ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я – Спартак! Возмездие неизбежно
Не благодари за любовь
Гребаная история
Как развить креативность за 7 дней
Презентация ящика Пандоры
Персональный демон
Издержки семейной жизни
Хлеб великанов
Девичник на Борнео

– Я хочу немного потолковать о Дэниеле.

– Что, Ричарда тебе недостаточно? Тебе нужно воровать у меня всех мужчин?

– Что?! – Саманта подняла бровь. – Во-первых, вы с Риком развелись года три назад. Во-вторых, если речь о Дэниеле, то это бред сивой кобылы.

– Ты его целовала. И не пытайся отрицать, потому что я сама видела.

Замечательно. Саманта вовсе не собиралась вести этот разговор, да у нее и времени для него не было.

– Если тебя интересуют технические подробности, то это он меня целовал. Поверь, мне он на дух не нужен. Он целиком твой. А теперь садись.

Патриция прошла к журнальному столику за сигаретой.

– Ты мне тут не приказывай! И нам не о чем разговаривать. Убирайся отсюда, пока я не вызвала охрану.

– Вызывай, а я у них спрошу, могут ли они проверить, где ты была этим вечером и в ту ночь, когда убили Чарлза Кунца.

– Что?! – Патриция изменилась в лице. Ее кожа цвета слоновой кости даже стала на тон светлее. – Я не… О нет, не надо. Ты не сделаешь это снова. Моя жизнь была разрушена… разрушена, после того как Питера отправили в тюрьму. Я до сих пор за это расплачиваюсь. Это не должно…

– Послушай, Патти. Питер пытался меня взорвать, а потом проломил мне череп. Ты натравливаешь на меня преступников, с которыми трахаешься, а они пытаются вредить мне и моим близким. Перестань это делать, и я исчезну из твоей жизни.

– Уходи прочь, Джеллико. Ты совсем спятила, если ты думаешь, что Дэниел пытается навредить Ричарду.

– Не Рику. Когда ты последний раз виделась с Дэниелом?

– Я не собираюсь отвечать ни на какие твои вопросы. Ты вторглась сюда незаконно. Я хочу, чтобы ты ушла.

– Меня не волнует, что ты хо…

Обе женщины вздрогнули, когда дверь задребезжала от сильного стука.

– Это еще что? – засопела Патриция, направляясь к двери. В комнату вошел Рик.

– Патриция, нам нужно поговорить, – резко сказал он. Потом заметил Саманту и остолбенел. – Что ты здесь делаешь?

В первое мгновение Саманта просто смотрела на него. Очевидно, они оба пришли к одному и тому же заключению. Вот и Рик решил не отсиживаться дома и не ждать, пока кто-то ему доложит. Он подумал, что для спасения Стоуни ей может потребоваться помощь, поэтому пришел сюда. Но в отличие от нее он мог потерять гораздо больше, позволив себе ввязаться в это грязное дело.

– Привет.

– Привет.

– Я позвонила Патриции подвидом горничной, чтобы выяснить номер комнаты, – пояснила Саманта. – А ты как ее нашел?

– Спросил у портье.

– Позер, – сказала Саманта.

– Меня здесь любят. – Когда Рик подошел к ней, его лицо немного смягчилось.

– Кто бы сомневался!

– Ты, вероятно, здесь, чтобы задать несколько вопросов по поводу Дэниела? – спросил Ричард, погладив ее по руке. – Есть что-нибудь интересное?

– Мы еще на стадии словесной перепалки. У тебя есть какие-то новости?

– Нет. Том над этим работает. – Ричард обратил внимание на свою бывшую жену. – Ну, Патриция, где же Дэниел?

– Что? – пробормотала Патриция, зажигая сигарету. – Я не понимаю, о чем ты говоришь. – Она ткнула зажженным кончиком сигареты в сторону Саманты. – В любом случае это паршивая лгунья!

– Речь идет не о Саманте, а о Дэниеле. Когда ты виделась с ним последний раз?

– Ричард…

– Сядь и отвечай на вопрос, Патриция. Не вынуждай меня прибегать к угрозам. Это недостойно.

Как ни отрадно было наблюдать, что Рик наконец-то ополчился на свою «бывшую», в этом были определенные минусы. Подвергаясь нападкам, она могла ощущать себя мученицей, которой выпал жребий страдать всю жизнь. Как только Патриция займет такую позицию, они ничего не добьются. «Бывшая», вероятно, предпочла бы пойти в тюрьму, чем признаться в новых проступках Рику, на котором она еще не поставила крест.

Саманта села рядом с Ричардом на диван.

– Рик, предоставь это мне, – шепнула она, пока Патриция заготавливала уничижительные замечания в ее адрес.

– Она моя бывшая жена, – возразил Ричард. – Меня это касается тоже.

– Я знаю, – сказала Саманта. – Но тебе она ни в чем не признается. Возможно, она признается мне.

Рик внимательно посмотрел на нее.

– Сэм, не надо меня отстранять.

Саманта не могла устоять и поцеловала его в щеку.

– Я тебя не отстраняю, но Патриция никогда не признается тебе, что она спит с Дэниелом. И ты это знаешь. Это чисто женский разговор.

В течение этой затянувшейся минуты Саманта думала, что Рик не уйдет, но он все же медленно выдул воздух сквозь зубы и встал.

– Пожалуй, разыщу Кастильо, – пробормотал он, сжимая ей пальцы. – И попробую выяснить, где Дэниел.

Саманта нахмурилась.

– Я не хочу, чтобы он знал, почему…

– Он не узнает, почему я о нем справляюсь. – Рик чмокнул Саманту в губы. – У нас в воскресенье соревнования в поло, и это не помешает проработать в деталях стратегию. Понимаешь? Я каждый день учусь у тебя разным уловкам, Сэм. – Он положил руки ей на плечи, задержавшись на минуту, и прошептал: – Береги себя. Это все, что я хочу сказать.

– Я буду осторожна, Рик, – сказала Саманта. Озабоченное выражение на его лице было слишком искренне, чтобы могло как-то вместиться в ее сознании. О Боже, кто бы мог предположить, что после той встречи, когда оба они едва не погибли при взрыве, все обернется вот так? Могла ли она подумать, что этот парень станет для нее таким… дорогим? – И еще я сожалею, что сбежала от тебя. Никогда бы не подумала.

– Сбегай, когда тебе захочется, – улыбнулся Ричард. – Только убедись, что вернешься назад. Живой и невредимой.

– Согласна.

Патриция сердито сверкала на них глазами, затаившись в углу кресла. Саманта закрыла за Риком дверь, потом повернулась к «бывшей»:

– Ладно, теперь вот что. Сегодня вечером был арестован мой друг. При нем был подлинник Джакометти.

– И что? Какое это имеет отношение к Дэниелу и ко мне?

– Это произведение искусства. Последний раз я видела эту вещь в Коронадо-Хаус. Дэниел показывал ее мне и спрашивал, сколько, по-моему, она может стоить.

– В таком случае… твоему другу не следовало ее красть! – Саманта стиснула зубы.

– Эта кража была сфабрикована. Но теперь, кто бы это ни подстроил, он упустил возможность заработать на этом около миллиона долларов.

– Милли…

– Я подумала, что это может тебя заинтересовать. Поэтому и спрашиваю тебя. Дэниел когда-нибудь говорил, что хочет избавиться от этой статуэтки?

– Мы никогда не говорили об искусстве или деньгах.

– Совсем не говорили о деньгах? А он знает, что ты собираешься переехать в Палм-Бич?

– В этом мне помогает Ричард, – чопорно сказала Патриция.

– Ладно. Тогда подумай: с чего бы человеку, которому могут понадобиться деньги, намеренно упускать шанс получить их в очень большом количестве?

– Почему бы тебе просто не убраться отсюда?

– Я сейчас объясню тебе почему, – медленно проговорила Саманта, обдумывая тем временем свою мысль. – Потому что он хочет воспользоваться этим случаем и получить еще больше.

– Что?!

Мысль казалась вполне здравой. Хотя копы ничего не сказали о рубинах из коллекции Гугенталя, Саманта была готова держать пари, что один из них был обнаружен вместе со статуэткой Джакометти. Дэниел одним выстрелом убивал двух зайцев: отводил от себя подозрения в убийстве с ограблением и перекладывал вину на кого-то еще. А так как остальные рубины, несомненно, находились в его руках, он мог свободно продавать их где угодно, пока власти ведут судебное преследование Стоуни. Насколько она разбиралась в своем деле, стоимость рубинов составляла около трех миллионов. И все эти деньги, не декларируемые и не облагаемые налогом, он мог тратить на отдых и развлечения. Плюс к этому свободное и прозрачное получение наследства.

Саманта старалась как можно доходчивее объяснить это Патриции, терпеливо снося в течение часа ее выпады и оскорбления, поката наконец-то все поняла.

– Ты утверждаешь, что Дэниел убил собственного отца? – уточнила Патриция, выкуривая третью сигарету.

58
{"b":"103","o":1}