ЛитМир - Электронная Библиотека

После завтрака Саманта повела Рика в галерейное крыло – так они его недавно окрестили. С некоторых пор Ричард уже не пытался понять, почему она не гнушалась кражами у отдельных лиц, но никогда не покушалась на коллекции музеев и других государственных учреждений. Все, что являлось всенародным достоянием, она буквально обожествляла. «Какой-то воровской снобизм», – пришел он к заключению. Но все, к чему она имела хоть какое-то отношение, обретало особый смысл и очарование.

– Вот здесь я расширила нишу, – сказала Саманта, показывая чертеж, который одолжила у прораба. – Я подумала, что это будет великолепное место для твоего непристойного Ван Гога. На него нужно смотреть издалека, чтобы понять тему одиночества и не путаться в деталях оживленной ночной жизни.

– Не перестаю изумляться, как здорово ты разбираешься в чертежах, – заметил Ричард, пристально разглядывая ее профиль.

Саманта пожала плечами.

– Я научилась читать их практически с листа. И потом, не забывай, что у меня почти фотографическая память. – Она постучала себя по голове.

Нет, этим она была больше обязана врожденному таланту и навыкам, нежели памяти, но Ричард не хотел раздувать ее самомнение. Он немного подумал и сказал:

– Твоя память не объясняет, каким образом ты узнала, что у меня есть непристойный Ван Гог. Я его предоставил на время Лувру.

– Я выписываю твой ежемесячный бюллетень для ценителей искусства, – чопорно пояснила Саманта. По ее смущению можно было понять, насколько она считала свое поведение смешным. – Это всего двенадцать долларов и девяносто пять центов в год.

– Полагаю, с доставкой сюда? – сухо спросил Ричард. – Да? Тогда это просто замечательно! – Ричард Аддисон выписывает для себя собственный журнал.

– Лично я выписывала бы, если б у меня был свой журнал. Но нет же, бюллетень поступает в дом к Стоуни в Палм-Бич, а уже оттуда его пересылают ко мне.

– Прекрасно! Твой скупщик получает мой бюллетень?

– Бывший скупщик, – заметила Саманта. – Он тоже вышел в отставку. Ты забыл?

– Как я могу забыть? – Шагавший следом за ней Ричард обвил ее руками за талию, привлекая к себе, чтобы поцеловать в затылок. – Ну и как там Уолтер?

– Это не твоя забота.

– Ну, если это твоя забота, то и моя тоже, – сказал Ричард. Саманта дернула плечами возле его груди.

– Прекрасно. Я жду его звонка. Он… подыскивает мне кое-что.

– Легальное? – спросил Ричард, сохраняя шутливый тон. Уолтер Барстоун, или просто Стоуни, был кем-то вроде почитаемого праотца. Этот человек стоял у истоков ее пагубного пристрастия. Теперь она собиралась с ним покончить, словно остепенившийся пьяница, с той лишь разницей, что предметом ее пристрастия было, скорее, воровство, нежели алкоголь. Конечно, Ричарду не нравилось, что Уолтер Стоуни был с ней в самом близком родстве. Он оказывал на нее самое что ни на есть отрицательное влияние. Рик не поставил бы и пяти пенсов за пари, что этот человек вышел в отставку. Что бы он там ни говорил!

Этот передислоцировавшийся профессионал, как себя называл сам Стоуни, с его давними-то навыками, не оставил бы прибыльное дело из простого каприза. И уж точно не из чужого.

– Стала бы я тебе рассказывать, если бы это было что-то нелегальное.

– Сэм, ты…

Мобильный телефон, висевший у нее на поясе, вызвонил «Капли дождя продолжают падать мне на голову» – мелодию из фильма «Буч Кэссиди». Уже одно то, что у нее был сотовый телефон с узнаваемым номером (подталкивал ли ее к этому Рик или нет), говорило о ее намерении присоединиться к легитимному сообществу.

– Легок на помине! – пробормотала Саманта, вынимая телефон из чехольчика и откидывая крышку. – Алло.

«Так! Для звонка Уолтера она выбрала воровскую мелодию, – подумал Ричард. – Интересно, какую мелодию она выбрала для моих звонков?»

В первую минуту Саманта слушала молча, потом бросила на него быстрый взгляд и удалилась в галерею. Рик слышал, как она оживленно лопочет что-то, но ему совсем не обязательно было это знать. Черт побери! Он очень не любил подобные вещи, да будет ей известно.

Он вдохнул поглубже и снова переключил внимание на чертежи. Для человека, который смотрит на проектную схему глазами взломщика, ее планировка галерейного крыла была просто поразительна. Простая и элегантная. Она была выполнена так, как ее должен был представлять себе художник, размещающий свои произведения. И по какой-то самой странной причине эта мысль грела его сердце. Саманте это занятие доставляло особое удовольствие. Он должен был предоставить ей такую возможность!

Услышав щелчок захлопнувшегося телефона, Ричард снова повернулся к ней:

– И возвращаясь к Уолтеру. Как он?

– Хорошо, – сказала Саманта, улыбаясь. – Он получил последний бюллетень. – Похоже, ты превратил свое мимолетное увлечение таинственной Джеллико во что-то более продолжительное. На самом же деле ты пригласил ее переехать в Англию, в свою грандиозную и очень уединенную вотчину в Девоншире.

– Гм. Это слухи, как ты понимаешь. Им нельзя доверять.

– Правильно. Я жду не дождусь, как бы вступить в клуб твоих поклонниц. Держу пари: все девушки из-за этого снова вспылят.

– Черт подери, о чем ты говоришь?

– О твоем сайте, посещаемом «цыпочками Рика», – сказала Саманта. – Им не нравится, когда ты встречаешься с кем-то еще.

– Я считаю, что им надо радоваться за меня, – опроверг ее Ричард. Он понимал, что Саманта отслеживала подобные вещи только потому, что его это раздражало. – Так это единственное, зачем звонил Уолтер? – спросил он.

Она колебалась буквально секунду, прежде чем присоединиться к нему возле чертежного столика.

– Нет. Он присмотрел одно место с неплохой перспективой.

– Для твоего офиса?

– Может быть. Он хочет, чтобы я вернулась в Палм-Бич.

Ричард закивал, маскируя свою досаду. Как бы ему ни хотелось, чтобы Саманта осталась с ним в Англии, он знал, что вопрос о Палм-Бич обязательно всплывет на поверхность.

– Дай мне неделю, я потом съезжу с тобой взглянуть.

Саманта прочистила горло.

– Это довольно горячее предложение.

– Пусть Уолтер скажет им, что я заинтересован, и они подождут.

– Не ты заинтересован, а я.

– Это одно и то же. – Ричард нахмурился, и складка между его прекрасными бровями пролегла еще глубже. – Послушай, давай…

– Это не одно и то же. Последнее время, будь все неладно, это мое дело, не так ли?

– Знаю, – ответил Ричард. Он хотел бы знать, движет ли ею стремление к независимости. Именно это, пожалуй, и притягивало его к ней. А может, это было столь же выраженное упрямство, что временами ужасно раздражало его. – Уж кто-кто, а ты со своей предприимчивостью могла бы принять во внимание хотя бы то, что я создаю жизнеспособные и прибыльные компании. Более того, я не возражаю, если ты воспользуешься моим весьма успешным опытом и моими ресурсами.

– Не возражаешь? – переспросила Саманта, щуря глаза. – Ох!

– Я рад предложить тебе свою помощь, – переформулировал Ричард, в душе кляня себя. «Да кто она такая, черт побери?» Она явно не была ни выкупщиком контрольного пакета акций в счет кредита, ни наемным работником. – Мне хотелось бы тебе помочь, – предпринял он еще одну попытку.

– Не думаю, что ты так уж хочешь мне помочь, – холодно сказала Саманта. – Ты просто сам мечтаешь создать международную охранную компанию, подыскать себе клиентов, которые, по твоим расчетам, сделают бизнес выгодным при минимуме трудностей. Но я не собираюсь открывать вспомогательный офис под названием «Аддиско». Это моя идея. Мой проект. Моя попытка. И я должна это сделать. Сама.

– Не считая Уолтера. Он тоже становится участником. Но это тебе не Пикассо, которого ты можешь украсть и сбыть перекупщику. Это все-таки фирма.

– Ах ты, Боже мой! Спасибо за разъяснение.

– По моему мнению, вы с Уолтером знаете, что не все годится для организации легитимного бизнеса. Я в этом деле специалист, а с твоей стороны было бы глупо не использовать это в своих интересах.

5
{"b":"103","o":1}