть былую славу. Если не можешь сделать что-то дорогим, сделай это кричащим. – Саманта захлопнула крышку и осторожно повернула шкатулку, отыскивая какие-нибудь опознавательные знаки. – Это ручная работа, – заключила она через минуту, проводя пальцем по резной эмблеме, напоминающей крошечную сосну. – Вероятно, сделано в Бельгии. Тогда это действительно из фамильной коллекции Гугенталя. Но какое…

– Я спросил, когда она поступила. Владелец сказал – вчера.

– Погоди. – Саманта раскрыла свой телефон и набрала несколько цифр. Она была удивлена, что помнит этот особый номер. – Фрэнк? Это Сэм. В том перечне вещей, украденных у Кунца, случайно нет каких-нибудь шкатулок для драгоценностей?

– Никаких, – ответил сыщик через минуту. – А что? Ты обнаружила что-нибудь?

– Возможно, – сказала Саманта. – Меня больше всего интересует общая картина ограбления. Были ли вещи в беспорядке разбросаны вокруг или это было похоже на лазерную хирургию?

– В основном разбросаны, я бы сказал. Лазерная хирургия – это хорошее сравнение. Могу я его использовать на моем следующем брифинге?

– Да ради Бога. Только не надо меня там расхваливать.

– Можно подумать, мне хочется, чтобы кто-то узнал о нашем знакомстве. —

Саманта выключила телефон и снова вернулась к шкатулке.

– Среди украденных вещей она не числится.

– Красивее от этого она не становится, – сказал Стоуни.

– Ладно. – Саманта потирала виски. – Попробуем представить такой сценарий. Допустим, это уродливая вещь, пустышка, поэтому можно позволить себе от нее избавиться. Сколько бы я дала за такой дрянной товар? Около пятисот – шестисот баксов?

Стоуни кивнул.

– Семьсот двадцать пять, вместе с наценкой за хранение.

– Семья не очень-то сентиментальна, – заметила Саманта, – если эта вещь вышла из Коронадо-Хаус. Может, патриарх умер в одной комнате с ней.

Ее бывший сбытчик состроил гримасу.

– Относительно этой части вопроса я не уверен. Время выбрано правильно. Но ты сказала, Дэниел загорелый шатен?

– Да.

– Тот, кто это продал, был блондин.

– Ты не выяснил имя?

– Я спрашивал. Но ты же знаешь, какие они снобы, эти торговцы антиквариатом. «Светловолосый джентльмен» – это все, чего я мог добиться.

– Ну-ка покажи мне, где этот сноб, – ухмыльнулась Саманта.

Стоуни жестом указал в противоположный конец салона и направился к выходу.

По крайней мере хоть кто-то мог оценить, как она умеет работать.

Саманта любила антикварные магазины. И не только потому, что в одном из элитных салонов можно было приобрести «заказную» вещь. Проникнуть в казенное заведение было проще, нежели в частный дом. Этот магазин был не самый дорогой – средний. И раньше она его никогда не обследовала. «Интересно, – мимоходом подумала она, – уж не здесь ли светские леди сбывают вещи, унесенные под шумок со своих раутов».

36
{"b":"103","o":1}