1
2
3
...
42
43
44
...
75

– Тогда отстегивай пояс, – сказал Ричард. Она недоуменно заморгала.

– Господи помилуй! Тебе так приспичило?

– Что? Да нет. Я имею в виду… выкладывай свой секрет, янки.

– Надо было с этого начать.

– Я так и делал, – сказал Рик. – Хватит заговаривать мне зубы.

– Прекрасно. Думаю, самая важная вещь в его жизни – он сам. – Саманта расслабилась и пристроилась ближе к Рику. Если он не доверял ей, то ему очень хорошо удавалось это скрывать. – Его не интересует никто и ничто, кроме него самого. А пинка ему я не дала потому, что в этом доме что-то происходит. Я думаю, что Дэниел об этом что-то знает. Я в этом уверена, Рик.

Он вздохнул и притянул ее к себе.

– Я могу превратить его бизнес в прах. Скажи, есть еще какая-то причина, почему этого не стоит делать?

Так. Это уже было похоже на Рика.

– Потому что до недавнего времени это был бизнес его отца, – сказала Саманта. – Сейчас Дэниел ведет себя просто как себялюбивый ловелас. Можешь его уничтожить, если выяснится, что он причастен к убийству Чарлза. – Она поцеловала Рика в шею. – А вообще я думала, что ты рассердишься больше.

– Иногда я сам себе удивляюсь. Я уже был готов рассердиться. И рассердился бы, если бы это была не ты, а кто-то другой. Что касается верности, то мои возлюбленные явно показывают себя не очень хорошо.

О Боже, у нее и в мыслях не было ничего подобного. Патриция спуталась с его бывшим товарищем по колледжу. Такие вещи никому не идут на пользу.

– Он мне не нравится, – сказала Саманта.

– Я знаю. Честно говоря, ты чертовски привлекательна. Я просто не могу перед тобой устоять. – Ричард нежно поцеловал ее.

– Благодарю за это Бога, – сказала Саманта, стараясь не показывать, что почти получила в награду оргазм.

– И что теперь?

– Мне нужно поговорить с Кастильо, – сказала Саманта. Возможно, ей придется сделать и еще один звонок. Но ей необходимо сохранить интерес Дэниела Кунца и в то же время удерживать его на безопасной дистанции.

– Разве это не жульничество?

– Дружище, мой метод включает все способы получения информации, просто я должна соединить их вместе, прежде чем это сделают копы.

– Только не надейся, что я пожелаю тебе удачи.

– Удача – это для тупиц.

Ричард сел за письменный стол. Перед ним лежала стопка бумаг, только что прибывших из Лондона. Значит, она решила использовать Дэниела. И Патрицию. Он нахмурился. Он рассчитывал преподать ей урок, дав согласие на то злосчастное пари. Но на самом деле дал ей карты в руки, а она теперь сводит его с ума.

Даже при самом благоприятном стечении обстоятельств он не привык сидеть и ждать, когда все разрешится само собой. Он решил, что содействие Кастильо и отделению полиции Палм-Бич не будет нарушением условий пари. Это будет не жульничество, а просто использование ресурсов и связей для пользы дела.

Если Дэниел, как считает Саманта, располагает информацией, то Лори тоже может знать что-то полезное. Кроме того, у нее есть собственный риелторский бизнес, а он обещал Патриции помочь с жильем в Палм-Бич.

Ричард злорадно улыбнулся. Достав свой «палм-пилот», он отыскал рабочий телефон Лори и оставил сообщение, чтобы она перезвонила. Не одной же Саманте играть в амурные игры!

– Рик? – Саманта просунула голову в комнату, постучав о косякдвери.

– Входи. – Ричард захлопнул «пилот» и швырнул его в ящик стола. – Ты не идешь на работу? – спросил он, глядя на ее джинсовые шорты и зеленую майку.

– Нет, – сказала Саманта. – У Стоуни свидание, а я просто хочу взять выходной.

Ричард уловил грусть в ее голосе. У воровки больше сострадания, чем у большинства мнимых друзей Кунца. И даже его родных. Какие уж тут рабочие бумаги! Он попытался ее развеселить.

– Уолтер? У него свидание?

– Нуда. – Она улыбнулась. – Я одолжила ему «бентли».

– Ты… Это же твоя машина.

– А ты не забываешь об этом, малыш. – Саманта перевела взгляд на его шкаф. – У тебя, случайно, не найдется большого листа графленой бумаги?

– Думаю, да. – Ричард достал из шкафа наполовину использованный блокнот. – Делаешь подробный чертеж кабинета Чарлза?

– Хорошая мысль. Я сейчас этим займусь. – Саманта взяла блокнот и чмокнула Рика в щеку. – Спасибо.

– А для чего тебе была нужна бумага до того, как я подал тебе эту блестящую идею?

– Для газона возле бассейна. Я хотела сделать несколько набросков и просмотреть несколько журналов по садоводству.

– Ты можешь нанять ландшафтного дизайнера. – Саманта блеснула ослепительной улыбкой.

– Прекрасно! Сегодня подходящий день для посадки цветов, – сказала Саманта. – Надеюсь, мне удастся сделать это без тошноты. Можешь принести мне карандаш, если хочешь.

Она приглашала его. Это случалось не так часто, поэтому для него каждое такое мгновение было на вес золота.

– Мне нужно проверить, как там дела у Тома, – сказал Рик. – А потом я в твоем распоряжении.

– Хорошо, я буду возле бассейна.

Саманта разложила стопку с журналами, щелкнула пробкой охлажденной колы, поставив баночку рядом. У нее имелись кое-какие соображения по поводу того, как оформить газоны, но это был ее первый опыт. Солано-Дорадо для Рика являлось местом для проведения встреч. Это была достопримечательность, которую он показывал гостям. Вид на бассейн открывался из каждой комнаты западного флигеля, поэтому Саманта только повыдергивала сорняки. Прежде чем делать что-то дальше, она решила дождаться Рика, чтобы по крайней мере получить его молчаливое одобрение.

Когда Саманта села и раскрыла блокнот, то сразу же вспомнила о другом предложении Рика. В деле Чарлза все что-то да значило. Улик в его кабинете было предостаточно, независимо оттого, выявит их полиция или нет.

Полиция. Занятая ими позиция быладовольнолюбопытна сама по себе. Публика получает доступ к месту преступления, хотя после убийства не прошло и недели. Еще даже не был назван никто из подозреваемых. Саманта из опыта знала, что полиции Палм-Бич было привычно иметь дело с богатыми и знаменитыми людьми, поэтому она обычно вела себя покровительственно и почтительно. Но расследованием занимался Кастильо, а он свое дело знал хорошо. Черт подери, он однажды чуть было не поймал ее.

Она не спеша набросала в блокноте все, что запомнила на стене, подключенной к сигнализации. Саманта не получила специального искусствоведческого образования, но большую часть жизни она имела дело с произведениями знаменитых мастеров. И ей не раз говорили, что у нее талант. В каком-то смысле это ее забавляло. Воровка художественных ценностей, которая способна делать чертежи.

Более ценным качеством была ее почти фотографическая память. Она подозревала, что именно этим было вызвано ее сегодняшнее волнение. Она что-то видела и пыталась понять, что это было. Но волнение накапливалось и продолжало ее снедать.

Карандашный эскиз стены и копия Ренуара ни о чем не говорили. Поэтому Саманта перешла к письменному столу и стенному шкафу, воссоздавая на листе то, что она видела своими глазами несколько часов назад. Она вспомнила ящичек со статуэткой Джакометти. Стоп. Погоди!

Если это действительно был опытный образец «Стоящей женщины», самой знаменитой работы Альберто Джакометти, он, вероятно, стоил около миллиона. Вообще-то, если человек не был знаком с Джакометти, вещь выглядела совсем не впечатляюще, но Саманта ее узнала. Точно так же ее мог узнать высококлассный домушник, если ему хватило ума не оставить следов при входе и выходе из дома. По словам Дэниела, статуэтки не было в перечне застрахованных ценностей, потому сбыть ее было легко. В день ограбления и убийства она находилась на видном месте и не была подключена к сигнализации.

Но убийца предпочел взломать охранную систему, а затем выкрасть кассу и драгоценности, внесенные в опись, а также более известных Ван Гога и О'Киф. Интересно, но не очень понятно. Право же, дремучая невежественность Дэниела по поводу ценности статуэтки еще не говорила о том, что он невиновен. Интересно, разбирается ли Лори в искусстве больше, чем ее брат?

43
{"b":"103","o":1}