ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Цветок Трех Миров
Книга воды
Рыцарь страха и упрека
Дневник принцессы Леи. Автобиография Кэрри Фишер
Византиец. Ижорский гамбит
Голое платье звезды
Время первых
Самый желанный мужчина
Очарованная мраком

– Ну хорошо, Робби, – крикнула она. – Надеюсь, ты не голый? Я уже достаю свой ключ. – Ключом называлась канцелярская скрепка.

Саманта вошла в квартиру и быстро закрыла за собой дверь. Если кто-то притаился в гостиной, он мог видеть ее силуэт из-за света в коридоре. Минуту она стояла неподвижно. Потом вытащила из сумочки пару кожаных перчаток и натянула их на пальцы.

За годы своей карьеры она научилась чувствовать то, что ее окружает. Сейчас чутье подсказывало ей, что в доме никого нет. Она задержалась возле журнального столика со стопкой корреспонденции, чтобы выяснить имя адресата. На письменном уведомлении было написано «Эл Сандретти».

Если бы это была ее квартира, она, наверное, завела бы комнатные растения. На таком широком подоконнике уместилось бы, наверное, полдюжины цветочных горошков. Однако у Эла Сандретти на окне было пусто. Но не совсем. Саманта повернула шпингалет, чтобы приоткрыть жалюзи. На подоконник упал уличный свет. И она обнаружила закрепленную на карнизе камеру.

Саманта не стала ее снимать. Перебирая пальцами пластины жалюзи, она выглянула на улицу. Объектив был направлен вниз, а угол его наклона позволял вести съемку тротуара и проезжей части. Злость пронзила ее до мозга костей.

– Браво! – чуть слышно прошептала она и сняла камеру.

Это была обычная 35-миллиметровая камера, что вызвало у нее удивление. Проще было бы использовать цифровую камеру и разослать фото через Интернет. Но для фотографа, очевидно, это не имело значения, если его интересовал только чек. Конечно, парень еще мог недолюбливать современные технологии.

В данном случае фотограф располагал ограниченным числом копий и контрольным негативом.

Саманта установила камеру на прежнее место и приступила к поиску. В такой крошечной квартире поиск занял всего несколько минут. Чем бы парень ни занимался в жизни, но он продолжал применять свои знания для ночной работы. В спальне Саманта обнаружила картотечный шкаф. Оба его ящика были заперты. Ей хватило секунды, чтобы их открыть.

Оба ящика были заполнены папками. Их было около пятидесяти штук. Они были аккуратно расставлены в алфавитном порядке. Каждая содержала различное число фотографий и негатив. Фотограф, несомненно, сдавал его в какое-нибудь срочное фотоателье.

Лидмонт был прав в своих опасениях. На некоторых папках имелись пометки о взимавшейся плате. Три, четыре и пять раз. Эл Сандретти, по-видимому, регулярно рассылал требования. Рассылал до тех пор, пока несчастный лох уставал платить деньги. Была ли его жена задействована в этой игре?

Совершенно очевидно, что по меньшей мере половина фотографий была сделана при тех же обстоятельствах, что и в случае Лидмонта. Сейчас, под угрозой раскрытия его супружеской измены, Сандретти вытрясал из него деньги. Угрожал ли он тем лохам или нет, но отпираться перед своими близкими по поводу буффонады с проституткой было почти невозможно.

Саманта сжала губы.

– Ни черта подобного! – Она принялась вытряхивать содержимое всех папок в одну. Все, чем занимался этот тип, было просто гнусно.

Закончив свою работу, Саманта снова заперла ящики. Взяла папку и направилась кдвери. Стянула свои перчатки, открыла одной из них дверь и вышла. Прощайте, все отпечатки!

Запихнув перчатки обратно в сумочку, Саманта вышла на лестничную площадку и остановилась перед лифтом. Ближайший из двух лифтов открылся. Она сделала маленький шаг назад, блеснув улыбкой выскочившему из кабины амбалу.

– Привет, малышка, – пророкотал новоявленный Шварценегер, глядя на ее грудь, когда они разминулись.

– Привет, – ответила Саманта, пряча от него папку и бочком пробираясь в лифт. Каждой своей клеточкой она чувствовала, что не ошибается. Это был Эл Сандретти. Уфф! Поди узнай, есть ли на самом деле Невероятный Халк?

Уходя с добычей, она никогда еще не сталкивалась с теми, кого обобрала. После сегодняшней встречи адреналин играл в крови, пока она торопилась обратно к «мустангу».

Все мероприятие в целом было для нее слишком легким. Она ожидала, что ей придется устанавливать наблюдение за абонементным почтовым ящиком и продолжать сыскную работу, чтобы обнаружить файл photo, bmp. или негатив.

Саманта положила папку рядом с собой на пассажирское сиденье и включила мотор. Лидмонт будет счастлив, а она только что заработала пять «косых».

Неплохая ночная работа.

В двадцать три часа сорок две минуты Ричард сел на край матраса и стал обувать кроссовки. «К северу от центра» звучало довольно неопределенно. Но слова Саманты были отправным пунктом для начала поиска.

Бен сказал, что она взяла «мустанг». Это означало, что она направилась в какой-то не особенно шикарный район. Да еще одела шорты с майкой. Но все же этого было недостаточно, что бы вычислить ее маршрут. Оставалось великое множество мест, куда она могла податься. С ее-то умением!

Ричард задержался в своем кабинете, открыл стенной шкаф, достал «глок» и сунул в карман пиджака. Где бы она ни находилась, нужно было ее оттуда вызволять. Ее опоздание на двенадцать минут не подлежало никакому обсуждению. С учетом особенностей профессии Саманты секунда могла стоить ей жизни.

Он уже три раза звонил ей на сотовый, но решил снова набрать номер, когда спускался по лестнице. Буквально через секунду в коридор эхо донесло еле слышную мелодию из фильма о Джеймсе Бонде.

Музыка затихла.

– Алло. Я опоздала всего на десять минут.

Саманта стояла этажом ниже. Ричард опустил свой телефон. Он хотел схватить ее, чувствуя, как в грудь ворвалось внезапное облегчение, но не стал этого делать, так как ее наверняка оскорбило бы неверие в ее способности. Вместо этого он просто спросил:

– Тема Джеймса Бонда?

– Она показалась мне уместной. – Саманта подняла глаза и остановилась прямо перед ним. – Ты куда-то уходишь?

– Еще нет, – сказал Ричард. – Ты сменила мой рингтон?

– Ну и что. Ты и есть Джеймс Бонд. – Саманта приблизилась к его губам и медленно поцеловала его. – Благодарю за то, что был готов спасти меня.

– Что я и делаю.

– Гм… А я сейчас в настроении встряхнуться как следует. Что ты думаешь по этому поводу?

Рик ухмыльнулся. Что бы там ни было, она вернулась назад. Сейчас ей ничто не угрожало. Беря ее за свободную руку, он повернул обратно в спальню.

– Я к твоим услугам.

Ричард заканчивал внизу завтрак, читая «Уолл-стрит джорнал», когда позвонила Лори Кунц. После нескольких минут болтовни с любезностями она согласилась встретиться у нее в офисе.

Она была типичная «бизнесвумен». В то же время его интересовали комментарии Саманты по поводу того, как отпрыски Кунца реагируют на убийство их отца. Ее это так возмущало что она даже плохо спала последние две ночи. Так ворочалась и металась во сне, что дважды едва не вышибла ему мозги. Она даже вставала смотреть телевизор за час до рассвета.

Но сейчас Саманта была все еще в постели, а Лори, похоронившая отца два дня назад, поднялась в семь утра и уже назначала деловые встречи.

– Бизнес есть бизнес, – пробормотал Ричард, отпивая свой чай. Возможно, ей было свойственно грустить по-своему. Но в глазах случайного наблюдателя подобные переживания выглядели нехорошо. А внешняя сторона жизни для общества Палм-Бич значила все. Он заметил, что у него входит в привычку обращать внимание на вещи, которые остальное общество может не замечать.

У него снова зазвонил телефон, когда в гостиную вошла Саманта. Она подошла к буфету и схватила шоколадную булочку.

– Доброе утро, любовь моя, – пропел Ричард, глядя на номер звонившего. – Это Сара, – сказал он, беря трубку.

Саманта кивнула. Появился Рейнальдо со стаканом охлажденной колы.

Ричард подавил улыбку, когда его лондонская секретарша стала вкратце излагать ему расписание на день. Но на полпути он ее остановил.

– Они прибывают завтра, – сказал Рик, нахмурясь. – В субботу. Для понедельничного совещания.

– Я тоже так считала, сэр, – подтвердила пунктуальная секретарша. – Но когда я связалась с офисом мистера Л идмон-та, чтобы уточнить детали, меня информировали, что совет директоров «Кингдома» прилетает в Майами сегодня в час дня. А совещание передвигается на десять утра в субботу.

47
{"b":"103","o":1}