ЛитМир - Электронная Библиотека

– Джон Смит? Ты что, шутишь?

– У парня, очевидно, было фальшивое удостоверение личности, но я добыл адрес. Там, над телефонным номером.

Саманта взглянула на запись.

– Гавань. Яхт-клуб.

– Ты о чем?

– Об адресе. И о телефонном номере тоже.

– Извини, дорогая, но это дохлый номер.

– Я так не думаю, – сказала Саманта, – кладя бумагу в карман. – Кто-нибудь, вероятно, знает яхт-клуб. Я не думаю, что это липовый адрес. А ты?

– Я? Нет. Хотя это несущественно.

– Я знаю. Сейчас я должна подумать, что с этим делать..

Саманта посмотрела на часы. Почти двадцать два часа. Она откладывала поездку на Лантана-роуд уже два дня. Больше тянуть было нельзя. Рядом с ней, сидя на глубоком диване, Рик царапал что-то на полях проекта Лидмонта.

Она улыбнулась. Воротилы бизнеса, которых она знала, в большинстве своем были люди в той или иной степени прагматичные. Но Рик возвел это качество в ранг искусства. Он еще раньше рассказывал ей, что испытывает наслаждение от своих занятий. У нее была возможность в этом убедиться по тому, как он работал над контрактом. Замена одного слова или двух могла изменить курсовую стоимость миллионов долларов, а он знал каждую мелочь в сборнике коммерческих отчетов.

Рик поднял глаза на нее.

– Что?

– Просто я подумала, – сказала она, – что у тебя такой умный вид, когда ты читаешь в этих старушечьих очках с круглыми стеклами.

– М-м. Ты собираешься съесть весь оставшийся поп-корн? Я спрашиваю только потому, что ты слопала целую миску.

– Ты не смотришь фильм, поэтому тебе не нужен никакой поп-корн, – парировала Саманта, показывая на гигантский экран, убирающийся в специальную нишу на потолке.

– Я смотрю фильм.

– Докажи. Как зовут крылатое чудовище? – Рик отложил в сторону свои бумаги.

– Коварный вопрос. Крылатое чудовище с одной головой – это Роден, а с тремя головами – Чудовище Икс.

– Отлично. – Саманта ухмыльнулась и передала ему миску с поп-корном. – Ладно. Мне пора уходить. Я должна выполнить одно поручение. Вернусь в половине двенадцатого.

Рик встал вместе с ней.

– Я пойду с тобой.

– Нет, ты не пойдешь, – сказала Саманта. – Это не опасно. Я должна исследовать одно место и сверить его с фотографией. Я просто не могла сделать это днем из-за отсутствия нужного освещения и всего прочего.

Синие глаза Рика изучали ее лицо.

– Хорошо. Но куда ты едешь?

Все честь по чести. Он не задал ей ни одного вопроса о ее поездке к Бобби Лебарону.

– Немного к северу от центра города.

– Пока, – сказал Ричард. – До половины двенадцатого.

– Угу. – Саманта сунула руки к нему под тенниску и притянула его для поцелуя. – Расскажи, чем кончился фильм.

– Ты и так знаешь.

– Речь не обо мне. О тебе. Это контрольная проверка.

– Великолепно. Сэм, будь осторожна. – Ричард пробежал руками по ее плечам и взял ее за пальцы. – Мне все в тебе нравится. Каждая частица.

– Не волнуйся за меня.

Фи! Господи, она собиралась только взглянуть на одну вещь. Чтобы быть успешной воровкой, нужна полная уверенность в себе и особая осторожность. А также способность отказаться от последней в пользу абсолютного безрассудства в экстренных случаях. Может, она и не собиралась воровать, ноте же самые правила были приложимы и к сегодняшнему вечеру. И ждала она его с таким вожделением, что это причиняло физическую боль.

Саманта направилась в гараж. «Бентли» забрал Стоуни. Но в любом случае на этот раз она хотела взять что-то менее приметное. Она остановилась в гаражной калитке.

Она откинула дверцу щитка и сняла комплект ключей от «мустанга 65». Был ли Рик склонен к мудрствованию или нет, но он еще был мужчиной. А мужчины любят мощные автомобили.

Это был вишнево-красный «мустанг» с личным номерным знаком, где были выбиты инициалы Рика и номер РА-65. Но ни то, ни другое в ночи не имело значения. Она нажала кнопку пульта. Ворота открылись, и машина с ревом выехала на дорожку. Это было здорово!

Саманта направилась на северо-запад. Наверное, она хотела слишком много, потому что надеялась, что проститутка и фотограф работают этим вечером. Тем не менее у нее была возможность провести небольшое исследование.

Лидмонт рассказывал, что он остановился где-то на Лантана-Роуд. Что ж, это было не лишено смысла, так как данная часть города выглядела весьма привлекательно. Но богатый парень не захотел бы подъехать к тротуару, если бы знал, что его могут сфотографировать или что-то подбросить в машину.

В десять вечера здесь было совершенно безлюдно. Саманта свернула к парковке «Макдоналдса» и достала фото, которое ей оставил Лидмонт. Точно он не запомнил то место на улице, где женщина наклонилась к нему. Тогда он не думал, что это может оказаться очень важным.

Судя по фотографии, съемка производилась под углом. Объектив располагался приблизительно на уровне третьего этажа. Возможно, фотограф находился на крыше одного из двухэтажных магазинов или в одной из квартир жилого дома.

Во всяком случае, она знала, в какую сторону двигался Лидмонт. Это уменьшало число возможных мест съемки. Число сокращалось также с учетом расположения уличных фонарей. Съемку, вероятно, вели сверху. Чтобы установить это место, нужно было вламываться в чужие квартиры, но она не хотела этого делать. В две или три – еще куда ни шло, но не в десять или двенадцать.

Саманта проехала по улице с востока на запад на предельно низкой скорости. Развернулась и проделала то же самое в обратном направлении. Наметанный воровской глаз позволил ей исключить пару крыш, так как они были слишком заметны с улицы, а также несколько квартир с цветочными кашпо и кошками на подоконниках. Люди, державшие в доме цветы и кошек, тоже могли делать фотографии с целью шантажа, но их квартиры, несомненно, следовало поместить в конец списка.

Она остановилась у автозаправки. Саманта рассматривала четырехэтажный многоквартирный дом на южной стороне улицы. Она осмотрела и другие возможные места. Саманта забраковала несколько улиц, которые явно не подходили для съемки.

– Шесть мест, – пересчитала вслух Саманта. Две квартиры в одном здании, одна в многоквартирном доме и три крыши.

Следующим ее шагом было установление номеров квартир и их владельцев в Интернете. Но ноги побудили ее к действию.

Она припарковала машину и направилась к зданию. Стеклянные двери дома были заперты. Вход только через переговорное устройство, установленное сбоку.

Понятно.

Саманта достала из кармана шорт канцелярскую скрепку и магнит. Через двенадцать секунд двери были открыты, и она вошла в здание. Остановившись перед первой из двух предполагаемых квартир на третьем этаже, она постучала в дверь.

– Роб? – позвала Саманта, слегка улыбнувшись в глазок. – Робби?

Дверь щелкнула и открылась. Темноволосый мужчина лет тридцати пристально посмотрел на Саманту. У него был усталый вид.

– Здесь нет никакого Робби.

– Нет? Я была уверена, что это номер его квартиры. Он сам его дал мне. – Саманта оперлась о косяк и заулыбалась еще шире.

За спиной у мужчины в телевизоре что-то пели пляшущие маппеты. Саманта рискнула бросить взгляд в главную комнату, где прошмыгнула маленькая копия мужчины, стоявшего в дверях.

– Но здесь нет никакого Робби, – повторил он.

– Ладно. Извините за беспокойство. Я ему перезвоню.

Саманта повернулась, чтобы уйти. Мужчина закрыл дверь.

Эта квартира отпадала. Оставалась еще одна в этом же здании, потом одна в многоквартирном доме и еще крыши.

Отсчитав десять дверей, Саманта остановилась и постучала.

– Привет! Робби? – Никакого ответа.

Она подождала несколько секунд и снова постучала.

– Роб? С тобой все в порядке? Милый, мы же договаривались на этот вечер. – Ей казалось, что это звучало совершенно безобидно. Если вести себя грубо, ни один здравомыслящий человек тебе не откроет.

За дверью было абсолютно тихо. С улицы не было заметно, чтобы в окне горел свет. Однако это еще не означало, что в квартире никого нет. Но она не могла так просто уйти.

46
{"b":"103","o":1}