1
2
3
...
56
57
58
...
75

– Это ты меня подставила? – тихо спросил Стоуни, устремив на Саманту свои темные глаза.

– Что? Нет! – вырвалось у нее из горла. – Как ты мог так подумать?

– А как еще я мог подумать? – прошипел в ответ Стоуни. – Ты дала мне это задание. Копы вломились ко мне, а у меня в шкафу статуэтка, вещественное доказательство…

– Тише! – Саманта понизила голос, когда за дверью зашевелился полицейский. – Подожди. Во-первых, тебя никто не просил ее покупать. Я только хотела узнать, кто ее продал. Во-вторых…

– Я ее не покупал. Пришел на встречу, а там никого не было, поэтому я пошел домой съесть сандвич.

– Но копы нашли у тебя статуэтку?

– Да, в том злосчастном шкафу на самом видном месте, – сказал Стоуни.

Саманта пристально посмотрела на него. В голове у нее теснилось полдюжины заговоров.

– Это все подстроено.

– Не возмущайся, если это не ты…

– Конечно, не я.

Стоуни задышал немного ровнее.

– На самом деле я так не думаю, но сейчас я ужасно зол. Что ты думаешь о своем дружке? Я знаю, он меня очень не любит.

– Ох, да перестань же ты наконец! Сколько можно? При чем здесь Рик?

– Но если ты знаешь, кто это сделал, так расскажи.

– Думаю, это Дэниел Кунц. Он сделал так, чтобы тебя обвинили в краже. Тем самым он отвел подозрение от себя. А еще, возможно, это предупреждение мне, чтобы я отцепилась.

– Значит, я просто стал козлом отпущения? Замечательно! – Стоуни немного наклонился вперед. – В таком случае… помоги мне выбраться из этого поганого места, Сэм.

Саманта все это видела в его глазах. Он сбывал все, что бы они с Мартином ему ни приносили. Даже если давать только по одному году за каждую кражу, он получил бы больше сорока лет тюрьмы. Стоуни это знал и боялся.

– Я пытаюсь, – пробормотала она в ответ, – но они наложили на тебя арест на семьдесят два часа до предъявления обвинения.

– Я этого не вынесу, Сэм. Прошу тебя, сделай что-нибудь, дорогая.

Она могла бы это сделать. «Глок» находился у нее в автомобиле. Но это не помогло бы. Возможно, Дэниел даже надеялся на это. Если она бросится спасать Стоуни, подозрения копов подтвердятся.

– Стоуни, я что-нибудь придумаю, я тебе обещаю. Но сейчас, наверное, безопаснее тебе оставаться здесь.

– Чушь собачья!

– Здесь что-то замышляется, – сказала Саманта. – Но по крайней мере сейчас я знаю, что ты не получишь пулю в грудь.

Стоуни прищурил глаза.

– Черт подери, ты не должна бросать меня здесь. Надо было уехать в Венецию. Я говорил тебе! Но ты продолжала оставаться со своим красавчиком и заигрывать с сыщиком. Помоги мне, я…

– Ты просто должен верить мне, Стоуни. – Саманта встала. Еще секунда – и она расплачется или перепрыгнет через перегородку и стукнет его. – Извини.

– Сэм… – Стоуни тоже встал. К нему немедленно направился шериф.

– Я освобожу тебя, как только смогу, Стоуни. Но ты должен верить мне. Я люблю тебя.

Когда Саманта вернулась в безопасное место, под крышу «СЛР», она действительно расплакалась. Вот к чему привела ее убогая попытка встать на честный путь! Единственный человек, оставшийся от ее семьи, сейчас в тюрьме. И ему даже не спешат предъявлять обвинение. Это означает, что они все еще пытаются взвалить на него кучу других. Она не сомневалась, что к понедельнику один из них будет объявлен убийцей Чарлза Кунца.

Должно быть, это дело рук Дэниела. В открытую пытается соблазнять, за спиной создает угрозы. Но она не могла высказать ему в лицо свои подозрения, пока у нее нет доказательств. Чтобы их получить, она должна поговорить с кем-то, кто его хорошо знает.

«Патриция!» – смекнула Саманта и завела мотор.

Бывшая жена Рика. Бывшая жена Питера. Патриция Аддисон-Уоллис, похоже, обладала особым умением сходиться с порочными мужчинами. С двумя из них нужно было провести короткий разговор.

Рик оставался на аллее у Доннера, в «бентли», работающем на холостом ходу. Их конфликт с Самантой достиг критической точки. Он использовал все законные способы, все доступные каналы, в то время как она вела свое расследование своими собственными методами. Он не мог предугадать ее ощущения в данный момент, но достаточно хорошо знал свои. Это было осознание своей бесполезности, с чем он просто не мог смириться.

Саманта не так-то уж много ему рассказывала, но он был очень наблюдательным человеком. Уолтера поймали со статуэткой Джакометти. Той самой статуэткой, которая лежала на письменном столе Чарлза, когда Дэниел пытался так грубо заигрывать с Самантой. Если бы он сейчас встретился с Дэниелом, то с наслаждением выколотил бы из него все дерьмо. Но этим он мог бы испортить все дело Саманте и сорвать расследование Кастильо.

Ричард задумался. Он вдруг вспомнил свою неконструктивную, но очень интересную беседу с Лори Кунц. Он достал свой сотовый и снова позвонил Тому.

– Я так и знал, что ты все еще у меня на аллее. Ну, что еще?

– «Парадайз риелти», – сказал Рик. – Мне нужны все их бумаги.

– За каким чертом?

– И все, что ты сможешь достать о семье Кунца, – продолжал Ричард, игнорируя вопрос Тома. – О его завещаниях и доверительном управлении собственностью. Я хочу все это получить завтра, сразу после совещания с «Кингдомом».

– После этого тебе придется оплатить мое лечение, – сказал Том.

– Ты сможешь отправиться на Канкун. Я оплачу недельный отдых тебе вместе с Кейт и детьми.

– Договорились.

Ричард выключил телефон. Лори совершенно случайно подсказала еще одно направление, заслуживающее внимания. Патрицию и Дэниела, несомненно, связывали какие-то отношения. Во всяком случае, Патриция была его должницей.

В нарушение лучших своих традиций Саманта доверила парковку «СЛР» служащему «Брейкерса». В этот вечер у нее было слишком мало времени, чтобы привередничать. Она разыскала в вестибюле внутренний телефон и набрала номер дежурного.

– Добрый вечер, – ответил портье. – Кому я могу адресовать ваш вызов?

– Патриции Аддисон-Уоллис, пожалуйста.

– Одну минуту.

Патриция отозвалась после третьего звонка.

– Да? – послышался в трубке хриплый голос.

По-видимому, она не нашла ничего лучшего, чем в пятницу вечером рано лечь спать. Это означало только одно: Дэниел был в другом месте. Возможно, предпринимал что-то еще.

– Мисс Аддисон-Уоллис? – с протяжным прононсом произнесла Саманта. – Отель хотел бы презентовать вам дополнительную бутылочку шампанского.

– Ну спасибо, – сказала Патриция более живым голосом.

– Пожалуйста, – ответила Саманта. – У меня указана комната номер восемьсот шестнадцать. Мы пришлем…

– Я в четыреста первой, – прервала ее Патриция.

– Ах да! Извините. Ваше шампанское будет доставлено немедленно.

– Благодарю вас. – Саманта повесила трубку.

– Тупица! – пробормотала она и направилась в бар.

Прихватив бутылку шампанского, она поднялась на лифте на четвертый этаж. Патриция занимала номер люкс из нескольких комнат. «Странный выбор для человека, стесненного в средствах для жизни», – подумала Саманта. Но сейчас ей было недосуг вникать, чем руководствовалась «бывшая» в планировании своего бюджета. Саманта постучала в дверь, держа перед глазком бутылку.

– Вы могли бы по крайней мере поставить это на лед, – сказала Патриция, распахивая дверь. – Я ожидала большего от… Ах, это ты? Убирайся отсюда!

– Спасибо, – сказала Саманта, протискиваясь мимо Патриции, и закрыла за собой дверь швырнув бутылку в кресло. – Нам нужно поговорить.

– Я занята. Уходи!

Саманта заглянула через открытую дверь в спальню, с запозданием сообразив, что там мог быть и Дэниел. Может, по этой причине Патриция рано отправилась в постель? Но постель была расстелена только наполовину.

– Я вижу, что ты занята, – сказала Саманта, указывая на включенный телевизор. – Ты и Джей Лино.

Патриция плотнее завернулась в купальный халат с монограммой «Брейкерса».

– Так что ты хочешь?

57
{"b":"103","o":1}