ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ни единого. Если он такой искусный, может быть, вы его знаете. – Дэниел кинул виноградину себе в рот. – Наверное, это знаменитый человек.

Может, она извлекает из их беседы то, чего на самом деле не было? И не потому ли, что хочет видеть в нем преступника? Оправданны ли ее подозрения?

– Я была не так искусна, – солгала Саманта, опуская глаза, изображая разочарованность и что-то вроде стыдливости.

Это могло бы заставить его еще больше ощущать свое превосходство.

– Держу пари, Сэм, – сказал он, – вы были связаны с важными персонами. Я мог бы предоставить вам такую возможность.

Саманта снова подняла глаза и улыбнулась.

– Вы – один из тех важных персон?

– Самый важный. – Дэниел наклонился ближе и шепнул ей на ухо.

– И богатый, – хихикнула она. – Вы начинаете выглядеть все лучше и лучше.

– Тогда не хотите ли пройтись со мной туда? – Дэниел кивнул на люк нижней палубы.

«Хоть спросил, а то мог бы просто накинуться», – подумала Саманта. Она сомневалась, что сможет самостоятельно добраться назад на этой чертовой яхте.

– Вы меня еще не вполне убедили.

– Ладно, а я спущусь взбодриться. – Он встал. – Я сейчас вернусь.

– Я пока буду наслаждаться видом.

Когда Дэниел скрылся за квадратной дверцей, Саманта расслабилась. Она считала, что он должен был вести себя более настороженно и уклончиво. Разумеется, она даже не предполагала, что он окажется «нюхальщиком». Это упрощало и усложняло дело одновременно. Саманта быстро раскрыла свой сотовый. Она не надеялась, что кто-то сможет вызволить ее отсюда, но все же перевела телефон в режим вибрации.

Она взглянула на дверцу люка. Вероятно, Дэниел сейчас там ловил кайф. Вот откуда такая уверенность, что с убийством все будет шито-крыто. Отсюда же и спешка с деньгами. Рик сказал, что Чарлз души не чаял в своем сыне? Это сложно проверить. В семьях, особенно богатых, люди не склонны разглашать трудности. Хорошо бы взглянуть на юридические документы Чарлза. У нее появились подозрения, что на Дэниела наложены ограничения.

Саманта затрепетала. Ей и нужно-то было всего крошечное доказательство. Тогда она могла бы идти к Кастильо. Использовать для своих целей Дэниела было несравнимо легче, нежели обращаться к одному из ее прежних товарищей по оружию.

Естественно, сначала ей нужно будет вернуться на берег целой и невредимой, а потом думать, как получить доступ к документам.

Саманта тяжко вздохнула. По всрй видимости, придется снова идти к Тому Доннеру и быть с ним вежливой.

Дэниел снова появился на палубе. На солнце его улыбка казалась еще шире, а на его верхней губе была заметна маленькая полоска порошка. Дэниел Кунц был или слишком умный, или самонадеянный и глупый.

– Вы испачкались, – сказала Саманта, указывая на губу. Он глуповато хихикнул и смахнул крупинки.

– На чем мы остановились?

– Вы собирались рассказать о жизни, о своих нехороших делах. И сказали, что в следующий раз пригласите меня присоединиться.

– Угу, – закивал Дэниел и потянулся за бутылкой вина. – Мы можем стать современными Бонни и Клайдом. Нам будет замечательно вместе.

– Представляю, – сказала Саманта. – Это интересное предложение.

Дэниел передал ей бокал вина, а другой взял сам.

– За интересные предложения!

Саманта сделала глоток. «И за интересные выводы».

– Расскажите, как вы стали участвовать в гонках на яхтах.

Рик подъехал к маленькой стоянке «Парадайз риелти» без пяти десять. Лори ездила на «БМВ», но ее машины там еще не было, поэтому Рик позвонил Тому.

– Доннер, – ответил адвокат после первого гудка.

– Том, ты получил мое электронное послание?

– Рик… – В трубке наступила тишина. – Да, оно прямо передо мной. Ты заедешь сегодня?

– Днем. Сначала я должен кое о чем позаботиться.

– Нет проблем. Мы подготовим для тебя исправленные страницы.

Ричард держал телефон в стороне от уха и смотрел на трубку.

– Помни, совет директоров прибывает рано, – сказал он. Том со своей патологической страстью к деталям мог заставить его впасть в истерику прямо сейчас.

– Ты позвонил мне час назад. Мы будем готовы, Рик. Я сообщу тебе…

– Что происходит, Том? – перебил его Рик.

– Ничего не происходит. Мы просто заняты.

– Тебя что-то беспокоит? Я тебе объяснял, что должен быть к этому готов.

– Я знаю, – сказал Том. В трубке снова наступила тишина. – Пока.

Связь прервалась. «Там явно что-то не так», – подумал Рик. Он даже не мог припомнить, когда это было, чтобы Том сам положил трубку. Что его тревожит? Черт! Ладно, позже он это выяснит. Он сделал бы это сейчас, но нужно было сегодня завершить еще одно дело.

– Лори, – сказал Рик, выходя из автомобиля, чтобы открыть ее дверцу. – Спасибо, что ответили на мой звонок. Я понимаю, у вас мало времени.

– Не беспокойтесь. Я позабочусь, чтобы вы за это заплатили. Давайте пересядем в мою машину. Там у меня все карты и распечатки.

Рик кивнул и сел на пассажирское сиденье. Он предпочел бы сесть за руль, но подумал, что леди так больше чувствует себя хозяйкой положения. А в голове у него было нечто большее, чем просто недвижимость.

– Вы не против, что я называю вас Риком?

– Ничуть.

– Итак, Рик, почему вы не подошли ко мне позавчера, чтобы организовать показ?

– Мне казалось, у вас и без того дел было по горло. Я не решился бы вас беспокоить.

– Дело есть дело, – сказала Лори, когда они выехали на улицу и направились на юг. – Для дела время всегда найдется.

Это было его девизом, пока он не встретил Саманту. Его профессиональная этика отошла на второй план, хотя до недавнего времени он этого не сознавал. Это не сильно беспокоило его. И далеко не так, как год назад.

Ричард украдкой взглянул на Лори, когда она посмотрелась в зеркальце. Он знал, как вести себя с людьми, как управлять ими, чтобы заставить понять его точку зрения. Это никогда не доставляло ему беспокойства. И надо сказать, у него это отлично получалось. Сегодня он собирался выяснить, имела ли Лори Кунц отношение к убийству. Ричард воспитывался в тех же элитных кругах общества, что и она. Он знал, что эти люди используют деньги как оружие, а этого добра у него хватало.

Проблема заключалась в том, насколько жестко давить. Его родители умерли, когда он был еще подростком. Тогда он учился в закрытой школе в Швейцарии. Будучи один, он был вообще не в состоянии решить ни одной задачки в течение нескольких недель. Но тот факт, что Лори этим утром занималась риелторскими делами, еще не означал ее вины, а лишь давал повод для подозрений.

– Примите еще раз мои соболезнования, – сказал Ричард.

– Спасибо. Это тяжело, но мы с Дэниелом крепимся.

– Вы с ним всегда были довольно близки, не правда ли?

– Мы стараемся, – сказала Лори. – Но, похоже, чем старше мы становимся, тем больше расходятся наши интересы. – Она посигналила, сворачивая налево в уютный квартал массовой застройки. Проезжая мимо футбольного поля, где играли дворовые команды, она улыбнулась. – Не волнуйтесь. Я не собираюсь показывать вам один из этих домов. На холме есть несколько, которые были построены по специальному заказу.

– Я вам верю.

– Вы ведь не думаете продавать Солано-Дорадо? Я буду очень обижена, если вы не позволите мне отрегулировать цену.

– Нет, нет. Я просто обещал своей подруге помочь переселиться в этот район.

– Подруге, – повторила Лори. – Вас не рассердит, если я скажу, что лично я горевать не стала бы, если вы снова останетесь один? Не подумайте, что я желаю зла вашим отношениям с мисс Джеллико. Конечно, нет.

Рик снова взглянул на нее, на этот раз с намерением, чтобы она видела его взгляд.

– Я польщен.

Лори опять улыбнулась.

– Хорошо.

Дома, расположенные вдоль хребта, были на несколько разрядов выше. Все они были с видом на океан. Большие дворы, много комнат, просторные фойе и огромные витые лестницы – все это мысленно отмечал Ричард во время обхода домов, которые выбирала Лори. Но фокус его внимания сохранялся на самой риелторше. Чем больше она будет говорить, тем больше можно будет у нее выяснить.

51
{"b":"103","o":1}