ЛитМир - Электронная Библиотека

Четверг, 16:47

Саманта покопалась в замке и юркнула внутрь небольшого неприметного дома на окраине Палм-Бич. За кухонным столом, облицованным пластиком «формика», сидел темнокожий мужчина с большой блестящей лысиной и лениво клевал салат. На отдельной тарелке лежал гамбургер, упакованный в желтую бумажную обертку.

– Ты как раз вовремя, родная, – сказал Стоуни, широко улыбнувшись. – Твой чизбургер с увеличенной порцией помидоров и лука, пожалуй, остыл.

– Я хотела сделать тебе сюрприз, – ответила Саманта, подлетая к нему и целуя его в щеку. Она швырнула в угол свой рюкзак и плюхнулась в свободное кресло. – Как ты узнал, что я буду здесь к обеду?

– Проверь автоответчик. – Стоуни локтем показал на прилавок буфета.

Саманта притворно вздохнула. На самом деле она испытывала облегчение, что Рик не оставил преследования, но старалась не подавать вида.

– Сколько сообщений он оставил?

– Три. Первый раз я ответил, но потом опомнился. Похоже, он сердится на тебя, дорогуша.

– Ну, это взаимно, – сказала Саманта. На самом деле она очень хотела, чтобы он извинился за свое занудство и предоставил ей заниматься своим новым проектом. Как бы ей хотелось, чтобы он поклялся на Библии и больше не вмешивался.

– Так у тебя с ним все кончено? – спросил Стоуни. Ему этого хотелось бы. Он вообще не одобрял ее отношений с подобными парнями, занимающими самое высокое положение в этом мире. И в данном вопросе был еще непримиримее, нежели Ричард к ее дружбе с ее «передислоцировавшимся профессионалом», наставником и опорой.

– А я знаю?! – ответила Саманта, вдруг подумав, что она может больше не увидеть Аддисона. Она медленно выдохнула воздух, стараясь не замечать стеснения в груди, развернула гамбургер и запустила руку в бумагу. – Черт! Он мешался у меня на дороге. И еще мне не хватало тебя, Стоуни.

– Мне тоже тебя не хватало. – Стоуни долго смотрел на нее поверх вилки с салатом и полосками сыра, политыми обезжиренным итальянским соусом. – Ты уверена, что хочешь ступить на честный путь? А то я получил от Криса чертовски завидное предложение. Миллион за одну ночь работы в Вен…

– Замолчи, – прервала его Саманта. – Не соблазняй меня.

– Но…

– Стоуни, во время моего последнего дела погибли три человека. Я полагаю, три смерти – это знаковый случай.

– Ни в одном из них нет твоей вины. Если бы тебя не было там, все бы закончилось еще хуже. И Аддисон тоже был бы трупом.

– Возможно. – Саманту это по-прежнему волновало. – Но я все меньше чувствую себя Кэри Грантом в «Поймать вора» и все больше Брюсом Уиллисом в «Крепком орешке». – Она пожала плечами. Когда тебе приходится наблюдать, как тело разваливается на части, это не так забавно.

– И?.. – подгонял ее Стоуни. – У тебя была уйма других дел, когда никто не повредил даже ногтя. Впрочем, ради миллиона можно много дерьма стерпеть. Это за похищение Микеланджело. «Троица» называется.

– Ну тебя к черту, Стоуни! Я же просила, не рассказывай мне. – Микеланджело. Проклятие! Ей нравился Микеланджело! – Я не возьмусь за это дело, ведь я вышла в отставку.

– Угу. Это потому, что так говорит он?

– Все мужчины, что ли, глухие? Ты что, не слушал меня?

– Слушал. И к тому же слышу очень хорошо.

– Прекрасно! Тогда слушай: я же сказала «нет»!

– Ладно, ладно. Но я не выбрасываю мой «ролодекс». (Торговая марка картотечных ящиков.) – Стоуни прожевал еще одну порцию салата. – Просто на всякий случай.

– Это, вероятно, хорошая мысль, – согласилась Саманта. – Так вот почему ты до сих пор живешь в этом убогом доме? Тоже на всякий случай?

Стоуни хихикнул:

– Говорить об отставке и считать себя в отставке большие разницы. Что же касается моей скромной роли, я уже давно не высовываюсь. Так что у меня нет уверенности, способен ли я еще на что-то. Ты не представляешь, сколько потов с меня сошло, когда я узнал, что ты дала этому проклятому Аддисону мой телефон.

– И адрес тоже, – сказала Саманта, состроив рожицу.

– Что?

– Аддисон иногда бывает занудлив, но я хотела, чтобы он мог связаться с тобой, если со мной что-то случится. Помнишь, первые две недели в Англии я провела в больнице с контузией?

Стоуни наградил Саманту презрительным взглядом.

– Мне кажется, у тебя до сих пор контузия.

Пришло время сменить тему. Саманта кашлянула.

– Когда я могу посмотреть офис?

– Как только мне пришла разумная мысль, что ты скоро прибудешь, – начал Стоуни, снова взглядывая на телефон, – я сразу же договорился об экскурсии… эдак на полчаса. Это на Уэрт-авеню, там же, где Доннер. Как раз напротив офиса этого парня.

– В самом деле? – улыбнулась Саманта. – Я могу снять офис через улицу от Тома Доннера? Ему это сильно не понравится.

Ей было не важно, это самый близкий друг Рика или нет, но она и не предполагала, что когда-нибудь может встречаться лицом к лицу с адвокатом. Особенно таким активным бойскаутом, как он был в прошлом. Впрочем, заставить Доннера понервничать, наверное, было бы забавно.

– Думаю, это главное, что ты от меня хотела, – сказал Стоуни. – Найти что-то шикарное.

– Только шикарные люди смогут позволить себе обращаться за моими услугами. За нашими услугами.

– Все верно. – Стоуни сдвинул брови. – Это твое дело, родная. Я помогу тебе с бумагами.

– Твой энтузиазм не очень-то заметен.

– Да, потому что в этом деле ты меня вроде как задвигаешь. Тебе так не кажется?

– Нет. Но я не могу работать в связке с тобой, если ты все еще занимаешься посредничеством. А работать с тобой я хочу.

Стоуни отложил свою вилку и взял в свою большую ладонь пальцы Саманты.

– Ты – мое дитя, малыш. Я тебя знаю с пяти лет. Я присматривал за тобой, когда твой папа уходил на дело. И я надеюсь, ты действительно хорошенько подумаешь, что все это будет значить.

– Это значит, что я буду вести честную жизнь. И мне не придется озираться через плечо, не обнаружит ли меня Интерпол.

– Не только. Но есть еще и вопрос публичности. Приготовься к размещению объявлений с адресом фирмы. А это означает, что каждый коп в любом уголке мира будет знать, где тебя искать. И то же самое сможет сделать каждый, с кем или на кого ты когда-либо работала. И всем им не будет покоя оттого, что Сэм Джеллико благополучнее их. А если ей перейти дорогу, она может и настучать на них властям.

Саманта задумалась. Все это вызывало у нее огромное беспокойство, но она уже приняла решение и не собиралась отступаться. Она не допустит, чтобы все эти высококлассные домушники, скупщики, ретивые копы или придурки-папарацци определяли ее жизнь.

– Мне нравится напряг. Помнишь?

– Помню. И еще я помню, что ты контуженая.

– Угу. Спасибо, что ты остаешься со мной, Стоуни.

– И так же останусь с тобой, если ты решишь провести уикэнд в Венеции, чтобы выкрасть Микеланджело.

«Черт побери! Это так заманчиво!»

– Слушай, если бы я была алкоголичка, ты предложил бы мне пиво?

– А то пиво стоит миллион баксов?

– Выкинь из головы свою затею, садист.

Сразу после трапезы Стоуни повез ее на Уэрт-авеню. Саманта не преминула отметить, что в его красном пикапе «шеви-93» (Сокращенное от «шевроле») нет мелких аксессуаров и тюнера, но она оставила свои наблюдения при себе. В конце концов, у нее был ярко-синий «Бентли-Континенталь-ГТ», всего в каких-то двух милях отсюда. В огромном поместье Рика, в его гараже размером со стадион. Стоуни об этом не знал. Саманта ясно себе представляла, что он может сказать о таком подарке. Ее бывший опекун и раньше считал, что она ведет опасную игру. Ха!

Здание Доннера, точнее – целый блок, занимаемый штаб-квартирой адвокатской фирмы «Доннер, Роудс и Крисченсон», было сплошь из стекла, сверкающего в отраженном свете. Главное управление, отделение уголовно-правовой защиты, а также персонал вместе с корпоративной собственностью – все это сверхрационально было размещено в одном ультрадорогом комплексе. Менее приметное здание находилось через дорогу. Оно было ниже на два этажа, но в остальном повторяло те же контуры, с тем же блеском стекла и хрома, что и «сосед» напротив.

7
{"b":"103","o":1}