ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда судебный пристав произнес номер дела, из-за низкого барьера вышел казенный адвокат. Стоуни взглянул сначала на защитника, потом повернулся кругом и посмотрел на Саманту. Он явно хотел узнать, что за чертовщина здесь происходит.

– Прости, – беззвучно проговорила Саманта одними губами. Что-то более существенное она сказать не могла, не дождавшись матча в поло и не зная, чем закончится это соревнование.

Рик держал ее за руку, их пальцы сплелись друг с другом. Она никогда не нуждалась нив чьей поддержке и привыкла самостоятельно принимать решения, готовая к любым последствиям. Но сейчас она чувствовала, что не сможет стоять на своих собственных ногах. Вероятно, такое с ней происходило впервые.

Прокурор зачитал перечень обвинений. Саманта поморщилась. Ограбление, хранение краденого имущества, взлом с проникновением, а может, и обвинение в убийстве.

– О Боже! – прошептала она.

– Ты знала, что так и будет, – с беспристрастным спокойствием заметил Рик. – Не надо волноваться.

Затем назначенный адвокат сказал, что Уолтер Барстоун свою вину не признает и слово в слово повторил то же, что и Билл Роудс. Он сказал, что Стоуни постоянно проживает в Палм-Бич и что последние двадцать лет не имел судимостей и замечаний.

После короткой паузы, когда прокурор опроверг оба пункта защиты, судья отклонил ходатайство адвоката об освобождении Стоуни под залог и вынес решение оставить его под стражей. Напоследок Стоуни оглянулся через плечо, раздраженно посмотрел на Саманту и исчез в недрах дворца правосудия.

Саманта немного успокоилась. Во всяком случае, Стоуни видел, что она его не покинула. Что же касается последующего… если у нее ничего не получится с Кунцами, это будет ее вина.

– Я как выжатый лимон.

– Да, но ты свою часть выполнила. Теперь очередь за Лори.

– И лучше бы она довела это до конца. – Саманта резко встала. Ей вдруг захотелось выйти вон из этого массивного мрачного здания. – Едем завтракать. И потом будем разговаривать с Кастильо.

Они разыскали автомобиль. Саманта позволила Рику выбирать место для завтрака. К ее удивлению, он привез ее к «Джону Г.» на Саут-Оушн-бульвар.

– Ты меня дразнишь?

– Почему? Разве я не могу знать хороших мест для завтрака?

– Ты раньше здесь обедал? – спросила Саманта.

– Несколько раз.

– И я здесь обедала. Их гренки просто потрясающи.

Официантка посадила их у окна и оставила просматривать меню. Похоже, Рика забавляло удивление Саманты. Он, очевидно, ничего не мог понять.

– А что, если мы обедали здесь в одно и то же время? – предположила Саманта.

– Мы никогда не были здесь вместе. Ты ела рогалик с начинкой?

– Да. А почему ты решил, что мы никогда не были здесь вместе?

– Потому что я бы тебя заметил, – улыбнулся Рик и поднял глаза на официантку, которая принесла кофе. – Спасибо. И диетическую колу для леди, если можно.

– О, ты еще и галантен! – отметила Саманта, а про себя подумала: «Черт подери, даже такой ужасный день не кажется таким уж мрачным». В какой-то момент Саманта вновь невольно задумалась, как Патрицию угораздило подложить ему такую свинью.

– Что такое? – спросил Рик, заметив, что Саманта изумленно смотрит не него.

Она заставила себя встряхнуться.

– Так просвети меня, как обычно проходят состязания в поло, объясни мне разметку поля. Мне хочется знать, где я сегодня буду прогуливаться.

– Ну, это благотворительное мероприятие, которое проводится раз в неделю. И мы будем соревноваться не на стадионе, а в поле. Там установят зонтики, тент со столиками, где можно будет что-то выпить и перекусить.

– Репортеры? – спросила Саманта.

– Тьма-тьмущая! Иногда там появляется Трамп, а также горстка других знаменитостей. Большинство из них как раз уже здесь.

В голову ей неожиданно пришла другая мысль:

– В клубе «Эверглейдс» ты ожидал, что там будет кто-то из твоих прежних подружек. Да и Патти мне об этом рассказывала. Так сколько их будет на сей раз, тех актрис и моделей, кем остался устлан твой кильватер?

– Возможно, несколько, – сказал Рик, у которого судорогой свело челюсть. – Они не смогут устоять, чтобы не увидеть меня в моей амуниции «поло». А как много прежних подружек нужно иметь, чтобы к этому было применимо слово «устлан»?

– Ровно столько, сколько ты имеешь, – ответила Саманта. Она видела его с ними на фотографиях, в Интернете, в газетенках и даже в более уважаемых журналах. Одних только тех, о ком она знала, возможно, набиралось полдюжины. Но при расширении зоны поиска это число, по-видимому, было бы намного больше.

– Не волнуйся, любовь моя, – сказал Ричард. – Я не буду обращать внимания ни на кого, кроме тебя.

– Хорошо. И не забывай об этом.

– Значит, вы составили все эти планы и ничего мне не сказали? – Фрэнк расхаживал взад-вперед в маленьком служебном кабинете и сердито сверкал глазами.

По мнению Ричарда, полицейскому следовало быть чуточку терпимее. Во всяком случае, для Саманты это было далеко не самое любимое место в мире, но она пришла в эту комнату добровольно.

– Ты знал генеральный план, – резко сказала она, – а сейчас мы просто сообщаем тебе детали.

– Ты могла бы мне их сообщить, прежде чем переключаться на детей Кунца. Можно было же сказать об этом вчера?

– Вчера мы доделывали остальное, – возразила Саманта.

– Иначе она вприпрыжку побежала бы тебе рассказывать, – заметил Ричард, умалчивая, что под «остальным» подразумевалась ее идея вторжения в дом Кунцев. – Но важно то, что мы сейчас здесь. И что дальше?

– Перехват разговоров.

Это звучало немного устрашающе.

– Я не очень-то сведущ в американском уголовном праве, но разве для этого не требуется постановление суда, гарантийное письмо или какое-то подтверждение полномочий?

– Отнюдь. – Фрэнк полез в карман пиджака и достал сложенный листок. – Все, что вам понадобится, это разрешение начальника вашего полицейского округа. Как ты заметил, я ведь знал генеральный план, поэтому предвидел, что здесь придется задействовать что-то подобное.

– Сейчас взглянем, – вмешалась Саманта, беря от него бумагу и прочитывая текст. – Все верно, но есть одна проблема.

– И что же это? – спросил Фрэнк, прислоняясь к одностороннему зеркалу.

– В твоей заявке никак не оговаривается, в какой мере я буду содействовать твоему расследованию и как отделение полиции защитит меня от обвинений. Они могут возникнуть по ходу моих заявлений, когда мне потребуется припереть кое-кого к стене. – Саманта отпустила листок, и он проплыл в воздухе, падая на стол.

– Я думал сделать такой запрос. Но ты хоть и выручила меня однажды, здесь у тебя нет реального авторитета. Особенно сейчас, когда твой партнер уже сидит в тюрьме по тому же самому делу.

Ричард посмотрел на Саманту и вдруг встревожился. Если дело дойдет до крайности, неужели она предпочтет расстаться со своей свободой ради свободы Уолтера? Она винила себя в его аресте и не далее чем час назад буквально казнила себя за то, что его не выпустили под залог. Нет, она не должна из-за этого идти в тюрьму! Он не допустит, чтобы она попала в тюрьму ни за что.

Поджав губы, Саманта долго глядела на листок.

– Хорошо, – сказала она, подумав. – Тогда мне понадобится что-то такое, что я смогу попеременно включать и выключать.

Кастильо покачал головой.

– Это предполагает ношение магнитного записывающего устройства. У меня не будет возможности поддерживать «живую» связь. Я, к сожалению, не буду знать, когда мне вступать в игру и производить арест. И я не смогу узнать, когда у тебя появятся доказательства, которые мне необходимы для возбуждения дела. К тому же какой-нибудь защитник может потом сказать, что мы подтасовали доказательства. И он будет прав.

– Тогда я не могу носить «жучок».

– Сэм, это делается не для того, чтобы вызволить твоего приятеля из беды. Это предназначено для поимки воров, убийц и подонков. По счастью, так совпало, что эти действия помогут твоему товарищу.

70
{"b":"103","o":1}