ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последняя из рода Теней
Дыхание снега и пепла. Книга 1. Накануне войны
Мифы о нашем теле. Научный подход к примитивным вопросам
Мальчик, который переплыл океан в кресле
Леонхард фон Линдендорф. Барон
Наследник для императора
Calendar Girl. Долго и счастливо!
Команда троллей
Сидней Рейли. Подлинная история «короля шпионов»

Саманта схватила его за руку и потянула в папоротники.

– Впечатляет! – весело сказала она. – Неплохо для первой попытки.

– Да уж, – прошептал Ричард, сдерживая желание потереть ушибленное место.

– Нет, я серьезно. – Саманта пригнулась к земле и чмокнула его в щеку. – Это был нелегкий подъем.

– Ты упала на задницу?

– Нет, – сказала Саманта. – Но у меня было гораздо больше прыжков, чем у тебя. Ты же ничего себе не сломал, и тебя не поймали. Это чего-то стоит.

– Прекрасно. – Ее слова не очень-то льстили самолюбию, но когда Ричард оглянулся на десятифутовую стену с трехфутовыми зубцами, он решил, что ему нечего стыдиться.

– Ладно. Видишь ту трансформаторную будку? – Саманта показала рукой в перчатке на освещенную будку. – Я пойду первая, а потом ты. Встанешь за будку и будешь смотреть назад, на стену. Дождись, пока камера начнет поворачиваться в другую сторону, и беги прямо к дымовой трубе. Только беги! Я это не зря говорю.

– Как скажешь, я готов.

Ричард прикинул дистанцию, которую ему предстояло пробежать от трансформаторной будки до дома. Расстояние составляло футов пятьдесят. Совершить этот кросс на открытом пространстве, да еще поросшем травой и цветами, оставаясь при этом незамеченным, на первый взгляд представлялось слишком сложной задачей. Но когда он взглянул на все это глазами Саманты, то понял ее выбор. Это был самый короткий и безопасный путь. Он не просматривался из окон, к тому же обращенную к северу камеру загораживало разросшееся можжевеловое дерево.

Саманта двинулась между цветниками. Тот, кто сейчас дежурил у монитора, должен был чрезвычайно пристально следить за экраном, чтобы видеть, как она, пригнувшись, пробирается к будке, поскольку камера работала только в двух измерениях. Ричард был выше Саманты и понимал, что его заметить легче, но он не собирался отсиживаться здесь.

И как бы ни было ненавистно в том признаваться, но он «почувствовал вкус». Это действительно возбуждало. И вызывало такое же привыкание, как наркотик. Неудивительно, что ей стоило такого труда отказаться от этого.

Сделав еле уловимый толчок, она распрямилась и стартовала к дому. Нет, она не шутила по поводу того, как важна в этом деле скорость. Сам того не сознавая, Ричард на время даже перестал дышать. Он с облегчением вздохнул, когда Саманта добежала до небольшой ниши возле дымовой трубы. Очевидно, она уже проникла бы в дом, (если бы он не настоял, что будет ее сопровождать.

Ричард подождал ее сигнала и стал прокрадываться к трансформаторной будке. Черт побери, ему следовало убедить Саманту не делать этого, а не поощрять ее. Стоя на карачках, он осторожно взглянул в сторону, проследив за движением камеры. Как только опасность миновала, он помчался к дому, радуясь, что до сих пор еще пользуется своим гимнастическим залом в Солано-Дорадо.

Проскользнув между кустами, Ричард прижался к стене рядом с Самантой.

– Ну и как я? – спросил он.

– Как олимпиец, – ответила Саманта. У нее была поцарапана одна щека, по-видимому, о колючий кустарник. – Согласно чертежам, мы где-то на уровне общей гостиной. На четыре окна в сторону находится ванная комната. Туда-то мы и направимся.

Ричард считал это решение разумным. Небольшая темная комната находилась в центральной части здания. Слуги, вероятно, ею не пользовались. Он не стал спрашивать Саманту, как она собирается открыть окно. Чем дольше она будет объяснять, тем больше риск, что их застигнут врасплох.

Они продвинулись вдоль стены к четвертому окну. Ричард подсадил Саманту на карниз. Через несколько секунд раздался небольшой хлопок. К его ногам посыпались осколки стекла. Саманта отодвинула вверх раму и пролезла внутрь. Через секунду она выглянула обратно.

– Подожди, пока я принесу полотенце, – прошептала она. – Не хочу, чтобы повсюду оставалась кровь Рика Аддисона.

– Я довольно толстокожий, – прошептал он в ответ. Потом подпрыгнул и пролез через окно, не дожидаясь ее. – Кто-нибудь может заметить, что стекло разбито, – сказал Ричард, когда она опустила за ними раму.

– На обратном пути я заткну дыру ветками.

Только теперь Ричард начинал понимать, что ему чисто случайно удалось поймать ее в библиотеке в Роли-Хаусе три недели назад. И в Солано-Дорадо три месяца назад. Она двигалась, словно тень, перелетая с места на место в мгновение ока.

– И где у него может быть спрятано оружие?

– Там, куда можно заглядывать и напоминать себе, что ты выпустил пулю в своего отца. – Саманта направилась к ванной комнате и распахнула дверь. – Где-нибудь достаточно близко, чтобы копы могли почти это найти. Почти, но не совсем. Он ведь тоже получает кайф от адреналина.

«Тоже, как она».

Что же касалось системы безопасности, Саманта оказалась права. Это стало ясно, как только они вошли в дом. Детекторы движения были отключены для удобства слуг. Ричард не заметил, чтобы в коридорах патрулировал кто-то из охранников. Только вдалеке, в той стороне, где находилась кухня, слышалась мелодия сальсы – единственное подтверждение, что в доме вообще кто-то есть.

Ричард замедлил шаг перед кабинетом Чарлза, но Саманта проследовала дальше, к черной лестнице, поднялась на второй этаж, заглянула в двери спален. Ричард направился в конец коридора. За третьей дверью он вдруг заметил полку с трофеями яхт-клуба.

– Саманта…

Она подошла к двери, затем вошла в комнату и закрыла за ними дверь.

– Ну, здесь ты в своей стихии. Проверь стенной шкаф, а я займусь письменным столом и шифоньером.

Ричард был рад, что захватил с собой перчатки. Возможно, у Дэниела был собственный кабинет, но нужно было согласиться с Самантой, что разумнее всего начать со спальни. Может, Дэниел и ловил кайф от адреналина, но ему, должно быть, хотелось жить в такой обстановке, где он чувствовал бы себя достаточно комфортно, чтобы придумать, где спрятать оружие. Ричард включил свет и начал копаться в вещах.

– У Дэниела навалом рубашек «поло».

– Не коротковато будет? – Саманта наградила его быстрой улыбкой и выдвинула нижний ящик письменного стола.

– Как ты можешь… – Ричард внезапно понял, что она имеет в виду. Глубина письменного стола была около двадцати четырех дюймов, а ящик выглядел на шесть дюймов короче. – Ты можешь вынуть его совсем?

Присев на корточки, Саманта выдвинула ящик до конца, сняла с полозков, а потом нагнулась и заглянула в паз.

– Ба! – Она вытащила небольшой металлический ящичек и поставила его на гладкую поверхность красного дерева.

Ричард подошел ближе и отщелкнул крышку. Пистолет 45-го калибра был свободно завернут в тряпочку. Вокруг него были напиханы какие-то пакетики, должно быть, с кокаином.

– Так или иначе, в этой коробке соединились обе пагубные привычки.

Саманта уставилась на содержимое ящичка неподвижным взглядом.

– Боже мой! – прошептала она наконец. – Он убил собственного отца. – Она встряхнулась. – Но нам нужна уверенность, что он не выстрелит в одного из нас из этой штуки.

– Мы не можем ее трогать, чтобы не навредить проведению следственных действий полицией.

Саманта вытащила зажигалку, заткнутую в углу ящичка.

– Мерзкий Дэниел! Забавляется наркотиком в доме отца. – Она кинула Рику зажигалку и закрыла ящичек.

Ричард поймал зажигалку, наблюдая, как Саманта отматывает медный провод у себя на запястье. Она выпрямила последние несколько дюймов и жестом показала на зажигалку. Рик щелкнул зажигалкой, а Саманта подставила к пламени проволоку, пока та не раскалилась докрасна. Потом сунула проволоку в замочную скважину ящичка и прокрутила внутри, пока металл не хрустнул. Они с Ричардом повторили процедуру несколько раз, потом проделали то же с петлями. Кусочки затвердевшей проволоки намертво запаяли замок и обе петли, так что теперь, чтобы вскрыть ящичек, потребовалась бы электропила по металлу.

– Очень хорошо, Магуайр. Думаешь, получится? – спросил Ричард.

– Спасибо. В значительной мере это наитие, но я надеюсь. Дадим еще минуту на остывание и положим обратно. И надо убираться к черту отсюда.

68
{"b":"103","o":1}