ЛитМир - Электронная Библиотека

Вынув из кармана жакета деньги, Саманта положила их на шкаф.

– Вот. Но ты их не заберешь, если меня не устроит то, что ты собираешься сообщить.

– О нет. Тебе понравится. Ты ведь ищешь настоящего Ван Гога? Голубые кувшинки на воде?

Это были они.

– Где ты их видел?

– Я не видел. Мне позвонил какой-то парень. У него голос был изменен под Дарта Вейдера. Они искали скупщиков, которые имеют дело с таким товаром.

– И что ты им сказал?

– Сначала деньги, красавица. – Бобби протянул свою мясистую руку.

Раз он назвал Ван Гога, то информация, вероятно, была достоверная. Саманта протянула руку к деньгам, избегая прикосновения к его пальцам, когда он пытался приблизить их.

– Отвечай, Бобби.

– Знаешь, я вот что подумал. У Аддисона есть горы дорогих вещей. Мы могли бы придумать, как их перебазировать. Это будет легко и приятно. А ты, вероятно, могла бы очистить полдома, прежде чем он хватится.

Саманта сложила руки на груди.

– Знаешь, деньги – это за информацию, а пинок под зад будет бесплатным.

– Ну ладно, ладно. Я сказал парню, что мог бы ему помочь, если он придет сегодня до девяти утра.

Саманта взглянула на часы. Было около восьми.

– Хорошо. Ты не возражаешь, если я тут побуду?

– Этого только не хватало, – сказал Бобби. – От тебя один вред для дела, Джеллико. Мои ребята тебя сразу узнают. Ты спрячься где-нибудь, пока никого нет. Я даже видеть тебя не хочу.

– Прекрасно. В какую дверь он войдет?

– Не знаю, – пожал плечами Бобби. – Сгинь.

– Убирайся к черту с прохода.

Бобби добродушно заворчал и отодвинулся в сторону. Пока он не передумал, Саманта распахнула дверь.

– Не правда ли, странно? – сказал он в спину Саманте. – Что?

– Видеть, что презренный субъект, с которым ты обычно была в таких хороших отношениях, не желает общаться с тобой? – сказал Бобби.

Саманта повернулась к нему лицом.

– Ты взял мои деньги, Бобби. Если ты надуешь меня с этим парнем, то тебе не поздоровится.

«СЛР» никак нельзя было оставлять в аллее. Саманта сомневалась, что сможет найти автомобиль на том же месте, когда она вернется за ним. В следующий раз, отправляясь на встречу с плохими парнями, она возьмет менее приметную и менее дорогую машину. Она решила припарковаться позади заправочной станции. Это был далеко не идеальный выход, но у нее было не так много времени, чтобы продумывать свои действия.

В восемь пятнадцать она вскарабкалась на крышу мастерской Бобби по водосточной трубе. Даже в такую рань было уже тепло, поэтому она сняла свой жакет и подложила его себе под локти. Из кафетерия в конце аллеи доносился запах пирожков. Ее желудок заурчал в ответ. Но она должна была оставаться на этой крыше до девяти.

В двадцать минут девятого к мастерской подкатил «шеви-84». Из него вылез какой-то незнакомый парень. Когда он достал с заднего сиденья «стерео», Саманта расслабилась. По-видимому, Бобби заставлял большинство сбытчиков поставлять товар до открытия мастерской. Великолепно. Только бы не приехали копы и не застали ее за наблюдением. Но дела Бобби ее не сильно заботили. Парень, привезший «стерео», вышел через несколько минут без «стерео». И она продолжила наблюдение.

Было без двадцати девять, когда в аллею снова въехала машина. Саманта перегнулась через карниз взглянуть на автомобиль. Так. Это становилось интересно. Блестящий черный «БМВ» не втискивался в узкое пространство. Ничуть не лучше, чем ее «СЛР».

Автомобиль затормозил, затем двинулся к парадному подъезду телеателье. Кто-то нервничал. Саманта снова поползла на край крыши. Так как окна «БМВ» были тонированы, ей удалось только разглядеть, что в машине был один человек. На переднем сиденье.

Через две минуты дверца со стороны водителя приоткрылась. Саманта затаила дыхание. Это был мужчина. Но кто бы ни был этот человек, он и убил Чарлза Кунца.

В это время на поясе у нее зазвучали «Капли дождя продолжают падать мне на голову», да еще так громко.

Черт, черт, черт! Саманта выхватила телефон. Когда она выключила его, внизу раскрылась дверь и снова захлопнулась. Водитель включил мотор, и «БМВ» с визгом развернулся. А она-то радовалась!

Саманта перемахнула через узкий карниз и побежала к своему автомобилю. Но к тому времени, когда она пересекла аллею, «БМВ» уже ехал в сторону западной границы бульвара. Саманта успела разглядеть номер злополучной машины, а также стикер прокатной фирмы «Энтерпрайз». Кто бы ни был тот, кто сейчас владел Ван Гогом, он знал лишь малую толику, как обезопасить себя.

– Черт! – прорычала Саманта, швырнув сотовый на пассажирское сиденье. Не зря она не брала с собой телефон, когда выходила на дело.

Теперь ей предстояло решить, стоит ли дать Фрэнку выяснять номер машины. Это было непростое решение, потому что она выдаст Бобби Лебарона. Но ведь в том, что кто-то заезжал в телеателье, не было ничего противозаконного или подозрительного. Однако ей придется все-таки сходить в офис «Энтерпрайз», если не удастся придумать что-то более эффективное.

Чем дальше в лес, тем больше дров.

– Я не намерен работать на Рика Аддисона, – заявил Стоуни.

– Ты помогаешь мне, а не ему, – возразила Саманта, оставив серебристый «СЛР» в паркинге. – Послушай, ты испортил мне тайную слежку. Ты передо мной в долгу.

– Ты должна была сказать мне о том, что затеваешь. Я не могу поверить, что ты пошла к Бобби. Ты могла бы спросить у меня.

– Ты вышел в отставку. Мне был нужен кто-то, кто еще удел.

– Довольно, – сказал Стоуни. – Я еще не списан со счетов.

– Да, ты не списан со счетов, – согласилась Саманта. Слава Богу, что он не знал о ее вторжении в дом Харкли. Это было нехорошо с ее стороны. – Пойдем, Стоуни. Мы можем поспорить позже. Кстати, возможно, кто-то тебе позвонит и попросит сплавить опытный образец Альберто Джакометти. Сделай вид, что ты заинтересован.

– Это действительно возможно, – закивал Стоуни. – А кто избавляется…

– Повторяю последний раз, – перебила его Саманта, – если я отошла от дел, то ты тоже. И никаких дел ни с кем из жуликов! Из-за них тебя бросят в тюрьму. Помни, ты – моя семья.

– Конечно, я помню. Помню, как ты сказала, чтобы я нашел еще кого-то для Венеции.

– Я знала, что ты не найдешь никого, кто мог бы выполнить эту работу, потому так и сказала.

– Угу. Ужасно стыдно, что вор мирового класса начинает дрейфить.

– Я нисколько не дрейфлю, – нахмурилась Саманта. – Прекрати.

Стоуни похлопал ее по коленке и ухмыльнулся.

– Как скажешь, родная. Так что с Джакометти?

– Это собственность Кунца. Пока проводится расследование убийства, страховая компания воздерживается от передачи прав, хотя той статуэтки в их реестре нет.

– Очень милое дело.

– Ты, конечно, в отставке, но мог бы мне помочь еще с одним делом или нет? – Стоуни тяжко вздохнул.

– Каким?

– Нужно просто съездить в офис «Энтерпрайз» и сообщить им номер машины, – сказала Саманта, передавая ему клочок бумаги. – Скажешь, что Рик попал в автомобильную аварию. И человек, который ехал в этой машине, является единственным свидетелем. Нам нужно его имя и номер телефона.

– А ты сама не можешь это сделать?

– Я не работаю на Рика. Люди знают меня в лицо.

– Слишком многие люди знают тебя в лицо. – Стоуни открыл пассажирскую дверцу. – Я займусь этим прямо сейчас.

Это был лучший и самый легальный способ получить информацию о водителе «БМВ». Конечно, Рику не понравилось бы, что она бросается его именем. Но она же сказала, что ее методы охватывают все, что позволит ей выиграть пари. Правда, она уже заплатила двести двадцать баксов за выигрыш в сто долларов. Но для нее деньги всегда были второстепенным вопросом.

Стоуни вернулся, когда она уже была готова кусать ногти.

– Достал? – спросила она, после того как он снова шлепнулся на сиденье.

– Да, но вряд ли это тебя обрадует. – Стоуни протянул ей аккуратно напечатанный листок.

45
{"b":"103","o":1}