1
2
3
...
62
63
64
...
75

У него защемило сердце от беспокойства и праведного гнева. Это был уже не тот разговор, чтобы продолжать его, валяясь здесь без штанов. Он поднялся и рывком натянул брюки.

– Я почти уверена, что убийца – Дэниел, а она просто ищет способ спасти себя от позора.

Ричард знал, что Саманта умеет убеждать, если захочет, но предпочел воздержаться от преждевременных суждений. Он спешил, прежде чем не просмотрит финансовые отчеты Лори, а пока не собирался рассказывать о документах Кунца. Он очень хотел выиграть пари.

– А как и когда ты узнаешь, что она захочет прибегнуть к твоей помощи?

– В моей записке указано, что ей отпущено всего двадцать четыре часа. Она предупреждена, что по истечении этого срока я сообщаю о своих подозрениях страховой компании. Я уверена, они назначат вознаграждение за то, что им будут сохранены какие-то деньги.

– Она знает, что вы с Уолтером друзья?

– Вероятно, знает, что мы работаем в одном офисе.

– Если это действительно содеяла она, ей не захочется, чтобы ты распространялась об этом.

– Я отдаю себе отчет, с чем могу столкнуться, – сказала Саманта.

Несколько долгих секунд прошли в молчании. Ричард медленно притянул к себе ее теплое тело, обернутое махровой тканью.

– Я ценю, что ты все это мне рассказала, несмотря на пари.

– Тебе нужно это знать. Я не хочу, чтобы ты оказался в огнеопасной ситуации, тем более что ты все еще собираешься заниматься с Лори Кунц квартирным вопросом.

– Разве я должен бросить это? Тогда мы рискуем вызвать у нее подозрения. – Ричард знал, что не успокоится, пока не выяснит, действительно ли она причастна к убийству.

Саманта повернулась к Рику, посмотрев на него серьезно:

– А ты не хочешь позвонить Кастильо и дать ему знать, что происходит?

– Ты же не любишь делать заявления без доказательств, а тем более ставить себя в положение главного свидетеля, – улыбнулся Ричард.

– Да, но разве это не заставляет меня нервничать? – возразила Саманта.

– Не настольно сильно, как обычно, если ты еще способна шутить по этому поводу. – Ричард нагнул ее голову и поцеловал. – Крепись, потому что я собираюсь сказать тебе кое-что снова.

– Рик…

– Я люблю тебя, Саманта Джеллико, – сказал он.

Она демонстративно попыталась высвободиться от него, что было вполне ожидаемо. Рик позволил ей это сделать, осознав – очевидно, впервые, – что это похоже на шоу. Для нее это становилось уже привычным. Саманта даже не волновалась так сильно, как раньше, а это означало, что она больше не связывает их сближение как ловушку, ограничивающую ее свободу.

Его размышления прервал внутренний телефон. Как хорошо, что он не зазвонил несколькими минутами раньше. Ричард подошел к аппарату и нажал клавишу.

– Да?

– Сэр, – сказал дворецкий, – я здесь, у парадных ворот. Детектив Фрэнк Кастильо говорит, что ему назначена встреча с мисс Сэм.

– Впусти его, Рейнальдо, – попросила Саманта, высовываясь из-за плеча Рика. – Мы встретим его в библиотеке.

– У тебя с ним встреча? – удивился Рик.

Саманта наградила его своей обворожительной улыбкой.

– Я ему позвонила и попросила зайти. У меня было желание выиграть пари любым способом, да и Уолтер тоже… Но с этим скоропалительным сексом я совсем забыла.

– Очень мило! – Ричард подошел к ней, схватил ее за полы халата и распахнул их в стороны. – Тебе, наверное, не мешало бы надеть что-нибудь, чтобы я снова не отшиб тебе память.

– Тебе бы это тоже не помешало. – Саманта провела рукой по его голой груди. – А то сейчас ты похож на одного из тех романтичных манекенщиков с журнальных обложек, такой вот – босоногий, с расстегнутым ремнем и без рубашки.

– Надеюсь, это не Фабио? Тот, на кого я похож…

– Нет, это один из благородных британцев. – Саманта поцеловала его в подбородок и поскакала к шкафу. – Ой, точно! Ты один из них.

– Шельма.

– Я был несколько удивлен, что ты мне не звонишь. Как ты утерпела до сегодняшнего дня? – Фрэнк Кастильо уселся за просторный рабочий стол в библиотеке, принимая от Рейнальдо чай со льдом.

– Итак, ты знаешь, что мы с Уолтером Барстоуном друзья? – Фрэнк издал короткий смешок.

– Дайте мне передохнуть. Том Доннер названивает всем, у кого только есть телефон, пытаясь добыть информацию. Доннер – это значит, что Аддисон. И это же значит, что Джеллико. Нетрудно сообразить! Для этого не нужно носить мою блестящую полицейскую кокарду.

– Стоуни – мой давний друг. Он помогает мне организовать охранный бизнес, – солгала Саманта. Будь у них с Риком немного больше времени, можно было бы лучше проработать этот вопрос. Жаль! Однако она не хотела отказываться от скоропалительного секса тоже.

Фрэнк сделал глоток ледяного чая.

– Послушай, Сэм, я же не идиот! Я расследую убийство и совсем не ожидаю от тебя торжественного заявления. Не путай со свидетельским показанием или доказательством. Не лги мне в лицо. Уолтер Барстоун и раньше находился под надзором. И пусть он даже такой ушлый, как ты, мы можем совершенно законно возбудить против него дело и без этого нового эпизода.

У нее екнуло сердце.

– Ты это серьезно? – с трудом проговорила она, кое-как справившись с дрожью в голосе. – Ты хочешь возбудить против него дело? Независимо оттого, чем обернется расследование смерти Кунца?

– Я еще не знаю, – сказал Кастильо. – Я расследую убийство, понимаешь? – Он потупил взгляд на мгновение, помешивая соломинкой свой чай. – Ладно, там будет видно.

– Спасибо, Фрэнк.

– И для этого ты меня вызывала? Мы могли бы об этом поговорить и по телефону.

– Я хочу знать, кто тебе сообщил, будто Стоуни украл ту вещь Кунца?

– Это было анонимное сообщение. Мы постоянно их получаем, но обычно от них нет пользы. – Промокая салфеткой свои усы, Кастильо бросил на Саманту любопытный взгляд. – Я был чрезвычайно удивлен, когда понял, кого мы арестовали. Ты, конечно, проявила огромное беспокойство по поводу смерти Кунца, но тогда подтверждение, что этот твой друг сбывает краденую вещь…

– Стоуни не делал ничего такого, – прервала сыщика Саманта. – Его подставили.

– Ты можешь это доказать?

– Пока нет. Во всяком случае, не до судебного разбирательства.

– Сэм, я не судья. – Саманта вздохнула.

– Ладно, я тебе доверяю. Не третируй меня, а не то все обернется так, что никому не посчастливится.

– Это я оставляю без внимания. Просто расскажи, что тебе известно.

Сидя рядом с ней, Рик вдруг заерзал. Впервые. Это было забавно. Именно он, а не кто другой на сей раз выражал сомнение по поводу доверия копам.

– Я все же думаю, что здесь нужен Доннер.

– Он будет через двадцать минут, – сказала Саманта, сжимая под столом его колено. – Не беспокойся, я могу оказаться быстрее, чем Фрэнк.

– Будем надеяться, нам не потребуется выяснять, так ли это, – заметил сыщик, вынимая из кармана пиджака неизменный блокнот. – Ну, рассказывай.

– Ты обнаружил у Стоуни статуэтку Джакометти, правильно?

– Чью статуэтку?

– Джакометти. Альберто Джакометти. Поверь мне, он известный мастер.

– Хорошо, – подтвердил Кастильо.

Она могла бы ему рассказать, что Стоуни никогда не прятал ворованное в своем шкафу, стоящем на видном месте, имея тайник на чердаке, но это было излишне.

– Статуэтка не была похищена в ночь ограбления и убийства Чарлза Кунца. Я знаю, что она находилась в его доме по крайней мере до поминок. Дэниел приводил меня в кабинет отца и спрашивал, не знаю ли я, что это за вещь и сколько она может стоить.

– И что ты сказала ему?

– Я сказала, что стоимость полноразмерной скульптуры Джакометти превышает три миллиона.

Сыщик откинулся на спинку кресла.

– Я не уверен, что тебе нужно мне это рассказывать, Сэм. Ты говоришь, что видела статуэтку в доме Кунцев, а через день арестовывают твоего приятеля и находят у него эту вещь. Согласись, это выглядит подозрительно.

– Но при Стоуни ведь были еще и рубины Гугенталя, не так ли? – спросила Саманта.

63
{"b":"103","o":1}